ЛитМир - Электронная Библиотека

— Эй! А приз есть?!

— Половина сбора — победителю! — ответил ей распорядитель. — Пока “бэха” — первая!

Он махнул рукой в сторону стартовой линии, невдалеке от которой поодаль стояла черная БМВ.

Очередь двигалась споро. По ледяному полю машины пробегали за минуту — круг. Морзик вышел, размялся, прошелся вдоль начала трассы, внимательно приглядываясь к технике вождения и припоминая, чему его учили на курсах оперативной подготовки по части управления автомобилем на скользкой дороге. Заметив, что Пушок наблюдает за ним с замиранием сердца, он для пущей важности нагнулся и пощупал рукой снег, потом взял горсть и поднес к губам.

— Ну как? — трепетно, с уважением спросила его Людочка. — Мы выиграем?

Азарт, присущий каждому спортсмену, проснулся в ней. У Морзика кровь тоже быстрее побежала в жилах. Он даже сделал несколько наклонов, приседаний и быстрых выпадов, будто разминался перед выходом на ринг. То громче, то глуше ревели моторы, кричали зрители. Пахло дымком недалекого костра, на котором предприимчивые торговцы жарили шашлыки из мяса неизвестного животного, условно обозначенного свиньей.

Вовка достал из бардачка лист бумаги и авторучку, протянул Людмилке.

— Там на старте висит схема трассы. Пойди и аккуратно срисуй ее. Только в точности выдержи все расстояния и повороты. Будешь у меня штурманом работать, предупреждать о виражах — где влево, где вправо...

— Здорово!

Пушок умчалась вприпрыжку. Вовка косился на белую “тойоту”, хозяин которой спокойно покуривал за рулем и, судя по всему, был в этом деле не новичок.

С каждым взмахом шашечного флажка они продвигались на один корпус к линии старта. Вот впереди осталась одна машина, а вот уже бешено завертелись колеса “тойоты”, отбрасывая рыхлый снег...

— Вовочка, давай, давай! Ну же, миленький! — ерзала на сиденье Пушок.

Черемисов удивленно покосился на нее. Стартер в зеленом жилете покрутил предупредительно флажком, поднял его и глянул на один из двух секундомеров. Щелкнул кнопкой, дал отмашку — и понеслось!..

Первые секунды Морзика болтало на трассе влево-вправо, но он справился, прибавил газку — и тут же перед его глазами неожиданно трасса ушла круто влево. Он тормознул, но поздно; его вынесло на снег, скорость упала.

— Читай трассу! — гневно закричал он на Людмилу. — Штурман хренов!

Она нервно разглаживала на коленях смятый листок, цеплялась рукой за край сиденья.

— Ничего не пойму!

— Кверху ногами держишь, дура!

Он наконец выбрался из заноса, выскочил на трассу и притопил, успев разогнаться до третьей скорости.

— Влево девяносто! — абсолютно грамотно и вовремя закричала Людмилка.

Еще не видя поворота, Морзик вывернул руль влево, тормознул и тотчас резко прибавил газу, едва только задок машины занесло вперед. Маневр оказался успешным: “Жигуль” “наружки” рванул точно по центру ледяной трассы и прошел вираж на высокой скорости.

— Молодцом!

— Вправо сто восемьдесят!

— Bay!..

“Жигуленок” разведки имел форсированный двигатель и турбонаддув, а также еще несколько примочек управских умельцев для увеличения скорости и приемистости машины, так что своей конструкцией приближался к маленькому внедорожнику. Управляемый опытным Морзиком, “Жигуль” шел круг за кругом без сбоев и уже почти нагнал “тойоту”, когда на седьмом круге Вовка неожиданно сбавил скорость.

— Ты что?! — возмутилась Пушок. — Давай, жми! Дави на газ!

— Тихо! — оборвал ее Морзик, аккуратно выводя машину за кривую поворота. — Мы же невидимки. Нам надо быть скромнее...

— Жаль...

Они без лишнего ажиотажа прошли остаток трассы. Трассер отмахнул последний круг. Белая “тойота” объекта завершила дистанцию и поползла в хвост очереди, по новой.

— Ну уж нет! — сказал Морзик, бросая быстрый взгляд в ее сторону. — Второй раз двести рублей я не отдам!

— Ой, смотри! — воскликнула Людмила. — Сникерс с Цацей!

— Где?!

На шоссе, у съезда к озеру, остановилась вторая машина разведки.

— Смена прибыла... — удовлетворенно констатировал Морзик. — Но что это они делают? Они что — обалдели?!

Вместо того чтобы выйти на связь, сменщики выскочили из машины и принялись призывно махать руками в сторону машины наряда Черемисова. Точнее, махал, нервно подпрыгивая, один Цаца, а толстый, обычно добродушный Сникерс стоял рядом темнее тучи, сунув руки в карманы, и вид имел совсем не безобидный.

Обогнув очередь с “тойотой” в хвосте, Морзик подкатил к шоссе и, дав газку, выскочил на твердое покрытие. Открыл дверцу и спросил:

— Видали, как мы гоняли?!

— Видали... — ответил Цаца сдавленным голосом. — Старого час назад убили. Из помпяры. Вместе с его боссом. Вот так...

III

Дональд заставил Ролика прийти пораньше, не копаться при сборах, и выехал в тот день за ворота базы самый первый. Пулей пролетев утренний город, удачно обогнув по Пискаревке затор на Тихорецком, он на Поэтическом бульваре подхватил Маринку и повез ее в институт. Девушка сидела рядом с Андреем на переднем сиденье, осматривалась, ничего не трогая руками. Восхищенный стажер молча затаился сзади.

— Как тут у тебя интересно... — сказала Маринка. — Как в машине “скорой помощи”.

— Да, у нас клево! — тотчас встрял Витек. — Это вот телевизор! Чтобы мы не скучали на дежурстве. Машина — наш второй дом!

— А холодильник есть? — улыбнулась девушка. Ролик не успел ответить, потому что Дональд погрозил ему кулаком. Стажер мигом вспомнил все угрозы в свой адрес и счел за благо заткнуться до поры.

Имея запас времени, Андрей провез девушку самыми красивыми местами города, которые петербуржцы обычно минуют, пользуясь подземкой. Подсвеченные красоты архитектуры сияли. Он вел машину осторожно, бережно, разгонялся медленно и тормозил плавно и все поглядывал, не ушиблась ли она, точно Маринка была стеклянная. Лехельт не слышал сентенций Дудрилина по поводу женского пола и был немало удивлен, когда Марина сказала, выходя из машины у дверей института:

— Ты хорошо водишь, только немного медленно. Но все равно — спасибо, что подвезли. Удачи вам сегодня! Поймать самого толстого шпиона!

И она поцеловала Лехельта в щеку.

— А меня! — тотчас ожил стажер.

— Перетопчешься! — ласково буркнул разведчик Дональд, провожая влюбленным взглядом стройную фигуру девушки. — Учи карту, спрашивать буду! Я не шучу!

Недовольный Ролик послушно зашуршал картой города. Клякса приказал им подтянуть оперативную подготовочку.

Вскоре они уже были в Лигово и в утренней промозглой кромешной питерской тьме заняли позицию неподалеку от подъезда объекта, указанного в наряде. Места были знакомы Дональду: неподалеку маячил огонек кафе, где ему так и не удалось подкрепиться... Андрюха перебросил стажеру пачку фотографий женщин.

— Изучай! Среди них одна — наш объект на сегодня. Узнаешь ее — выполнишь первое задание.

— Ты что! Их тут два десятка! Ну ты хоть намекни, которая...

— Тяжело в учении — легко в бою!

Стажера готовили на допуск к самостоятельной оперативной работе и зачислению в штат на должность разведчика. Неделей раньше, после проверки, успешно была допущена в штат и Людочка-Пушок.

Ролик стал раскладывать фотографии и забубнил:

— Блондинки налево, брюнетки направо... Так... Надо же, все хорошенькие... ой, нет, не все! Ну и рожа! Надеюсь, что это не она. Что мы тут имеем? Так-так-так... губы полные — губы нормальные — губы тонкие... нос прямой — нос с горбинкой — нос с седловинкой... брови высокие — брови средние — брови низкие... Андрюха, твоя девушка — красивее всех этих.

— Не подхалимничай! Учись!

— Вот, вот она! — закричал стажер, тыча пальцем в женщину, вышедшую из подъезда. — Я угадал? Нет? Ну, черт! Так нечестно! Они все в шапках и шубах — ни фига не видно, какие там брови! Ты хоть намекни, какая она? Красивая?

— Красивая...

Андрею вспомнилась притягательная магия лица незнакомки. Эта женщина была старше его лет на десять и привлекала совсем не так, как Маринка. Что-то бесовское и недоброе было в его влечении к ней. Какая-то фатальная неизбежность.

45
{"b":"6093","o":1}