ЛитМир - Электронная Библиотека

Вопрос о том, что делать дальше, если худшие подозрения подтвердятся, Рокотов оставил открытым.

Сначала требовалось установить сам факт присутствия специалистов и наличие контейнеров с заразой, а затем принимать решения по методике их нейтрализации. Все зависело от того, на каком этапе находится процесс испытаний, и от количества охраны. Обычно, дабы не привлекать излишнего внимания к проведению спецоперации, численный состав посвященных сводят к минимуму. Для испытания нового штамма вируса вполне достаточно трех-четырех биологов и десятка морских пехотинцев. А необходимое оборудование легко умещается в паре фургонов.

Доктор Будвиль распрямил спину и выбросил предметное стекло в пластиковый контейнер для мусора.

— Ничего.

— Вы на что-то надеялись? — поинтересовался Влад, нажимая на кнопку кофеварки.

— Последние два месяца я уже ни на что не надеюсь, — проворчал бельгиец. — Просто отбываю положенный срок. Иногда я даже сожалею, что Саддам ведет себя столь пассивно. Если бы он начал забрасывать через границу капсулы с какой-нибудь отравой, это было бы хоть каким-то развлечением.

— Да нет у него никакой отравы, — Рокотов потеребил кончик носа. — Международные инспекции проверили всю территорию Ирака вдоль и поперек. Если б было — нашли бы обязательно.

— Но химическое оружие Саддам все же производил.

— А кто его не производит? — вздохнул Владислав. — Мы же с вами понимаем, что некоторые боевые газы можно изготовить в школьной лаборатории или на собственной кухне. А компоненты купить в супермаркете… Мне кажется, подозрения в производстве опасных химии и биологии нужны для того, чтобы подольше не пускать Ирак на нефтяной рынок. Объективно это выгодно не нашим с вами странам и не США, а арабам, русским и латиноамериканцам. Меньше конкуренция, выше цены на биржах… Они ж только нефтяным экспортом и живут.

— А у нас кризис на кризисе, — согласился Франсуа.

— Именно, — Рокотов подставил кружку под сопло кофеварки. — Вам налить?

— Давайте, — Будвиль выключил лампу подсветки микроскопа и обошел лабораторный стол. — Что-то вы сегодня, Лео, какой-то сонный.

— Читал до трех ночи, — Влад передал бельгийцу чашку с дымящимся кофе. — Потом в Интернет залез, хотел проверить кое-какие факты из прочитанного.

— И как?

— С переменным успехом… Половину нашел, половину нет. Когда вернусь домой, предложу знакомым программистам написать новый вариант рубрификатора. А то вместо того, чтобы работать с нужной информацией, львиную долю времени тратишь на бессмысленное хождение по сопутствующим сайтам.

— Я с Интернетом так и не научился работать, — признался Будвиль. — И вообще, с компьютерами у меня отношения не складываются.

— Бывает, — кивнул Рокотов.

Полог входа в палатку лаборатории откинулся, и внутрь заглянул Симон Летанкур.

— Всем доброе утро. Профессора не видели?

— Он на складе, — Влад размешал сахар в кружке и усмехнулся. — Варанчика ловит…

Полуметровый варан, повадившийся по ночам грызть мешки с продуктами, был сущим наказанием.

Ящерица оказалась чрезвычайно хитроумной, проникала на склад каждый раз новым путем, успешно обходя все ловушки, и не притрагивалась к специально разложенной для нее усыпляющей приманке. Один раз обнаглевшая рептилия забралась в палатку к Доменике Отис и свистнула у итальянки сумочку с документами.

Зачем варану потребовались итальянский паспорт и водительские права, не понял никто.

Весельчак Будвиль даже предположил, что ящер, измученный вялотекущей войной в районе границы с Ираком, решил эмигрировать в Европу. Только через три дня, когда сумочка была-таки обнаружена в полукилометре от лагеря, вскрылась причина необычного поступка варана. Оказалось, что Доменика держала вместе с документами пакетик с леденцами, на которые и польстилось животное.

— Ага, — Летанкур окинул взглядом лабораторию. — А вы уже закончили?

— Почти, — Будвиль сделал большой глоток. — Вам нужно поработать?

— Часа два. Сейчас переговорю с профессором и вернусь.

— Заходите, — Рокотов покачался на стуле. — Всегда рады. Поможем, чем сможем…

* * *

Сорок третий Президент Соединенных Штатов Америки Джордж Ф. Буш ослабил ремень на брюках, ставших немного тесными после сытного обеда с министром торговли Аргентины, на котором тот пытался объяснить сотрапезнику необходимость увеличения кредитования Южной Америки в целом и своей страны в частности, откинулся на спинку кожаного дивана и полуприкрыл глаза.

Советник Президента по вопросам национальной безопасности мисс Кондолиза Си Раисе зашуршала страничками аналитической справки, подготовленной в АНБ[18] специально для ее разговора с Бушем и содержащей в себе материалы по высокопоставленным персоналиям российского руководства. После встречи с главой бывшей «империи зла» гарант американской конституции приказал перепроверить имевшиеся в распоряжении Администрации сведения о темных делишках членов русского кабинета министров и положить себе на стол полный отчет, построенный не на догадках и предположениях, а только на задокументированных фактах.

Двухчасовой разговор с отставным полковником КГБ оставил не очень приятный осадок.

Собеседник здорово отличался и от угодливого Президента СССР, сдававшего все позиции супердержавы еще до того, как об этом просили его западные «друзья», и от неповоротливого полупьяного мужика, возглавлявшего Россию почти девять лет и пославшего свою страну в нокдаун.

Нынешний на словах выступал за либерально-демократические ценности, не пытался договориться о списании многомиллиардных долгов, доставшихся ему в наследство от вороватых предшественников, с пониманием отнесся к желанию Америки построить национальную систему противоракетной обороны, обещал в скором времени решить проблему с экспортом сталепроката и не чинить препятствий нью-йоркским и бостонским бизнесменам, буде тем придет в голову инвестировать немного денег в разваливающуюся русскую экономику. Даже дал слово лично контролировать защиту инвестиций, размер которых превысит сто миллионов долларов.

Все это было приятно, но недостаточно для того, чтобы назвать первую встречу президентов двух крупнейших ядерных держав полностью успешной.

Джорджу Бушу не удалось получить никакого ответа на свои вопросы о снижении таможенных пошлин для американских товаров и о сотрудничестве в области самолетостроения. Глава России изящно ушел от прямых ответов и перевел разговор на события в Македонии, выразив крайнюю озабоченность активизацией албанских боевиков. Американский Президент тоже был недоволен подрывом престижа НАТО на Балканах и проглотил наживку. О нерешенных вопросах он вспомнил слишком поздно, когда беседа подошла к концу. По всему выходило, что бывший русский разведчик обвел Буша вокруг пальца.

Оставалось надеяться на иные рычаги воздействия. Прежде всего — на шантаж погрязших в коррупции членов кабинета министров и сотрудников кремлевской администрации, многие из которых сохранили свои посты еще со времен «царя Бориса». Иногда проще надавить на чиновников среднего звена и приказать им саботировать распоряжения главы государства, чем вести многоходовые переговоры с Первым Лицом.

По отношению к России такая тактика себя обычно оправдывала. Это понимали и в прежней администрации, и в свеженазначенной. Сменились лишь некоторые приоритеты.

Но в общем и целом политика, касающаяся взаимоотношений с Москвой, оставалась неизменной — ослабевшую Россию следовало методично опускать до уровня среднестатистической африканской страны. В идеале — расколоть на несколько независимых государств, которые в дальнейшем должны были бы превратиться в сырьевые придатки стран «золотого миллиарда»: и в могильник для опасных отходов химического и ядерного производств. При этом население России необходимо было сократить втрое, оставив копаться на общемировой помойке не более сорока миллионов непредсказуемых азиатов. Сорок миллионов были тем пределом, за которым следовали полная деградация русского народа и невозможность восстановления генетического потенциала в той мере, которая была бы необходима для возрождения нации.

вернуться

18

Агентство национальной безопасности.

6
{"b":"6094","o":1}