ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моя гениальная подруга
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Каждому своё 2
Агент «Никто»
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Создавая бестселлер. Шаг за шагом к захватывающему сюжету, сильной сцене и цельной композиции
Личные границы. Как их устанавливать и отстаивать
Курортный обман. Рай и гад

На выполнение всех вышеперечисленных условий западные апологеты теории «золотого миллиарда» отводили тридцать лет. С 1995 по 2025.

— Давайте, — Президент США поощряющее кивнул.

— Не могу сказать, что данные меня порадовали, — осторожно предупредила мисс Раисе. — Во многом те отчеты, которые мы с вами обсуждали в январе, отражали не реальную, а предполагаемую ситуацию. Желаемое выдавалось за действительное… Уровень внешней коррумпированности русских оказался значительно ниже расчетного.

Джордж Буш нахмурился.

— Однако уровень внутренней коррумпированности, — продолжила советник по национальной безопасности, — превзошел самые смелые ожидания…

Лицо гаранта американской конституции разгладилось.

— Но не стоит слишком сильно обольщаться, — Кондолиза Си Раисе повертела в тонких пальцах дешевую шариковую ручку «Bic». — Связи внутри русского кабинета министров так запутаны, что мы должны действовать крайне осторожно, потому что в противном случае рискуем нанести удар по своим.

— У нас есть хотя бы несколько надежных контактов? — Президент США не любил долгих преамбул и слишком сложных комбинаций.

— Только два. Один из вице-премьеров и один из первых заместителей министра обороны. Остальные под вопросом. Несмотря на имеющиеся доказательства их участия в сомнительных сделках, они могут не согласиться на наш контроль. И придание документов гласности не обязательно повлечет за собой их отставки. Об уголовном преследовании я и не говорю. Мы уже пытались свалить Председателя русского госбанка, вбросив компромат, но реакции не последовало. Их президент этого словно не заметил.

— Нам нужен наглядный пример, чтобы остальные были посговорчивее, — рассудил Буш.

— Не поможет, — мисс Раисе занималась Россией два десятка лет и на собственном примере знала, что дикие азиаты способны на самые не адекватные поступки.

В самом начале перестройки, когда только наиболее продвинутые американские политтехнологи были уверены в начавшемся распаде СССР, работавшая в Москве чернокожая аспирантка Кондолиза была выдворена на родину по подозрению в приверженности к «розовой любви». Не помогли ни угрозы Госдепартамента, ни ассиметричный ответ в виде объявления персонами «нон грата» семи советских дипломатов, ни обращения к тогдашнему Председателю Верховного Совета, ни ссылки на свободу сексуальной ориентации. Русские отчего-то уперлись и вышибли мисс Раисе из страны, наплевав на ухудшение собственного имиджа на международной арене. Причины этих непонятных действий так и остались покрыты мраком. Сколько раз в дальнейшем Кондолиза пыталась узнать правду, столько раз ей отказывали, ссылаясь на какие-то странные засекреченные документы.

И самым обидным для помощника Президента США по вопросам национальной безопасности было то, что выслали ее по высосанным из пальца, а отнюдь не по реальным основаниям. Однополой любовью она, конечно, баловалась, но происходило это исключительно в Штатах и в Англии. В Москве мисс Раисе ничего подобного себе не позволяла. Претензии советских властей имели только два логичных объяснения: либо депортация готовилась «абы как» и сотрудники КГБ не утруждали себя поисками более-менее правдоподобного повода, либо за Кондолизой следили еще со студенческой скамьи и точно знали ее склонность к забавам с девочками.

— А что поможет? — спросил Джордж Буш.

— Увеличение финансирования совместных программ, — ответ мисс Раисе был готов заранее. — Русские не смогут удержаться от того, что бы не начать подворовывать. Свежайший пример: происходящее с немецкими деньгами, направленными через фонд мадам Стульчак… я вам рассказывала о ней, это вдова бывшего мэра Санкт-Петербурга… на выплату компенсаций бывшим заключенным концлагерей. Первый транш в восемьдесят миллионов дойчмарок испарился бесследно, из поступившей месяц назад суммы мадам Стульчак уже растратила половину… Русских требуется хорошо прикормить, тогда они будут готовы на всё.

— Какое необходимо финансирование?

— До полумиллиарда, — советник по национальной безопасности выложила перед Президентом компьютерную распечатку. — Обоснование готово.

Джордж Буш с неприязнью посмотрел на россыпь цифр. Экономические выкладки он всегда недолюбливал. Ведением его финансовой отчетности занимались несколько лучших далласских адвокатов, так что Бушу оставалось только высказывать стратегические пожелания и не ввязываться в слишком рискованные коммерческие проекты. Что-что, а нюх на выгодные сделки у бывшего губернатора Техаса был.

— Отзыв министерства финансов имеется?

— Я должна была сначала принципиально согласовать этот вопрос с вами.

— Получите у них заключение, и мы вернемся к этому вопросу. В принципе я не возражаю. Но разработчики программы должны будут четко указать сроки достижения планируемого результата.

— С этим нет проблем, — ответила помощник Президента, зная, что аналитический отдел ЦРУ уже дал положительное заключение по представленной Президенту бумаге.

— Какие именно программы вы намерены оживить?

— Сотрудничество в области атомной энергетики и природоохрану. Оба направления дают широчайшие возможности списания денег. Русский парламент будет драться с их правительством за возможность контроля над расходами. Ситуация с рынком переработки отработанного ядерного топлива это показала. Русские оказались настолько глупы, что взялись за переработку, исходя из тысячи долларов за килограмм.

— И что? — не понял Буш.

— Средняя себестоимость хранения и переработки килограмма ОЯТ, без получения даже одного процента прибыли, — полторы тысячи долларов, — терпеливо объяснила мисс Раисе. — В Европе, например, дешевле двух тысяч двухсот вы отработанное топливо не пристроите.

— Интересно… Я этого не знал.

— Русский президент — тоже, — Кондолиза позволила себе улыбнуться. — Госдепартамент готовил эту операцию больше трех лет.

— Осложнений не предвидится?

— Закон уже принят. Их конгрессмены проголосовали так, как и было задумано… В течение ближайших двух лет мы проведем предоплату за переработку и отрежем русским все пути отступления.

— Каков размер предоплаты?

— Четыре миллиарда. Из них половину украдут в министерстве атомной энергии, оставшиеся деньги разойдутся между губернаторами, на чьих территориях находятся могильники. Русские уже подготовили почву к растаскиванию денег… Их «Минатом» составил великолепную смету расходов. По ней стоимость реконструкции хранилищ занижена в сто раз, а цена обработки зараженных участков территории завышена на порядок. Львиная доля денег уйдет в коммерческие структуры при атомных институтах, — мисс Раисе всегда досконально изучала тот вопрос, по которому ей предстояло докладывать Президенту. — Благодаря бывшему министру по атомной энергии и нашему другу мистеру Адамчуку, схема отлажена до мелочей.

— Мистер Адамчук уже подал заявление на получение гражданства?

— Вопрос рассматривается иммиграционной службой. Думаю, препон ставить не будут. У мистера Адамчука во Флориде недвижимость и солидная сумма на счету.

— Проконтролируйте положительное решение вопроса. Русские чиновники приносят немало пользы. Надо, чтобы они были уверены в нашем расположении к ним. Как, к примеру, генерал Калужский. Его помощь в деле разоблачения «кротов» дорого стоит.

Кондолиза Раисе согласно закивала.

Генерал-эмигрант действительно, оказал своей новой родине огромную услугу, согласившись открыто выступить на судебном процессе «Народ против Джорджа фон Трофимова» и подтвердить работу отставного полковника американской разведки на русских. Калужский был хитер, выдавал известную ему информацию небольшими порциями, и только после того, как окончательно уверился в лояльности американского правительства, стал более откровенен.

Благодаря экс-генералу КГБ федеральные спецслужбы США сумели арестовать семерых высокопоставленных офицеров, многие годы передававших секретную информацию сначала СССР, а потом России. Двоих не удалось взять живыми, но уже и пятеро обвиненных судом шпионов считались огромным успехом.

7
{"b":"6094","o":1}