ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Наши судьбы сплелись
Она ему не пара
Вдохновляющее исцеление разума
Эрхегорд. Старая дорога
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Треть жизни мы спим
Всё сама
Рой
После
A
A

– Кого, Василий Акакиевич? – Секретарь отступила к двери.

– Кто у нас продажами занимается! Ну?!

– Шарикова?

– Да, да! Его! Пусть он лейтенанту расскажет, что и почем!

– А адрес? – Мартышкин быстро допил «кофе» и незаметно рыгнул.

– Я вам дам, – пообещала секретарь.

– Всё, идите оба, – Трубецкой схватился за голову, – мне работать надо.

– Я еще здесь покручусь, порасспрашиваю людей?.. – Мартышкин в полуутвердительной форме попросил разрешения у владельца фирмы на проведение оперативного мероприятия, называемого: «Опрос свидетелей и потенциальных преступников».

– Крутитесь, – кивнул Василий Акакиевич.

Дежурный охранник, закрыв за милиционером дверь, вернулся на место, со скучающим видом вытащил из тумбочки заветный журнал в яркой обложке и с очень откровенным содержанием.

Несколько минут внимательно его изучал, затем пришел в легкое возбуждение и быстро, по-мужски, овладел собой…

Глава 4

РАШЕН-ЯРД

Ларин задумчиво посмотрел на расплывшуюся от неожиданного комплимента физиономию товарища и поспешил заверить, что полностью согласен с гениальными выводами английского коллеги.

Польщенный Холмс, наконец, вернулся к главной теме разговора:

– Я постараюсь помочь найти этого Мориарти, – подтвердил свои добрые намерения великий сыщик, – тем более что этот господин и мне попортил немало крови. Но, джентльмены, вынужден сообщить пренеприятнейшее известие: я тоже хочу кушать. Если же я буду заниматься только поисками вашего злодея, то, кроме неприятностей, ничего больше не заработаю.

Оперативники грустно потупились. Заметив это, Холмс хитро улыбнулся:

– Но не печальтесь, господа. Думаю, у вас не все потеряно. Мне кажется, что вы некоторым образом понимаете в сыске и потому можете облегчить мне расследование некоторых текущих дел… Нет-нет, конечно, я сам бы сделал это гораздо лучше и быстрее, но ведь я должен буду заниматься другим делом! Поэтому предлагаю сотрудничество: вы освобождаете мое время, помогая раскрывать преступления, а я ищу вашего Мориарти. А заодно даю уроки дедукции, причем абсолютно бесплатно. По рукам?

Друзьям ничего не оставалось, как согласиться на столь великодушное предложение.

Довольный заключенной сделкой, Холмс мельком взглянул на дремавшего за столом Уотсона, затем принялся перерывать комод и платяной шкаф. На недоуменный вопрос о причине поисков великий сыщик ответил, что собирается переодеть своих коллег в более подобающую и неприметную одежду.

– Я примерно одного роста и телосложения с вами, Энди, а мистеру Дюку вполне должен подойти костюм из гардероба Уотсона, – рассуждал сыщик. – Если мы не обнаружим ничего подходящего в вещах доктора, то придется, пока он не проспался, снять сюртук прямо, с него.

Но раздевать спящего не пришлось: Холмсу удалось подобрать всю необходимую одежду в шкафу. Через некоторое время Андрея и Анатолия уже нельзя было отличить от настоящих англичан второй половины девятнадцатого века.

– Холмс, а может, нас не стоит брать с собой? – со слабой надеждой поинтересовался Ларин. – Ведь вы сами говорили, что у меня – акцент, а Дукалис вообще понимает через слово.

– Пустяки, – отмахнулся Холмс, – в Лондоне все говорят с акцентом. Понаехала всякая деревня – шотландцы, ирландцы, уэльсцы, индусы…

– Лимита то есть, по-вашему? – уточнил Ларин.

– При чем тут «ограниченный»[32]? Едут без всяких запретов. Вырастут, работать не хотят и – в столицу. Боже, что скоро с английским языком будет? То букву «г» как русские рычат, то «h» на немецкий манер г`ыкают…

«Это по-нашему, по-киевски», – хотел было заметить Ларин, но промолчал.

– А что касается мистера Дюка, то пусть все думают, что он – Уотсон, все равно у них физиономии похожи. Доктор, как известно, долгое время провел в Афганистане. Вот, скажем, там акцент и приобрел. Ну, в конце концов, на контузию спишем…

– Это как, «на контузию»? – заинтересовался Дукалис. – Не надо меня…

– Тихо, Толя, это понарошку, – перебил друга Ларин. – Я тебе потом все точно переведу…

Ситуацию спас раздавшийся в прихожей звонок, вскоре после которого на лестнице зашаркали шаги миссис Хадсон.

– Господин Холмс, вам письмо. И почему корреспонденцию все время таскают какие-то оборванцы?..

– Не волнуйтесь, дорогая миссис Хадсон, они же все равно не переступают порог дома, – миролюбиво заметил сыщик, разрывая конверт. – Ага, наконец-то! Вот для нас и первое дело. Надо думать, что скоро будет и кэб…

Действительно, вскоре под окнами зацокали копыта.

Миссис Хадсон проворно спустилась вниз.

– Ну вот, можно сразу и приступать, – обрадовался Холмс, – транспорт подан. Нужно поехать разобраться с одним весьма запутанным случаем. Мой знакомый инспектор Лейстрейд из Скотленд-Ярда еще вчера утром просил помочь.

Дукалис, выглянув в окно, увидел остановившийся внизу черный кэб и рядом с ним нетерпеливо прохаживающегося полисмена.

– Мистер Холмс, к вам пришли, – раздался из прихожей голосок миссис Хадсон.

– Да-да, мы уже спускаемся!..

Холмс вкратце рассказал друзьям суть дела. Оказывается, у одной весьма влиятельной персоны неожиданно пропала любимая собачка. Персона, имя которой сыщик не счел нужным называть, считает, что бедное животное похищено, дабы расстроенный владелец, занятый поисками, не смог участвовать в переговорах между английской короной и одной из европейских стран, отношения с которой были очень напряженными. Злодей, укравший собачку, рассчитал точно: ее хозяин будет безутешно рыдать, вместо того чтобы решать государственные вопросы.

– Следует найти хотя бы труп этой животины, – объяснил Холмс. – Когда ее судьба будет известна, наш клиент, хоть и будет скорбеть, но вернется к работе. Вы понимаете, господа, что открыто вмешиваться в дипломатические дела полиция не может. Единственное, на что они способны, – оказать помощь с транспортом. Ну, если, конечно, мне удастся найти какие-либо останки, тогда – другое дело. Да и то пресса все потом переврет, напишет что-нибудь вроде: «Половина тела собаки съедена дипломатом», – а в следующем номере все опровергнет: «Половина тела собаки не съедена дипломатом» – или, хуже того: «Половина тела не собаки съедена»… В общем, никакой огласки. А сейчас мы отправимся к вероятному похитителю собачки. Он – завсегдатай некоего «Клуба поэтов»…

– Неужели во всем Лондоне не найти подходящего экземпляра мини колд дог[33]? – удивился Ларин.

- Нет, такого дога не найти днем с огнем. Порода больно редкая: Russian Yard[34].

- Хорошо, тогда внедрили бы туда «барабана»… – Андрей спохватился и заменил непонятный для англичанина термин на более привычный: – Я говорю – агента. Глядишь, он чем-нибудь и помог бы…

– Как вы думаете, кто самый лучший в мире резидент? Холмс. – Сыщик самодовольно улыбнулся. – У меня в клубе давно сидит свой человек. Кстати, записка пришла именно от него. Вот, взгляните.

Оперативники с удивлением вчитались в странного содержания строки:

«Give me your hand: Have you to say?..
Few words, but, to effect, more than all yet:
That when we have found the king, –
in which your pain That way,
I`ll this, – he that first
lights on him Holla the other».

[«Вот моя рука: вам нечего больше добавить?..

Немного, но о самом главном:

Когда найдем мы короля

(вы в эту сторону идите, я – в другую),

то кто первым встретит,

Пусть сразу сообщит другому»

(Шекспир, «Король Лир», акт 3, сцена I) ]

вернуться

32

Игра слов: limited (англ.) – ограниченный.

вернуться

33

Вероятно: маленькой холодной собаки (с англ., мент.).

вернуться

34

Не будучи большим специалистом в английских наименованиях пород собак, автор приблизительно перевел бы Рашен-Ярд, как «русская дворняга», исходя из того, что «Yard» (англ, ) все-таки – двор.

13
{"b":"6095","o":1}