ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Правильно, – подхватил Максвелл, – давайте, разойдемся по-хорошему.

А Джеймс миролюбиво добавил:

– Слушай, брат, давай-ка лучше стакан налью. Качественное виски. I give you a tooth[40]!

Но оперативник не спешил с ответом: пока хозяева «Клуба поэтов» занимались писаниной под надзором Ларина, полицейские и Дукалис живо прошлись по дому, осмотрели дворовые постройки… Теперь Андрей и Холмс ждали результата.

Вошедший в комнату Дукалис поманил Ларина к себе. Оказалось, что поиски были тщетными: ничего предосудительного обнаружить не удалось.

– Ну что, вляпались? Придется извиняться перед этими? – Анатолий кивнул в сторону «поэтов». – Или, может, стоит растащить их по разным комнатам, чтобы переговорить с человеком Холмса?

– Извиняться не придется, – ответил Ларин, – повод для задержания есть, и повод серьезный. А говорить с агентом сейчас нет никакой нужды.

– Вы что, Энди, решили отказаться от участия в раскрытии этого дела? – то ли в растерянности, то ли испуганно спросил великий сыщик. – Что же мне теперь делать?

– От работы мы никогда не отказывались, а вам, думаю, следует перечитать Эдгара По… Давайте-ка, отойдем чуть подальше, и я все объясню. – Ларин, взяв великого сыщика под локоть, потянул его в сторону от стола, за которым сидели «поэты». – Посмотрите внимательно, Холмс, на плоды творчества этих господ. Ваш человек догадался дать нужную информацию, используя акростих. Вот, произведение Николсона. По первым буквам строк складывается вполне конкретный текст: «ТРУП В ПОДВАЛЕ». Вы поняли?..

– О-о! – обрадовался Холмс. – Считайте, что первый экзамен вы сдали успешно. Я, конечно, сразу же обратил внимание на стихотворение Николсона. Литература, вообще, – мой конек. Просто мне захотелось проверить вашу наблюдательность.

Ларин, естественно, сделал вид, что полностью поверил словам великого сыщика, а Дукалис даже подхалимски несколько раз хлопнул в ладоши.

В результате непродолжительных поисков в подвале действительно были обнаружены останки несчастной собаки. Сэр Максвелл зарыдал и, вымаливая снисхождение, заявил, что хочет сделать добровольное признание.

– Это все сэр Джеймс, – размазывая по толстым щекам слезы, причитал Максвелл. – Он заставил меня! Я не хотел никого убивать. А он… он постоянно торгует на Блошином рынке собачьим мясом, выдавая его за зайчатину!

– Молчите, сэр позорный! – возмущенно вскричал Джеймс. – А кто, спрашивается, склонял меня к этому аморальному поступку, не вы ли?..

Довольные полицейские, не слушая препирательств сэров, живо повязали всех троих и быстренько уехали, прихватив с собой из подвала в качестве вещественных доказательств два свиных окорока и несколько бутылок виски.

– Блошиный рынок! – вдруг осенило Дукалиса. – Джеймс торговал именно там. Но ведь это – территория «девонширских». Правильно, Шерлок?

– Да-а, вы абсолютно правы, – задумчиво протянул великий сыщик. – Чтобы сделать рагу из зайца, нужно иметь как минимум кошку…

Глава 5

ЛУЧШЕ ПОДЛО, ЧЕМ НИКОГДА

К моменту возвращения сыщиков доктор Уотсон успел не только проснуться, но и допить остатки виски, неосмотрительно забытые Холмсом на столе в гостиной. Поэтому, вместо того чтобы разработать хоть какой-нибудь план будущего визита на Блошиный рынок, друзьям пришлось выслушивать истории похождений великого сыщика в изложении его летописца. И если Дукалис, понимавший по-английски с пятого на десятое, мог позволить себе дремать, делая вид, что внимательно слушает, то Андрею приходилось отбывать наказание.

– …Покойник, – читал автор свои мемуары, – был молодым мужчиной высокого роста и огромной физической силы. Но, когда мы прибыли, труп уже уполз с места происшествия… Выяснилось, что с ранних лет он ступил на воровскую тропу… Затем убитый занимался сбором милостыни и избежал заслуженного наказания, поскольку был признан сумасшедшим. Впоследствии его признали психически здоровым… Тогда он открыл фирму «Вдохновение», занимавшуюся осеменением крупного рогатого скота… Труп был единственным взрослым среди сорока учеников находящегося поблизости колледжа… По подозрению в убийстве полиция задержала троих учащихся, среди которых были три девушки и двое молодых людей… Мистер Холмс заподозрил, что имело место непреднамеренное убийство с особой жестокостью… И правда, как выяснилось позднее, по замыслу преступников умереть несчастный должен был смертью, по возможности, естественной, например от удушья…

Андрею эти перлы напоминали творчество некоторых «криминальных» журналистов, обожающих вставлять в свои репортажи жуткие словечки и обороты, должные вызывать у читателя шок.

– Послушайте, Шерлок, – осторожно, чтобы не мешать чтению мемуаров, обратился Ларин к великому сыщику. – А когда же мы отправимся на Блошиный рынок? Думаю, тамошние торговцы помогут нам найти Мориарти.

– Боюсь, они, скорее, помогут этому негодяю расправиться с нами, – ответил Холмс. – Впрочем, есть у меня в тех краях одна знакомая леди.

– Кокаином там приторговывает, – вставил доктор, добавив: – Если в стенке видишь люк, значит виделся с мисс Глюк… Девушка со стажем, прямые поставки из Колумбии.

– Вы ошибаетесь, сэр Уотсон, она работает в бифштексной, – возразил Шерлок. – Дайте-ка, я напишу ей записку. Закажем столик, а ближе к ночи заглянем на огонек.

Вскоре нужное письмо было составлено. Холмс свистнул, высунувшись в окно, и тут же к дому подбежал какой-то малолетний оборванец:

– Почтальон ждет ваших указаний, сэр.

Велев беспризорнику непременно дождаться ответа, великий сыщик вернулся к гостям.

Ужин, поданный милейшей миссис Хадсон, позволил скоротать время до возвращения почтальона. Ларин с Дукалисом по причине присущего им природного такта не стали интересоваться, зачем следует идти в бифштексную на сытый желудок, рассудив, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят, а кроме того, наличие пищи лучше, нежели ее отсутствие. Наконец, затренькал долгожданный звонок. Это вернулся маленький письмоносец.

– Ничего не понимаю! – удивленно глядя на записку, воскликнул великий сыщик. – Что за абракадабра? Эй, где мальчишка?..

Холмс высунулся в окно и свистом попытался вновь позвать почтальона, но безуспешно. Единственным результатом был показавшийся на улице шлем полицейского. Сыщик оставил безуспешные попытки и тяжело опустился в кресло.

Записка гласила:

«МОХ ВРОС В ЛЕД МИСС, САВАНЫ – ЖДИТЕ ДНЯ И КРОВЬ ТАМ! МУЖ»[41].

- Ох уж эти женщины! Вечно они все напутают. Посмотрите-ка, что нам передали вместо любезного согласия накормить бифштексами. Вот, держите. – Холмс протянул Ларину письмо. – Боюсь, мою знакомую ожидают неприятности. А я и не знал, что у нее есть муж. Был, правда, бой-фрэнд…

Андрей взял протянутый ему листок бумаги, внимательно прочитал его, потом о чем-то пошептался с Дукалисом.

– Точно, спалили явку, – подтвердил Толян. – А ты уверен, что перевел правильно?

– Вроде правильно, – отозвался Ларин. – Послушайте, Шерлок, а с чего вы взяли, что это письмо от сожителя вашей знакомой?

– Вы что, по-английски читать не умеете? Стоит же подпись: «Муж».

– Послушай, Андрей, – засомневался Дукалис, – ты что, круче лондонцев в их языке разбираешься? Я и то знаю, что муж – это хазбенд, а мэн – просто мужчина. Не спорь, лучше пойдем на этот чертов рынок.

– Да как ни переводи, а соваться к этой телке нельзя, – возразил Ларин. – Дорогой Холмс, поверьте, я тоже крайне возмущен этим посланием.

На вопрос сыщика, что же так возмутило его гостя, Андрей вытащил из кармана шариковую ручку, молча подчеркнул каждую третью букву и знаки препинания и протянул записку адресату:

– Боюсь, что ваша М. не желает с вами сотрудничать.

Холмс некоторое время безумными глазами вчитывался в текст:

«МОХ BPОC В ЛЕД МИСС, САВАНЫ – ЖДИТЕ ДНЯ И KPОBЬ TAM! МУЖ.»

вернуться

40

Зуб даю! (англ.).

вернуться

41

Адаптированный перевод с англ. автора.

15
{"b":"6095","o":1}