ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Боюсь вас разочаровать, Шерлок, – осторожно заметил Андрей, – но я бы на вашем месте внимательно изучил меню: цена рома в два раза меньше, чем у предпочитаемого вами «Джонни Уокера». Про бренди я даже не говорю. А посетители этой забегаловки, судя по ее интерьеру и по заплатам на их коленях, не так уж богаты. Значит…

– Значит, мистер Энди, вы правильно оценили мой метод: эти господа еще не стали настоящими морскими волками, а пока только ходят в юнгах, – закончил мысль великий сыщик.

Андрей с сомнением посмотрел на двух бородатых сорокалетних дядек, но благоразумно не стал спорить с Холмсом, тем более что к столику вернулся хозяин с пивом.

Великий сыщик опять толкнул Ларина: мол, пора. Андрей немедля отреагировал:

– Эй, мужик, а скажи-ка, какого черта ты уволил мою подружку? Она что, прогуливала?

– Нет-нет, любезный господин, – запротестовал хозяин, – она была очень хорошей девушкой…

– А почему «была»? – поинтересовался Ларин. – Она что, уже не девушка?

– Нет-нет, мой добрый господин, она самая настоящая девушка…

– А откуда ты знаешь, что она – девушка? – грозно приподнялся из-за стола Андрей.

– О, простите, сударь, вы меня не так поняли… Энн Глюк уволилась по собственному желанию час назад. Я, правда, не хотел вас обидеть…

В этот момент входная дверь с грохотом отворилась, и в помещение ввалились шестеро молодчиков, двоих из которых друзья уже видели в толпе возле девушки-лохотронщицы.

Настроение у хозяина заведения чудесным образом переменилось: чуть ли не с распростертыми объятиями бросился он к вошедшим и старательно принялся что-то им объяснять, то и дело показывая пальцем в сторону наших друзей.

– Ну, что, придурки, довыёживались? – Главный из громил, демонстративно вытащив из кармана кастет, шагнул к столику, за которым сидели оперативники и великий сыщик.

Примеру главаря последовали и остальные.

– Да вы чего, ребята? – Дукалис захлопал глазами и улыбнулся неосмотрительно приблизившемуся к нему бандиту. – Мы тут пивком балуемся…

Громила собрался съездить Толяну кастетом по голове и уже начал было замахиваться, но, видимо, слишком медленно, потому что в следующий момент дно большой деревянной кружки с полутора пинтами пива угодило нападавшему в лоб. Бандит лишь охнул, когда его физиономия скрылась под пивной пеной вперемешку со щепками и кусками дерева от расколовшейся от удара кружки, но устоял на ногах.

– Ух ты! – удивился Дукалис. – Были б мозги – точно бы получил сотрясение. Но должно же быть у этого бычары хоть что-то святое… – И он саданул громиле ногой в пах.

Эксперимент прошел успешно.

Бандюган заголосил дискантом и, приняв позу эмбриона, рухнул на грязный пол. Поэтому он не увидел, как умудренный боксерским опытом Шерлок Холмс ловким ударом нокаутировал второго из злоумышленников и начал пританцовывать возле третьего. Андрею пришлось хуже. На него набросились сразу двое, и он чуть было не пропустил удар в голову, но рука противника на миг замерла в воздухе, а потом резко упала вниз.

Все это сопровождалось отчаянным воплем нападающего, заглушившим деловитое урчание сэра Лерсона.

На бульдога, до того мирно лежавшего под столом и слюнявившего у Дукалиса брюки, злодеи обратили внимание только тогда, когда страшная пасть собаки вцепилась в толстый живот противника Ларина. Бандит нещадно орал, пытаясь оторвать от себя бульдога, но каждая попытка лишь прибавляла боли.

Появление сэра Лерсона ввело в замешательство второго из противников Андрея, чем Ларин не преминул воспользоваться, пару раз вмазав громиле по физиономии, а затем отступив на более безопасное расстояние.

Тут к обороняющимся подоспела помощь: любители рома ринулись к месту драки и довольно успешно схватились с двумя оставшимися злоумышленниками. В этот момент Холмсу удалось нокаутировать очередного бандита, и сыщик бросился на помощь Андрею.

Дукалис заметил, что подлый хозяин, видя, что бандиты терпят поражение, скрылся в подсобном помещении, и побежал следом за ним.

Тем временем сэру Лерсону наскучило висеть, вцепившись зубами в живот злодея и получая незаслуженные тумаки.

Он решил переменить место и на миг разжал челюсти, чтобы тут же вцепиться в более аппетитную часть тела обезумевшего от крика громилы. Догадайся трехсотфунтовый бедолага сесть на сэра Лерсона сверху, бульдогу, пожалуй, пришлось бы несладко. Но мыслить рационально бандит был уже не в силах, а потому, плюхнувшись на четвереньки, попытался выползти из бифштексной, увозя на пятой точке плотоядного пассажира.

Из подсобного помещения, где скрылся Дукалис, доносились истошные вопли:

– I not a student… No!..[47]

* * *

Однажды майор Соловец был в командировке в братской Беларуси, там слегка перебрал на банкете по случаю успешного завершения совместной операции минской и питерской милиции и пришел в себя на скамейке в каком-то парке.

Свежий ночной воздух оказал на майора вполне благостное действие и, очнувшись, он почувствовал себя более-менее нормально. Но при этом он совершенно не представлял, куда его занесло. Тогда Соловец медленно потопал по еле различимой в густом тумане тропинке, которая, если исходить из логики, рано или поздно должна была вывести его на центральную аллею или к воротам парка.

Внезапно позади майора послышались шаги, и в клочьях тумана он увидел голову белой лошади, меланхолично взирающей на сильно помятого питерского мента.

– Здравствуйте, – мужским голосом сказала белая лошадь.

– Э-э-э, здравствуйте, – ответил Соловец, лихорадочно припоминая свой личный опыт прихода белой горячки и наиболее частые преследующие людей в погонах галлюцинации, список которых был им выписан из методического пособия для врачей «скорой помощи».

– Вы откуда будете? – вежливо поинтересовалась белая лошадь.

– И-и-з П-питера, – задрожал майор, нащупывая в кармане сигареты, зажигалку и все остальные предметы, обычно просимые по ночам в безлюдных местах и служащие прелюдией к основной части действа, когда жертву весело пинают ногами.

– А вы, случайно, не пьяный? – усомнилась лошадь и фыркнула.

– Да ни в одном глазу! – храбро соврал Соловец и яростно поморгал, надеясь, что животное исчезнет.

– Тогда извините, – как ни в чем не бывало заявила никуда не пропавшая лошадь. – А вы знаете, куда идти?

– Конечно, знаю, – обреченно сказал майор.

– Я могу вас подвезти, – предложила лошадь.

– Нет, не надо, – с достоинством ответил Соловец, но потом сообразил, что его слова звучат не очень-то вежливо и могут обидеть умное животное, и добавил: – Если что, я такси поймаю…

– Но вы точно не пьяный? – переспросила лошадь.

– Совершенно. – Майор положил руку на сердце. – Чтоб мне не сойти с этого места.

– Ну, хорошо… Тогда, до свидания, молодой человек. – Лошадь кивнула головой и медленно растворилась в тумане.

– До свидания, белая лошадь! – с облегчением крикнул Соловец.

Ответом ему был дружный хохот патруля конной милиции, дежурившего той ночью в парке…

Соловец припомнил этот случай в связи с тем, что место проведения операции «Был труп – нет трупа» оказалось затянуто таким же густым туманом, что и минский парк три года назад.

Нетвердо держащийся на ногах Плахов потряс зажатой в руке огромной ракетницей, конфискованной инспектором по делам подростков у десятилетнего пацана.

– Эх, надо было еще кого-нибудь с собой взять… Ни черта ж не видно!

– Взяли бы, – недовольно рыкнул майор, поддерживая старлея под локоть, – только вот наши друзья совсем оборзели. Ушли в два часа дня, и с концами. Завтра я им устрою…

– Может, случилось что? – Казанцев свернул шарф и засунул его в карман плаща.

– Ага, случилось! – Реплики Соловца источали змеиный яд. – Нашли ящик с водкой, вот что случилось…

– Тогда в отдел бы принесли. – Капитан был лучшего мнения о Ларине и Дукалисе, чем его непосредственный начальник. – Андрюха и Толян не жадные…

вернуться

47

Я не студент… Нет!.. (англ.).

19
{"b":"6095","o":1}