ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сыщик недоверчиво слушал рассуждения оперативника.

– Послушайте, Шерлок! – не выдержал Андрей. – Если вы не верите, проведите следственный эксперимент. Ну, попросите, если не Уотсона, то хотя бы моего упитанного друга, пробежаться пару раз туда-сюда и вы легко убедитесь в моей правоте!

Но Холмс, увлеченный собственным рассказом, только отмахнулся: мол, пустяки, расскажу Уотсону, он распишет как-нибудь позаковыристее – пипл и схавает, – а затем продолжил описание трагедии, происшедшей с сэром Чарльзом. Оказывается, полицейские не отметили в протоколе обнаруженные доктором Мортимером телесные повреждения: пониже крестца у трупа виднелись две ровные ранки. Доктор уверял, что они очень напоминают укус гадюки, только гигантских размеров, так как расстояние между следами зубов было не менее восьми дюймов. Об этом даже сообщила одна из местных газет…

– А сколько это, восемь дюймов? – переспросил у Андрея Дукалис.

– Примерно сантиметров двадцать… Не мешай, я потом тебе расскажу…

– А что самое интересное, – продолжил Холмс, – что Мортимер видел неподалеку следы копыт дьявола.

– Но, может, там просто прогуливалась лошадь? – не унимался недоверчивый Ларин. – Или, на худой конец, корова?

– Нет, дорогой Энди, – отверг это предположение сыщик, – копыта были раздвоенные, а значит, не лошадиные. Но чтобы вы окончательно перестали сомневаться, скажу: копыта были меньше, чем у коровы. Это гадюка выходила на охоту! Болотный дьявол! Главное же… – Холмс воздел вверх длинный палец с обкусанным желтоватым ногтем. – Главное, что сэр Мортимер явно чувствовал отвратительный серный запах! К тому же доктор клянется, что однажды он собственными глазами видел этого дьявола, несущегося по болоту!.. Впрочем, мы уже подъезжаем к «Нортумберленду»…

Глава 8

ЛЮБОВНИК ОХРАННИКА

Отель, куда прибыли наши друзья, отнюдь не напоминал современные «пятизвездки». Обшарпанные стены, заплеванные ступени лестницы перед входом, отсутствие солидного швейцара, всего один одинокий кэбмен, безуспешно поджидающий на улице пассажиров…

Но только Холмс и его спутники очутились в вестибюле, как к ним тут же бросилась дородная служащая, исполняющая, по всей видимости, обязанности дежурного администратора.

– О, господа, наконец-то! Мы ждем полицию уже второй час! Вы не представляете, как это ужасно! – причитала дама, увлекая прибывших за собой вверх по лестнице. – Я вам сейчас покажу номер, в котором произошло убийство! Господи, репутация отеля! У нас такое добропорядочное заведение!

Холмс не стал разубеждать администраторшу в ее заблуждении относительно полиции и потребовал немедленно сообщить подробности происшествия.

Выяснилось, что злополучный номер сегодня с утра заняла молодая пара. Служащая отеля даже запомнила, что мужчина обращался к своей спутнице по имени: Энн.

«Энн Глюк!» – пронеслось в голове у Андрея.

– Потом я с охранником зашла в служебную комнату выпить чаю, – продолжала рассказ администраторша, – он, проказник, еще такой смешной анекдот рассказал… Я так смеялась, что мы чуть с постели не упали! Но, представляете, в этот момент… Ну, когда мы спокойно принимали ланч, в комнату вбегает какая-то кокотка и кричит: «Джон, там клиента твоего зарезали!» Ну, мы все втроем бросились к этому номеру, я открываю дверь… Господи! Все в крови! Ну, я никого внутрь не пустила, велела Джону отправить рассыльного за полицией, а сама оставила горничную охранять номер, чтобы туда никто не вошел.

– А поставка уличных женщин тоже входит в комплекс услуг отеля? – ехидно осведомился Холмс.

– Что вы! – замахала руками администраторша. – У нас приличное заведение! Сейчас, слава святой деве Марии, не времена инквизиции. Свечку ни над чьей постелью мы держать не должны. Это личное дело наших клиентов, кого они приглашают в гости. А шлюху ту Джон задержал. Он и сейчас ее охраняет. Там, внизу.

– Послушайте, Холмс, давайте хотя бы коротко переговорим с этой проституткой, прямо сейчас, – вмешался в разговор Ларин и, наклонясь к самому уху сыщика, закончил шепотом: – А вдруг это и есть ваша барышня? Я имею в виду Энн Глюк.

Холмс, оценив предложение оперативника, тут же развернулся и двинулся в обратную сторону, к конторке дежурного администратора.

Путана находилась в служебном помещении за конторкой под неусыпным наблюдением мистера Джона. Охранник так рьяно исполнял свой долг, что бедной девушке ничего не оставалось, как то и дело вопить: «Невинова-атая я, он са-ам прише-ел!» Разъяренная администраторша с не менее громким боевым кличем вцепилась задержанной в волосы.

Кое-как оперативникам с помощью Холмса удалось растащить их по разным углам и приступить к получению объяснений.

Проститутка после заданной ей трепки выглядела испуганной и, запинаясь, начала лепетать, что ее вызвал в номер клиент, передав записку через рассыльного.

При этом администраторша зло сверкнула глазами и тайно показала девице кулак, что, впрочем, не ускользнуло от бдительных глаз Ларина.

Путана, продолжая рассказ, сообщила, что, когда, постучавшись, она вошла в номер, то буквально с порога увидела, что из-под кровати торчат чьи-то ноги, а на полу виднеется кровавое пятно.

– Я сильно перепугалась, побоялась, что меня обвинят в убийстве этого рыжего и в краже дорогого бумажника с деньгами и какими-то документами, который был у него. Поэтому я сразу же, ничего не трогая, выскочила в коридор, а потом побежала вниз, к охраннику. Когда я нашла Джона, то сразу же обо всем ему рассказала…

– Еще бы не рассказала, – вмешался в разговор здоровенный парень в форменной одежде, – только это не ты меня «нашла», это я тебя поймал чуть ли не за задницу, когда ты пыталась свалить к выходу…

– Ну, это не имеет значения, – перебила мужчину путана. – Я тоже не дура, чтобы себе приключения искать да в «мокрые» дела ввязываться. А ты, козел, только рад при случае своими лапами похватать за всякие места!..

В ответ на вопросительный взгляд Ларина Холмс лишь отрицательно мотнул головой, и наши герои, оставив проститутку на попечение охранника, вновь поднялись наверх.

В коридоре у злополучного номера бдительно дежурила горничная.

Внутри аккуратно убранной комнаты лежал труп мужчины. Его голова и туловище находились под кроватью, застеленной пледом, наружу высовывались лишь ноги в нечищенных штиблетах. Посередине помещения растеклась лужа крови, размазанная в направлении кровати.

– А убили-то, скорее всего, с помощью этого ножа, – задумчиво произнес Дукалис, заметив неподалеку от кровати на полу здоровенный тесак, клинок которого был, как пишут в протоколах, «в пятнах темно-бурого цвета, внешне напоминающих кровь». После убийства труп, очевидно, пытались затащить под кровать, чтобы он не слишком привлекал взгляд. Анатолий зажег спичку и осторожно заглянул под кровать. Затем присвистнул:

– Ого, неслабо! Замочили, похоже, с одного удара. Там, кажись, дыра на спине, а внизу крови натекла целая лужа.

Ни принадлежащих постояльцу вещей, ни следов борьбы видно не было.

В это время по коридору глухо загрохотали шаги, послышались решительные голоса, и в комнате появился тщедушный Лейстрейд в неизменном клетчатом пальто и огромной кепке.

– О, Холмс! – воскликнул инспектор. – Как вам удалось появиться здесь раньше полиции? Это подозрительно. Вот велю вас – ха-ха! – всех арестовать. Нет, скажите откровенно, как вы разнюхали, что здесь произошло убийство?

Холмс вымученно посмеялся остроумной шутке Лейстрейда.

Затем взял себя в руки и сообщил, что в гостиницу прибыл вместе с ассистентами совершенно по другому поводу, к остановившемуся тут сэру Генри Баскервилю.

– И если бы служащие отеля хотя бы попытались выслушать наши объяснения, то не потащили бы нас сюда, в номер, приняв за полицейских.

– Холмс! – снова обрадовался Лейстрейд. – Я же всегда говорил, что у вас физиономия классического бобби. Если вас послать на рынок, рядом не произойдет ни одной кражи: таким людям, как вы, даже форма не нужна – им само лицо помогает. Впрочем, на этот раз ваша помощь не потребуется: убийцу мы сейчас же арестуем и доставим в Скотланд-Ярд.

24
{"b":"6095","o":1}