ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Андрюха Путейкин сказал, что дал бы в долг Костику сто долларов на казино прямо здесь в парилке, и что жалко, что в плавках нет карманов. Совсем опьяневший от счастья, а точнее от водки, Шухер от денег отказался и сам предложил Простаку даром запасное колесо от своего «Опеля-омеги».

— Бери, Андрюха, чёрт с ним, с колесом! Счастье бесценно, правильно сказал Адидас: фирма платит! Один черт, я это колесо выбрасывать хотел…

Пьяные крики смешались в клубок невнятных звуков.

Кто-то поддал пару. Народ, парами, начал разбредаться по отдельным кабинетам. И то ли от пара, то ли от вина, то ли от хорошей компании — в голове Демьяна затуманилось. Перед ним проплывали бюсты всех размеров, от самого маленького и выше. Первый, второй, третий, четвёртый, пятый… Грудь по счёту ровно двадцать первого размера остановилась перед ним, зашипела и брызнула прямо в физиономию струёй шампанского… Немного прояснилось.

На колени к Пятаку слетело какое-то миниатюрное небесное создание, беленькое, блондинистое, с огромными ласковыми глазами цвета… Цвет глаз он разглядеть уже не смог, почувствовав знакомый зов джунглей. Какое счастье, когда тебя понимают!

3

— Доброе утро, созданье! Что молчишь?

— У меня, между прочим, имя есть, — обиженно надула блондинка пухлые губки.

— Да я это… Слушай, давай заново познакомимся. Меня Демьяном зовут. А тебя? — другой бы дал пинка, а Демьян, задушевный парень, разговоры разговаривал.

— Маша.

— Машутка, значит. А ты классная девчонка!

Она так обрадовалась комплименту, что вскочила, в чём мать родила, и побежала на кухню. Демьян проводил её взглядом. Точно, классная! Не соврал. У неё есть не только имя, но и… всё остальное.

Хорошо лежать на огромной кровати, чувствуя расслабленность во всём теле (похмелье не в счёт), запах кофе из кухни. А у подъезда дожидается тёмно-лиловая тачка шведского происхождения на четырех колёсах, плюс запаска. За стенкой гремела посудой блондинистая девчонка, наша в доску, даже ближе.

— Дёма, а я тебе нравлюсь? — смотрела она на него большими голубыми глазами.

— Да. Ты, Маша, классная девчонка, и ещё это… клёвая.

— Спасибо. Мне ещё таких слов никто не говорил. А кофе я хорошо делаю?

— Да. Хорошая ты, Маша, девчонка! Нужная…

— Ой! — У неё даже слезинка потекла, — как ты это сказал. Скажи ещё раз! Какой же ты добрый! Что мне тебе ещё сделать?.. Хочешь, погадаю?

— Карт у меня нет.

— А я тебе на кофейной гуще. Гляди…

Маша взяла его чашку, резко перевернула её, плюхнув содержимое на блюдце. Тёмная капелька попала на обнажённую грудь, и Демьян мысленно потянулся к ней губами. Только дотянулся…

— Ой, смотри, Дёма!

Он взглянул на блюдце, но ничего, кроме расплывшейся жижи, не увидел.

— Неужели не видишь, на что это похоже?

— На дерьмо похоже.

— Нет, смотри, это же карта Европы. Вот Италия — «сапогом», вот Испания — «дамской сумкой», а здесь Франция…

— Ты географию знаешь, тебе виднее. И что эта лужа значит?

— Дорога тебе дальняя предстоит, в Европу, на верное, это точно, к гадалке не ходи…

Звонок шефа не дал ей закончить. Папа вызывал Демьяна к себе, причём немедленно.

— Вот тебе и дорога дальняя, — сказал он, одеваясь, — а ты: Европа, Европа… Говорил тебе: дерьмо это, а не Европа. Карта, может, их, а вот дороги у нас наши, Маша.

4

В следующую пятницу Простак попросил Пятака, у которого как раз был выходной, помочь ему купить компьютер.

— Тут дело такое, — сказал Андрюха. — Петруха решил себе на день рождения компьютер купить самой последней модели, а я, что, рыжий, что ли? Папа говорит надо во всём на старших равняться. Вот я и подумал, куплю себе такой аппарат, чтоб стрелялки на нём проходить можно было, в реальной жизни-то не так много стрелять приходится, квалификацию теряем.

— Так ведь, и я в этом не особенно секу, — честно признался Пятак.

— Ты, главное, сбоку смотри, — уверенно сказал Путейкин. — Чтоб подставы не было. А то, знаем мы этих чертей. Пока в магазине играешь, все хорошо. Принесёшь технику домой, а она не работает. Вон, сколько коробок у меня в квартире валяется.

— Ладно, поехали, — согласился Пятак помочь другу.

В «Компьютерном Дворе», куда приехали друзья выбирать себе компьютер, они повстречали Пет-руху Шнуропета.

Шнуропет, чтобы показать браткам свою компетентность в данном вопросе, небрежно стал расспрашивать продавца о «компе», который он покупал:

— Значит, «Пентиум», говоришь, самый лучший?

— «Пентиум», «Пентиум»… «Третий». Один из самых последних.

— Да ты чего, братан! — возмутился браток. — Ты чего «гонишь»? На фига мне третий? Я же тебе сказал: у меня день рождения скоро! Ты мне лучший давай. Первый самый!

— Видите ли, — замялся продавец, — у компьютеров наиболее продвинутыми, так сказать, в техническом плане, считаются не первые, а последние технические разработки и модели…

— Ясно, блин… Не из джунглей. Если третий — один из последних, то последний-то какой?

— Четвёртый.

— И он тоже лучший?! — засомневался Петруха.

— Конечно, ведь он тоже «Пентиум», только, более современный, — терпеливо объяснял продавец.

— А частота какая? — Адидас сверился с листочком, который держал в руке.

Было видно, что он в отличие от Простака и Пятака подготовился к покупке дорогой вещи серьёзно и заранее.

— Полторы тысячи.

— Памяти много?

— Шестьдесят «гигов».

— Опять ты о своём! Я тебя не про гиги спрашиваю, а про память! — начиная терять понемногу терпение, сказал Адидас.

— Память есть! Много памяти!

— Вот и хорошо. Принесите его, я покупаю…

Когда паренёк-продавец удалился за компьютером, Адидас ударил себя ладонью по лбу:

— Вот чёрт! Забыл, блин, спросить его про вентилятор. Шухер Костецкий сказал, что у него «комп» полетел из-за того, что вентилятор сломался. Вдруг забудут поставить на мою машину, придётся из гостиной большой на ножках туда-сюда таскать, что бы обдувать компьютер.

— Фигня! — заметил Простак, всем видом показывая бригадиру Адидасу, что правильный пацан Андрюха Путейкин тоже кое в чём понимает и просто так понтов не бросает. — Тебе же ясно продавец очкастый сказал: «частота — полторы тысячи». А какая частота без вентилятора? Чему ещё там вертеться? Ты, главное, про клавиатуру, мышку и коврик для мышки спроси, чтобы в комплекте были…

— Ясный перец, спрошу, — с небрежным видом знатока, сказал Адидас.

Наконец появился продавец с коробкой, в которой лежал компьютер для Адидаса. Петя тут же насторожился:

— Это всё?

— Всё…

— А мышка? Коврик? Клавиатура?..

— Всё там внутри.

— Как это внутри, — возмутился Шнуропет. — Вы меня, что за идиота принимаете? Как в такую коробку может поместиться телевизор?

— Монитор!

— Да мне по-фигу, какая фирма! На кой, мне нужен компьютер без телевизора, я спрашиваю?

— Но, вы ещё не выбирали мо… те… левизор, — несколько заикаясь, начал паренёк. Но его грубо оборвали.

— Тащи телевизор самый лучший, и чтоб стоил недорого! — деловито приказал Шнуропет, чувствуя себя на коне. Ещё бы! Как лоха хотели провести — втюхать компьютер без телевизора!

Через полчаса придирок и расспросов Адидасу показали весь комплект в сборе: Монитор на 29 дюймов, системный блок четвёртого «пня», «клаву», мышку, коврик и баллончик с жидкостью для чистки экрана.

Аппаратом браток остался доволен. Включили в сеть. Долгие тесты Шнуропет проигнорировал, потому что время своё берег, напрямую спросив о главном:

— Пасьянс «Косынка» есть?

Разложили пасьянс.

— «Шарики», «Тетрис»?

Услышав положительный ответ на все свои вопросы, довольный Петруха выложил последний козырь:

— Слышь, братан, а корпуса малинового под цвет моих штанов фирменных адидасовских нет?

Оказалось, что нет.

Но продавец, который угрохал битый час на такого привередливого клиента, на секунду задумавшись, отозвал собиравшегося уже было уйти Адидаса в сторонку, и тихо прошептал что-то очень быстро на ухо братку. После чего лицо Пети Шнуропета сделалось совершенно счастливым и довольным, и он веско и твёрдо сказал:

11
{"b":"6096","o":1}