ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кровавые обещания
Половинка
Minecraft: Остров
Мопсы и предубеждение
Бессмертный
Колдун Его Величества
Опыт «социального экстремиста»
История моего брата
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Содержание  
A
A

— Пойдёт! За эксклюзив триста баксов лично тебе доплачу, но только чтоб до конца месяца больше — никому!

— Могила! — паренёк снял вспотевшие очки и преданно посмотрел в глаза грозного братка.

Простившись с друзьями, гордый покупкой Адидас пошёл в кассу оплачивать купленного для проведения интелектуального досуга, то есть для игры в «тетрис» и «косынку», электронного монстра последнего поколения, способного по своему потенциалу заменить коллектив небольшого проектного института.

Пятак, с интересом наблюдавший происходившее на его глазах действие, обратился к молодому продавцу со следующими словами:

— Ну, что, ботаник недоделанный, платить будешь, или всё-таки «качаться» надумал?

Путейкин с сомнением посмотрел на своего друга, на миг пожалев, что взял молодого Пятака, который, наверное, в своём Степногорске и калькулятора-то не видел, в такой крупный торговый центр.

Однако Дёма его сомнения быстро развеял, объяснив ему, что в продавце узнал случайного попутчика из электрички, с которым ехал в одном вагоне и на одной скамейке.

Очкарик, у которого оказалось очень подходящее для него имя Изя, тоже узнал братка, спасшего его от врагов трудового народа — народных добровольных контролёров. Выяснилось, что он уже далеко не школьник, а студент первого курса экономического факультета местного университета. В каникулы Изя подрабатывал в «Компьютерном Доме» продавцом.

Расспросив, для чего Путейкину нужен был компьютер, Изя по-хозяйски взял управление процессом покупки компьютера в свои руки.

Он решительно отверг идею купить 29-дюймовый монитор:

— Слишком быстро будут уставать глаза. Возьмите лучше плоский жидко-кристаллический монитор на пятнадцать дюймов. Красиво, удобно, современно и в два с половиной раза дешевле чем то, что купил ваш друг.

— Замётано! — восхищённый напором пятаковского знакомого, Путейкин едва поспевал за пареньком, напрочь позабыв о самом Пятаке.

— …третий «пень» не хуже четвёртого, — доносились до Демьяна их возбуждённые голоса откуда-то из подсобок огромного магазина.

— …но фирма? Братаны не поймут!

— Поставим на корпус мульку от четвёртого «пня» и двести баксов у нас в кармане…

— А как же «тетрис»? И чтоб как в самолёте…

— Симулятор самолёта я вам с интернета скачаю, пальчики оближете, а чепухи вроде «тетриса» и пасьянсов разных десятка три можно просто на «винч» бросить, пусть лежат. Сто-гиговый «винч» их просто не заметит…

— Ясно. А где мне этот «винч» брать?

Голоса совсем удалились, и Демьян, полностью предоставленный самому себе, решил пройтись по магазину.

Чего здесь только не было…

Впрочем, Пятака, как опытного практика, мало интересовал вопрос «чего нет». Он подошёл в отдел радиотехники и посмотрел на лежащие перед ним плееры и приёмники.

Пока Путейкин с Изей собирали по сусекам «Компьютерного Дома» «комп» для Простака, Демьян купил себе плеер с цифровым радиоприёмником на аккумуляторе, вместо обычных батареек, правильно рассудив, что дешевле будет приёмник на ночь на подзарядку ставить, чем каждые два дня дорогие батарейки покупать.

Из магазина друзья вышли ещё довольнее Шнуропета.

— Интересно, всё-таки было бы узнать, что ботаник Изя Адидасу на ухо шепнул? — задумчиво сказал Пятак.

Простак Путейкин сделал хитрое выражение лица и, оглянувшись несколько раз по сторонам — не слышит ли кто-нибудь посторонний, тихо прошептал:

— Никому не скажешь?

— Могила!

— Короче… Изя Петрухе пообещал корпус «компа» сверху зеркальными стёклами обклеить. Умный парень этот твой ботаник. Вкусы-то меняются! Сегодня тебе малиновый цвет нравится, завтра — зелёный. А тут все просто и понятно: в одежде какого цвета подойдёшь, такого цвета и корпус у компьютера будет… Врубился?

— Молодец ботаник! — искренне восхитился Демьян находчивостью продавца. — Для таких ребят не только «третье», но и «четвёртое» может быть дано, не то, что нам, Андрюха.

5

В субботу, двадцать девятого, накануне своего дня рождения, Адидас снова собрал братву в баньке, но на этот раз в другой — на Сисраньской, — чтобы закрепить последние удачи и отметить канун знаменательной даты.

Девочки Речного порта теперь не просто остались у Пети Шнуропета, но, с одобрения Папы Эдуарда, стали его официальным семейным бизнесом…

После скандала во дворе на Большой Висельной лейтенанта Гешу Сухозада убрали подальше из города, поэтому девчонки с радостью, что теперь у них точно был только один хозяин, снова приехали отрабатывать свой законный субботник. За это братва платила им сторицей, не только морально, но и материально.

Демьян должен был проставляться за повышение, а Путейкин — за свою жизнь на воле. В общем; поводов для очередного праздника было предостаточно, поэтому, отвезя Папу домой, Демьян, как и положено правильному братку, отпросился погулять.

— Не пей много, — опять коротко напутствовал Демьяна Папа Эдуард, — завтра ещё, может, понадобишься.

Когда Демьян припарковался у подъезда новой баньки, там стояло уже штук пять знакомых Пятаку авто. Тут были и «девятка» Путейкина, и джип «Рэнглер» Шнуропета, и «Опель-омега» Шухера, и пара «восьмёрок» других знакомых по работе пацанов…

В уютном предбаннике были накрыты два стола. Пиво, водка, вяленые лещи, твердокопчёная колбаса, шампанское для девчонок…

Пацаны, как всегда, уже с красными лицами от выпитого. Кто в плавках, кто в простыню завернут, как римские ораторы из учебника по древней истории… А девчонок — полный предбанник! Кто ещё в «бикини», а кто уже и без!

Костик Шухер рассказывал анекдот про какую-то проверку в Аду:

«…Водил их главный адский Папа по Аду, водил. Все чисто, шито-крыто! Ни к чему придраться нельзя. Заходят в последнюю дверь, за которой пещера была. В пещере три котла стоят.

У первого котла сотня чертей. У второго — три черта. А у третьего котла — никого.

Главный адский проверяющий, естественно, интересуется, в чём дело.

А Папа ему в ответ: «В первом, мол, евреи сидят. Если один убежит, то и других за собой на историческую родину — Землю — вытащит. Евреи — народ юркий, потому и охрана солидная».

«Во втором, — говорит Папа, — американцы сидят. Эти жертвы рекламы, если и сбегут, то потом обязательно выручать остальных вернутся, тогда и посадим их обратно».

«В третьем же братки с России сидят. У них сплошное братство, потому, если один захочет вылезти, то ему другие не дадут так просто от коллектива оторваться».

Тут председатель адской комиссии подошёл поближе к котлам и заметил, что в первых двух котлах вода — крутой кипяток, а у русских братков — парное молоко.

— Почему в котле вода еле тёплая?

А тот в ответ:

— Этих братков русских, лучше из себя не выводить, а то они не только сами вылезут, но ещё и всех из других котлов вытащат, и нам, чертям, все рога поот-шибают и до главного черта доберутся…»

— За российских братанов, которые и в Аду не горят!.. — дружно завопили все присутствовавшие в бане братки.

«Дэ-жа-вю», как сказала бы Полина.

Демьян таких слов не знал, а просто подумал о том, что где-то он это все уже видел и слышал.

— Штрафную! — дежурно заорал пьяный уже Андрюха Путейкин, — штрафную Демьяну!

— Братва, слушай сюда, — Петя Шнуропет постучал вилкой по полупустой литровой бутылке, призывая всех ко вниманию, словно председатель собрания, — я хочу, чтобы все выпили за Демьяна, потому что он правильный пацан и хороший кореш…

— Хорошо сказал, — удовлетворённо кивнули пацаны.

На колени к Пятаку проворно уселось очередное юное создание с распущенными волосами. От создания шёл влажный банный жар…

— А давай, на брудершафт, за знакомство, — сказало создание, двумя руками развязывая Демьянов галстук, тот галстук, что ещё позавчера купила ему Полина.

— Давай за знакомство, — охотно согласился Пятак, позволяя снять с себя не только галстук, но и белую сорочку, которую тоже выбирала для него прекрасная администраторша.

12
{"b":"6096","o":1}