ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Марк, совершенно липкий от пота, закрыл дверь, и почти побежал назад к своей родной стойке.

Он сел в кресло дежурного. Отдышался.

В холле по-прежнему никого не было.

Сердце ещё учащённо билось, но в стоявшем рядом пластиковом пакете от универмага «Карефур» уже лежали ключи к его счастью. Поддельные ключики…

Ну и что?

Администратор ненароком глянул в зеркало, висевшее у лифта, рядом с юккой, и подмигнул своему потному отражению.

3

Софи редко пользовалась положением «папиной дочки».

И хотя все менеджеры отеля «Виктор Гюго» знали, кто она такая, эта красавица Софи, сама Софи предпочитала не афишировать своего статуса, и, если и приезжала в «Виктор Гюго» отдохнуть на пару весенних или осенних деньков, то делала это тихо, без помпы. Она не хотела ставить всех менеджеров на уши: дескать, дочка и наследница приехала, все постройтесь, равняйсь, смирно! Главный менеджер гостиницы — два шага вперёд! Отчитайся о проделанной работе.

Но в этот раз Софи изменила своим правилам, потому что того требовали обстоятельства.

Вечером, накануне великого проникновения в заветную комнатку, Софи явилась в кабинет к главному менеджеру, знавшему её ещё с пелёнок, и, попросив вызвать к ней старшего электрика гостиницы Винченцо Аррозини, потребовала принести ей материалы наружного наблюдения за пять дней июня — с одиннадцатого по шестнадцатое.

Когда Винни принёс кассеты, Софи приказала обоим служащим — главному менеджеру и главному электрику — молчать о том, что она взяла видеокассеты, под страхом увольнения.

Вот и вся история.

«И нечего тут мудрить, — подумала Софи, неся видеокассеты к себе в номер, где дожидался её русский бойфренд, такой опасный и рисковый парень, что, когда Софи на него смотрела, то у неё где-то внизу живота все сжималось от волнения. — Хотя бойфренду о такой простоте знать не надо. Пускай думает лучше, что я их украла».

И когда Софи в номере отдала кассеты своему возлюбленному, она была необычайно счастлива его простой, по-детски искренней радостью.

Софи была счастлива оттого, что счастлив он, её русский Дёма.

«Какое у него смешное и простое имя: „Дё-ма", — думала она, глядя на своего возлюбленного, — Дёма, это почти Дюма…»

Они заказали в номер шампанского и улеглись в постель.

И ничто уже, казалось, не омрачало Дёминого чела. Хотя и омрачало немного. Во-первых, не хотелось расставаться с этой чудесной француженкой, а, во-вторых, Демьян не знал, как теперь вернуться на родину, в Россию, где его ждали верные братки, Папа Эдуард и Поля.

* * *

Когда Софи с Демьяном вышли к лифту, чтобы спуститься к паркингу и отправиться куда-нибудь покататься — туда, где красивые виды, хоть бы и в Анфлер или совсем в другую сторону — на запад, к Бискайскому заливу, в Монт-Сен-Мишель или в воспетый фильмом о зонтиках Шербур, возле лифта они заметили любопытную парочку. Высокая, с прямой балетной спинкой, русская красавица и при ней маленький, в очках, плюгавый французик. Причём французик имел очень знакомую физиономию. И этот самый французик, как заметила Софи, сразу засмущался, задёргался, неловко отворачивая свою физиономию, чтобы не говорить обычного «бонжур». Именно так смущаются старшеклассники, когда классная мадам, проходя мимо ночного клуба, куда им ходить не положено, вдруг застукает их у входа.

Но русская, не допускавшая никаких отклонений от составленного ею плана, быстро утянула за собой очкастика в кабинку лифта.

Демьян только хмыкнул, глядя на такие отношения.

— Это же был наш портье, — задумчиво сказала Демьяну Софи, когда они уже вышли из отеля и направились к ожидавшему их мальчику в фирменной гостиничной курточке, стоявшему около подогнанной к входу машины. — И ничего себе, как нагло! Им запрещены любые интрижки с посетителями гостиницы, а тут эта русская!

Если бы она только знала, за что так благоволила нынче русская красавица к простому администратору, то Марк вполне мог бы провести этот вечер в помещении с решётками на окнах.

— Это ты об этом плюгавом? — спросил Демьян, по-хозяйски усаживаясь за руль спортивной машины. — А я эту, как ты говоришь, русскую, узнал-таки, наконец. Вспомнил я её… И знаешь что?!

— Что? — переспросила Софи.

— То, что линять мне надо. Она, эта баба, тоже за кассетами приехала сюда. Только она с русской полицией связана, и меня здесь ищет. И, видать, нашла, — озабоченно констатировал Демьян, выжимая педаль газа и с разгону врываясь в небольшой поток автомобилей на главной улице курортного городка.

* * *

Красавица Алла была далеко не дурой. Не всегда у женщин эффектная внешность и развитые формы заменяют полушария головного мозга. Алла Замоскворецкая наконец вспомнила лицо, уже не в первый раз промелькнувшее перед ней в холле отеля «Виктор Гюго». Несомненно, это было лицо того хулигана, что побил их с Гераклом в степногорском баре.

Получалось, что он тоже здесь. И наверняка ради того же, ради чего приехала сюда она, — ради видеокассет.

Она сделала контрольный звонок Сушёному. Кратко, не вдаваясь в подробности, сообщила о кассетах и о том, кого послал противник в Трувилль.

— Я соберу о нём всю информацию. — После некоторой паузы сказал Геракл и добавил: — Сам нашёлся, гад!

— Озадачь Тереха, Гера! Пусть кого-нибудь из его родственников или друзей у себя подержит, пока я не вернусь. А ещё лучше, если достанете девчонку этого парня, у меня для неё работа найдётся, и должок вернём.

— Главное, чтобы он у тебя кассеты не стащил. Чтобы больше никаких остановок и подружек…

— Не стащит. Адью, милый…

Опоздал браток! Кассеты уже у неё в сумке! Но что-то ей во всём этом не понравилось. Слишком легко все получалось. И почему этот плюгавый Марк при виде спутницы степногорского братка чуть в штаны не наложил.

Алла, как бы невзначай, поинтересовалась у спутника, почему тот так задёргался при виде этой фифы, словно сошедшей с обложки журналов «Вояж и отдых» и «Фит энд Фан».

— Это наша хозяйка. «Виктор Гюго» — её отель. Хозяйка она… — пролепетал Марк, вмиг вспотевший под настойчивым, так и буравящим его взглядом русской, не то шпионки международного класса вроде агента Джеймса Бонда, не то бандитки, но уж никак не балерины.

И Алла в который раз задумалась… А те ли у неё видеокассеты? Что-то уж больно её французский ухажёр юлит. Да и глазки у него странно как-то бегают.

— Мне нужен номер с видеомагнитофоном, — сказала она Павлински.

И даже не просто сказала, но приказала.

— Хорошо, дорогая, и мы там с тобой… — гостиничный администратор с надеждой заискивающе глянул на свою королеву снизу вверх.

— Да, и мы там с тобой, урод! — ответила Алла по-русски, и так посмотрела на своего ухажёра, что тот тут же понял, что ничего уже у них не будет, в смысле секса, и, слава Богу, если после всей этой заварушки он вообще останется живым.

4

Софи слегка всплакнула, когда, отказавшись ехать кататься, честный Демьян рассказал ей и о Полине, что ждала его в русском городе на реке, и о коварной шпионке страшного полицейского, полковника Сушёного, которую они только что встретили возле лифта, и о том, что ему — её милому русскому Демьяну — уже надо срочно улетать. Во что бы то ни стало. Иначе заметут его и упрячут в каталажку на многие, многие долгие годы.

«Вот так. Только я обрела свою любовь, которой нужна я сама, а не деньги моего отца, как эта любовь уже покидает меня», — подумалось бедняжке.

Они медленно шагали, взявшись за руки, по морскому берегу. Софи сняла туфли и босиком шлёпала по самой кромке воды. Её маленькие милые пальчики утопали в песке. Демьян, сначала шедший поодаль, тоже скинул кроссовки и, закатав джинсы до колен, присоединился к француженке.

— Ты её любишь? — тихо спросила Софи.

— Да, — признался Демьян.

— Счастливая, — откровенно позавидовала француженка далёкой русской, которую даже ни разу не видела.

28
{"b":"6096","o":1}