ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нравится! — только и смог вымолвить в ответ Демьян, гладя нагревшийся на солнце бок машины, как гладят одних лишь лошадей.

Он уже знал, что ему Марлен Полуэктович скажет дальше, знал и боялся, что не услышит этих волшебных слов.

— Ну, тогда владей, — произнёс Недрищев и протянул Демьяну пару ключей на брелочке в виде черепа с лампочкой внутри.

— Сергей Максимович, выдайте новому владельцу машины техпаспорт, — скомандовал Марлен Полуэктович одному из чёрных охранников…

Охранник с подчёркнуто вежливым видом подал счастливому и глупо улыбавшемуся Демьяну техпаспорт на новый «Рэнглер».

— Ну, мы пойдём с Марленом Полуэктовичем о делах калякать, а ты езжай, катайся, небось, уже по девочке своей соскучился? — подмигнув, похлопал Пятака по плечу Эдуард Аркадьевич.

Папа и Папа Папы ушли в глубь офиса, и пропали за широкими спинами охранников.

А Демьян прямо засиял от счастья.

Дома! Наконец-то дома!

Он подошёл к подарку и ещё раз придирчиво и одновременно восторженно окинул взглядом машину. Ну, вроде бы машина как машина, а нет ведь, есть в ней что-то такое, отчего мужики-пешеходы, проходящие мимо, провожают джип долгим мечтательным взглядом, а водилы на дороге, так те не просто крайний левый ряд уступают, а с уважением, — дескать, проезжай, товарищ-барин, на своём «Рэнглере», пожалуйста. Такая это машина, реальная! Садясь в салон, Пятак первым делом включил радиоприёмник, уже настроенный на частоту «Азии-минус»:

«Стихийную победу одержал вчера в нашем городе северный циклон, прилетевший-таки в нашу культурную столицу, несмотря на совершенно противоположные заявления синоптиков гидрометео-центра и устроителей праздничных торжеств. Как утверждают представители Агентства атмосферных технологий, выделенного на разгон облаков какого-то жалкого миллиона долларов хватило только на веера для чиновников, ответственных за разгон облаков в местах празднования юбилея города…»

2

Джип превзошёл все Демьяновы ожидания.

Едва тронешь педаль ногой, как рванёт, что все четыре колеса с визгом на мокром асфальте проворачиваются. Классная машина!

Вот только тут же небольшая неувязочка приключилась.

Демьян рванул по дороге, как на автогонках, а по «зебре пешеходной» в это время бабка какая-то дорогу переходила. Пятак, с детства приученный старость уважать, и притормозил перед переходом. А бабка, тоже за последние несколько лет к другому приученная, от удивления в обморок брякнулась.

Пришлось Дёме выходить из машины, старушку в чувство приводить. Хорошо ещё ДПС-ников поблизости не оказалось, а то бы ещё и протокол на него составили.

После случая с бабулей, Пятак дал себе слово, никогда больше так опрометчиво не поступать, и поехал в гастроном — в тот, самый дорогой, где Поленька всегда покупала икру, сёмгу, севрюгу и все-все такое вкусное, чем любила угощать своего Пятачка, как она, смеясь, называла его, когда они оставались наедине.

Накупил всякой всячины почти на триста долларов — и виски «Блэк лейбл», и шампанского, и коньяку, и икры с балыком, и буженины…

Потом поехал в ювелирный.

Как же! Ведь он не привёз из Парижа подарка для своей любимой.

В магазине с красивым названием «Сапфир» хотел было сперва купить ей кольцо с бриллиантом, но вспомнил, что так и не узнал ещё размера Поленькиного пальчика. И, долго выбирая и замучив молоденькую продавщицу-девчонку, заставив её перебрать два десятка цепочек и кулонов, купил-таки пару серёжек белого золота с бриллиантиками и кулон в виде морской ракушки с большой белой жемчужиной…

«Ей пойдёт! Ей очень пойдёт!», — подумал Демьян. Потом заехал в цветочный магазин.

— Миллион, миллион, миллион алых роз! — игриво пропел Пятак девушке-продавщице.

Она улыбнулась молодому симпатичному покупателю, немного размечтавшись о том, что парень этот на джипе, который стоит около витрины магазина, сейчас влюбится в неё, простую цветочницу Иру, и увезёт на этом джипе в свою волшебную страну…

Охапку роз — на сто баксов — Пятак бросил на заднее сиденье поверх пакетов с выпивкой и закусками.

А Ира так и осталась со своими мечтами одна в цветочном магазине. Не увёз её принц на белом коне, Демьян Пятак, фартовый пацан на новеньком «Рэнглере».

— Теперь к Полине! — сказал Дёма вслух сам себе и повернул ключ в замке зажигания.

* * *

Когда Демьян подошёл к её двери, ему что-то сразу не понравилось.

Что-то сразу насторожило его. Он пока ещё не понимал, что именно, да и руки были заняты розами и пакетами…

Собрался было нажать на звонок лбом, так как чистые пакеты жалко было ставить на бетонный пол, но вдруг осознал, что дверь-то не заперта. Щель была между дверью и косяком в полпальца. Демьян ногой открыл послушную дверь и вошёл в знакомую, милую сердцу квартиру. Зашёл и не узнал её. Всё было перевёрнуто в ней вверх дном.

Пальто и плащи с вешалки сорваны, постельное бельё с кровати в спальне скинуто на пол и безжалостно растоптано чьими-то огромными ногами, книги — любимые Полиной книги — сброшены со стеллажа одним махом руки. И везде хрустят под ногами разбитая посуда, бокалы, кружки, рюмочки…

— Поленька! — крикнул Пятак, сам уже понимая, что никакой Поленьки в этой квартире уже давно нет.

Тут затренькал Моцарта новенький Дёмин мобильник — Папин подарок, вручённый Демьяну ещё в аэропорту.

Это был Адидас.

— Пятак, тачку брось, мобилу заглуши. Ты в глухом розыске. Так что бери частника и дуй на ту старую хату, где раньше жил, и в ресторан тоже не ходи, понял? — прокричал он в трубку.

— Не дурак, чего не понять, — буркнул Пятак, выключая «мобилу». — Вот и вернулся я, значит, домой…

И тут же на него навалилось тяжеленное чувство утраты, будто ушло от него что-то, разрывая сердце и выворачивая душу. Так ему захотелось сейчас заплакать, что уже и сил никаких противостоять этому желанию не было. Однако же взял себя Демьян Пятак в руки и не стал плакать. Настоящие пацаны не плачут. Так ещё в Степногорске в детстве учила шпана малолеток. Тогда пацаны всего двора собирались за старыми ржавыми гаражами, и самый авторитетный во дворе парень, самый старший, Сеня Щепец, доставал из кармана продранных на коленях штанов выкидной кнопарь с наборной рукояткой — мечту всего двора — и по очереди резал мальчишкам руки. Потом все братались кровью — приставляли друг к дружке руки и говорили слова клятвы. А кто от порезов начинал плакать, того Сеня Щепец из-за гаражей выгонял со словами: «Пацаны не плачут».

«Пацаны не плачут. Пацаны не плачут. Пацаны не плачут», — твердил про себя Демьян, словно заклинание, слова, услышанные им в далёком детстве. И они ему помогли…

Братва особого назначения, или Демьян и три рекетера! - any2fbimgloader6.jpeg

Глава двенадцатая

«БЫТЬ ИЛЬ НЕ БЫТЬ?» — ДЛЯ ЖИЗНИ НЕ ВОПРОС

1

Полина лежала на вонючем грязном полосатом матрасе совершенно голая, но не стеснялась своей наготы — настолько она ненавидела и презирала своих мучителей.

— Мой Демьян вас всех убьёт, когда найдёт, — с трудом разлепив запёкшиеся губы, сказала она, словно плюнула в них.

— Если найдёт, — ухмыльнулся один из них.

Один из этих. Из этих, кто уже час или два мучил её, привязав к кровати без простыней…

Она напрочь утратила всякое понятие о времени с того момента, когда эти двое… или трое ворвались к ней в квартиру.

Она ждала в этот момент Демьяна.

Она знала, что он уже прилетел из таинственной командировки. Настолько таинственной, что обычно достаточно откровенный с ней Эдуард Аркадьевич непривычно резко прервал разговор о том, когда приедет её Демьян. Она, имея опыт общения с Папой, поняла, что переспрашивать бесполезно.

Но вчера вечером, по радостному настроению Эдуарда Аркадьевича, Полина догадалась, что все у них там сложилось. Папа тоже приободрил её, уже затосковавшую, — скоро, мол, приедет твой Пятак, — готовься.

32
{"b":"6096","o":1}