ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Надеюсь, моя фамилия фигурировать не будет?

– Конечно, Рафаэль Борисович. Спасибо за помощь. Вы даже не представляете, как мне помогли…

Благодарность капитана была совершенно искренней. Но даже если бы информация оказалась посредственной, осведомитель этого знать не должен: нельзя, чтобы он утратил ощущение своей значимости.

– Вы справедливый человек, Валентин Семенович. Поэтому я не боюсь к вам обращаться и всегда спокоен за своих клиентов.

Корнеев внимательно посмотрел в его глаза. Что заставило врача снова позвонить ему? Старый должок? Но ведь он давно уже рассчитался. Да и долг этот никто никогда особо не требовал. Он сам пришел, по своей собственной инициативе. Радеет за отчизну? Черт ее разберет – эту интеллигенцию. Порою они сами не знают, чего хотят, о чем думают и что делают.

После встречи с сексотом[9] Корнеев вернулся в управление. По пути в свой отдел он заглянул в ВЦ и вторично взял данные на «интеллигента». Совпадений, как и случайностей, в жизни не бывает, а посему Корнеев с еще большим энтузиазмом, нежели это было три дня назад в институте, углубился в изучение личного дела Богомолова Станислава Евгеньевича.

Личное дело подтверждало слова Кенексберга, а точнее, его пациентки. Судя по анкете, Богомолов родился в Псковской области, в глухой деревне, от которой остались лишь название на карте да несколько развалившихся домов. После службы в армии в деревню он не вернулся, а, женившись на москвичке, остался в столице, закончил ФЗУ и устроился работать в «почтовый ящик». Затем, по особым рекомендациям и после многочисленных проверок, перешел к смежникам в институт. За три года работы в институте получил четыре благодарности, не считая премий и грамот.

В общем, биография, как и у многих деревенских парней, самая обычная, с той лишь разницей, что далеко не всем везет отхватить в жены коренную москвичку, пускай даже и полную дуру, и устроиться в «закрытый институт».

Валентин прошел в кабинет своей группы. Крупи-цын и Вересов были на месте и ждали возвращения патрона.

– Как оно? – спросил Сергей и взял протянутую ему «объективку» на Богомолова.

– Ты про встречу или про дело?

– Я так понимаю, что разницы в этом уже нет.

– Мне нравится ход твоих мыслей. Давно ты не подрабатывал электриком?

– Если за «бабки», то давно.

– Не расстраивайся. Все, что ты заработаешь, пойдет на пользу Комитета.

– Ага, ты еще скажи, что Родина меня не забудет.

– Это само собой.

Вересов притворно вздохнул и уткнулся в распечатку ВЦ.

– Ты пошутил или как? – спросил он через пару минут.

– Если насчет твоей карьеры электрика, то да. Что же касается Богомолова, то с этого момента ты станешь его ушами и глазами. Вот только членом становиться не советую: баба у него хоть и глупая, но мужа своего обожает до одурения. Вопросы есть?

– Никак нет, – отчеканил старлей и чуть слышно добавил: – Ни за что теперь не отпущу свою Светку к Гинекологу![10] Сам осматривать буду.

7

«Правда». С телетайпной ленты.

Большим авторитетом пользуются в республике Мали советские врачи. Они работают не только в малийской столице, но и в госпиталях городов Каес, Сегу, Мопти, выезжают в самые отдаленные уголки страны.

«Правда». С телетайпной ленты.

Окружная больница, полностью оборудованная медицинской аппаратурой, переданной в дар Правительством СССР народу Республики Гвинея-Бисау, открылась в Табу – одном из крупнейших центров республики.

«Правда». С телетайпной ленты.

Установили дипломатические отношения Народная Республика Ангола и Эфиопия. Об этом говорится в опубликованном заявлении МИД НРА.

К району выброски подошли ночью.

Восемнадцать человек и грузовой контейнер благополучно и скученно достигли земли. У старшего лейтенанта Панова парашют не раскрылся, что на практике случается раз в тридцать лет. И надо же было этому случиться именно сейчас! Плохая примета.

Когда товарищи подбежали к Панову, тот лежал без сознания, но еще живой. Судя по излому позвоночника, лейтенант был обречен. Все отошли в сторону, оставив командира наедине с умирающим.

Лейтенант был самым молодым в группе. Группа находилась на территории противника, в жестком поиске и вызвать «скорую помощь» не представлялось возможным, равно как и тащить лейтенанта на себе. Да и вряд ли он вынесет подобный переход. Лучше ему умереть сейчас, пока он без сознания.

Самойлов медленно, словно каждое движение причиняло ему острую боль, вытащил из кобуры пистолет и снял с предохранителя…

Вместе с парашютами и грузовым контейнером закопали и тело Панова, обрызгав захоронение специальными химикатами для отпугивания хищников. Пока готовились к дальнейшим действиям, подошел проводник – невысокий щуплый негр. Он довольно сносно говорил по-русски и по-английски и объяснил Самойлову, что нужно торопиться, так как вчера вечером группа родезийских карателей, а точнее, американских морских пехотинцев напала на партизанский отряд, почти всех уничтожила и, судя по всему, забрала интересующий русских груз. Теперь, чтобы нагнать американцев, надо было идти им наперерез через саванну.

Группа Самойлова состояла из офицеров. Каждый не единожды участвовал в боевых операциях на территории других государств. Пройдя марш-броском гряду холмов, спецназовцы спустились в саванну. К полудню солнце настолько раскалило землю и воздух, что сосредоточенность сменилась усталостью.

Как показывала фотосъемка со спутников-шпионов, в квадрате встречались элементы современной цивилизации. В этом группа Самойлова убедилась очень скоро, когда пришлось обходить стороной поселки и прятаться от небольших частных самолетов. Один раз невдалеке пролетела двойка военных вертолетов «ирокез».

Привал устроили на берегу небольшой речки.

– Головин, Стасов – в охранение. Остальным – обедать, – скомандовал подполковник.

– Интересно, а мухи цеце тут тоже водятся? – спросил капитан Липов, вспомнив, сколько проблем принесли эти твари их группе в прошлом году в джунглях Анголы.

– Здесь цеце нет, – ответил Самойлов. – Она во влажных экваториальных лесах обитает.

Липов облегченно вздохнул:

– Ну, тогда пойду подумаю. А то уж я запереживал, что без защитной сетки не присядешь.

– А ты стоя, – посоветовал Фонкин.

Капитан махнул рукой и удалился за кусты. Внезапно раздалась его смачная ругань, и, держась одной рукой за ногу чуть ниже правой ягодицы, Липов выскочил к месту привала.

– Вот падла! Мужики, меня змея ужалила.

Выглядел он забавно, но никто даже не улыбнулся. Фонкин бросился к другу. Тут же вкололи сыворотку, но уже через несколько минут Липов начал покрываться фиолетовыми пятнами и потерял сознание.

– Тьфу, как глупо. – Фонкин сжал кулаки и склонился над другом.

Самойлов мрачно выругался. Он с самого начала чувствовал, что это гиблое задание. Не успели сделать ни единого выстрела, а потеряли уже двоих.

– Построиться! – жестко скомандовал подполковник и, встав перед бойцами, медленно обвел всех тяжелым взглядом: – Я бздунами из детского садика командую или боевыми офицерами? Если от африканского солнца вы забыли, чему вас учили, то хотя бы помните о тех, кто остался ждать вас дома. Как я вашим женам в глаза смотреть буду? Что я им скажу? Пошел пи-пи и умер? Еще раз предупреждаю – внимание и осторожность, осторожность и внимание!

Самойлов понимал, что его люди не нуждаются в нравоучениях и указаниях. Все они были прекрасно тренированными офицерами и четко знали свои обязанности.

– Командир, – обратился Фонкин к Самойлову, когда тот закончил речь. – Разреши мне остаться с Липовым. К завтрашнему утру он должен оклематься, и мы присоединимся к вам.

вернуться

9

Сексот – осведомитель (спец.).

вернуться

10

В данном случае профессия Кенексберга стала его агентским псевдонимом, хотя кураторы обычно стараются присваивать своим осведомителям нейтральные клички.

12
{"b":"6097","o":1}