ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Отряд становился все меньше, да и разделяться подобным образом инструкция запрещала. Но тащить на себе Липова было нереально: либо упустят карателей, либо сами засветятся. Если бы капитан находился в сознании, можно было бы его спрятать на сутки, а когда оклемается, встретиться с ним в контрольной точке.

– Хорошо. – Самойлов раскрыл перед Фонкиным карту и показал точку встречи. – Если мы уже пройдем этот квадрат, то оставим вам знак – знаешь какой. Если знака нет – ждете нас ровно сутки, а потом выбираетесь сами.

– Понял. Спасибо.

Попрощавшись, группа пошла дальше.

Им предстояло перейти реку, кишащую крокодилами. По чуть заметной тропинке, змейкой пробегающей среди зарослей тростника, проводник вывел отряд к броду, где в самом мелком месте было по пояс.

Тучи насекомых, преследовавших отряд в зарослях тростника, на берегу оставили их в покое. Проводник сказал Самойлову, что лежащие невдалеке крокодилы могут подплыть к броду примерно за десять секунд. Для одного человека времени хватало, чтобы форсировать реку, но не для группы: брод позволял передвигаться только гуськом. В мутной воде крокодилы могли подплыть вплотную, и тогда даже автоматы не помогут.

– Ну что, ребята, в нашем распоряжении десять секунд. Успеем перейти? – криво усмехнувшись, спросил командир.

– Они заставят, – в тон ему ответили офицеры. – А, может, из РПГ[11] трахнем?

– Каратели должны быть близко, шум поднимать нельзя, а на РПГ не повесишь ПБС[12], – еще раз напомнил подполковник, – да и хищники вконец озвереют. Но есть один вариант – подкормить гадов. Сытые крокодилы не станут нападать, даже если перед самым их носом будет гулять потенциальная добыча.

– За тростниками паслись антилопы. Надо парочку подстрелить, – предложил капитан Кириллов.

– Бери Блина и – вперед.

Подкормив крокодилов, группа Самойлова вошла в воду. Дно реки оказалось ровным, а течение медленным. Тем не менее на подходе к берегу в нескольких метрах от них всплыл один зубастый монстр, показав на миг спину.

Когда вышли на берег, все дружно перекрестились. Проводник, став из черного фиолетово-синим, все это время что-то шептал: то ли молитву, то ли заклинание от злых духов воды. Судя по всему, именно заклинание и сработало.

Через час пути вошли в зону непроходимого кустарника, что крайне ограничивало группу в маневренности. Да и для засады лучшего места не придумаешь. Впрочем, проводник хорошо знал свое дело: он уверенно вел людей узкими звериными тропами.

Садальский вытащил из кармана пиджака слегка потертый, старинной работы, бархатный с позолотой футляр для колец и открыл его. Внутри лежало маленькое, тоже старинное, золотое колечко с тремя бриллиантами.

Лена удивленно посмотрела на Александра: они были знакомы всего второй день, а он уже делает такие подарки.

Сан Саныч понял ее взгляд.

– Это кольцо переходит женщинам моего рода из поколения в поколение, – нежно и взволнованно проговорил он. – Мы, Садальские, долго не влюбляемся, но когда встречаем свою половину, то понимаем это в первый же день знакомства и храним в своем сердце любовь всю оставшуюся жизнь. Позавчера, на юбилее, я понял, что ты и есть моя половинка. Я полюбил тебя с первого взгляда, а потому это кольцо теперь принадлежит тебе. Возьми его.

Садальский протянул колечко, но Лена остановила его:

– Поверь мне, я очень тронута, но не могу принять такой дорогой подарок. Ведь мы практически не знаем друг друга. А если я все-таки не твоя половинка? Это колечко накладывает на меня определенные обязательства. Для этого я должна быть уверена в тебе, и прежде всего в себе. Ты понимаешь меня?

– Конечно. Но верю, что когда ты узнаешь меня лучше, ты полюбишь меня.

– Буду рада этому. Мне кажется, я уже тебя люблю.

Кроме них в ложе никого не было. Садальский нежно и властно обнял Лену за талию и поцеловал в губы.

– Боже, что ты со мной делаешь!.. – прошептала она.

8

«Правда». С телетайпной ленты.

Патриоты Зимбабве расширяют боевые действия против незаконного режима Смита в Родезии. В результатенаступления в районе Квекве партизаны разгромили подразделения регулярной родезийской армии.

Ликвидированы также несколько агентов, собиравших сведения для расистской охранки.

Как признают представители родезийского военного командования, впервые борцы за свободу Зимбабве стали развертывать боевые операции в Юго-Западном районе страны.

«Правда». С телетайпной ленты.

Подготовка к третьему съезду Африканской партии независимости Гвинеи и Островов Зеленого Мыса (ПАИГК) ведется в Республике Гвинея-Бисау.

На повестке дня вопросы демократического централизма, коллективного руководства, революционной демократии, критики и самокритики.

В наушниках что-то затрещало, зашипело и резануло по ушам.

-Тьфу ты, дьявол! Чертова аппаратура! – в сердцах выпалил Корнеев, сорвал наушники и повернулся к сидящему за аппаратурой Вересову: – С помощью луча можно будет подслушать?

Вересов склонился над окуляром:

– Нет. У него все окна плотными шторами занавешены. Если только на стекло ретранслятор прикрепить.

– Понятно, – вздохнул Валентин. – Что такое не везет и как с этим бороться. Придется навестить профессора в его отсутствие.

– Слушай, Валь а тебе не кажется странным, что Никифоров каждый день после работы едет не домой к красавице жене, а на дачу? Причем один. Я бы еще понял, имей он любовницу.

– Похоже, он с женой не в очень хороших отношениях.

– Похоже. Может быть, истинная причина его плохого самочувствия в последнее время кроется вовсе не в работе?

– Тут, может быть, все одно к одному. Сам знаешь, беда не приходит одна.

Выйдя из салона «рафика», Корнеев пересел в кабину водителя и взял трубку рации:

– Крупицына оставим здесь, а сами махнем к «третьему». «Второй», я «первый». Продолжайте наблюдение. Мы возвращаемся в город. – Он кивнул водителю «рафика»: – Поехали.

Вернувшись в город-спутник и войдя в зону уверенного действия рации, Корнеев снова взялся за трубку:

– «Третий», я «первый», доложите обстановку.

– «Первый», я «третий», докладываю. Объект наблюдения находится в квартире вместе с неизвестным объектом мужского пола. Они там порются.

– «Третий», что за неуставные выражения в эфире!

– Извините, «первый», вырвалось. Объект А совокупляется с объектом В.

Водитель «рафика» и Вересов прыснули от смеха. Корнеев кашлянул:

– Вот так-то лучше. Продолжайте наблюдение. Не обходимо выяснить все об объекте В.

– Понял вас, «первый».

– Конец связи.

– Теперь все ясно, – пожал плечами Вересов. – Беда не приходит одна. Похоже, кто-то решил применить к профессору самый старый и самый верный способ.

Корнеев согласно кивнул:

– Женщин этим не сломать. Они еще до замужества приучают себя к мысли, что рано или поздно их благоверные заводят любовниц. А вот мы порою от бабских загулов с ума сходим, руки на себя накладываем, Родину предаем, ибо Родина – это дом, дом – это уют, а уют – это жена.

– Мужики – они и в Африке мужики, – неожиданно вмешался в разговор водитель «рафика». – И ничто женское нам не чуждо.

Он махнул рукой и угрюмо уставился на дорогу, в темноту за лобовым стеклом. Корнеев и Вересов переглянулись.

– Осталось выяснить, что с Богомоловым. Поехали, – приказал капитан.

Электрик проживал на другом конце города. Городок был небольшим, и пересечь его на машине можно было за десять минут, даже если стоять у каждого светофора.

Рядом с подъездом дома стоял «Москвич». Корнеев вышел из «рафика» и подошел к машине:

вернуться

11

РПГ – ручной противотанковый гранатомет.

вернуться

12

ПБС – прибор бесшумной стрельбы.

13
{"b":"6097","o":1}