ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила других. Окружение определяет нас
Холодные звезды
Мы из Бреста. Путь на запад
Еще кусочек! Как взять под контроль зверский аппетит и перестать постоянно думать о том, что пожевать
НЛП. Большая книга эффективных техник
Дама с жвачкой
Мягкий босс – жесткий босс. Как говорить с подчиненными: от битвы за зарплату до укрощения незаменимых
Хитмейкеры. Наука популярности в эпоху развлечений
Любовь по-драконьи
A
A

Европеец достал из машины дипломат и неторопливо пошел по пляжу, казалось бы, равнодушно поглядывая на море, на полуобнаженных аборигенок, на темнокожих торговцев, снующих туда-сюда и наперебой предлагающих незатейливый товар. Но более внимательный наблюдатель мог заметить некоторую напряженность в его движениях и быстрых, оценивающих обстановку взглядах.

Так он добрел до небольшого кафе «У русалки» с игривой, красочно оформленной вывеской. В самом кафе и вокруг него действительно ошивалось предостаточно двуногих «русалок», готовых по первому зову сделать счастливыми не одну дюжину несчастных мужчин.

Отталкивая липнувших к нему женщин, он подошел к стойке бара и заказал чай со льдом.

– Сегодня очень душно, – обратился к нему сидевший у стойки рослый негр. – Меня зовут Дик.

Мужчины смерили друг друга взглядами. Негр был одет в офицерскую военную форму. Рядом с его ногами стоял небольшой футляр от любительской подзорной трубы.

– Сейчас ужасный сезон для европейцев, – продолжил Дик.

– Вы правы. Поэтому сегодня я уезжаю.

– А я завтра.

Негр залпом допил остатки чая и, расплатившись, вышел из кафе с кейсом в руках.

– Добавь, – сказал европеец, бросив деньги на стой

ку бара.

Бармен молниеносно выполнил заказ.

Минуты через две европеец покинул кафе, неся под мышкой футляр, и пошел вслед за маячившим впереди рослым негром.

Когда «форд» уже летел по раскаленному от солнца шоссе, которое почти в точности повторяло все изгибы прибрежной полосы, новый хозяин футляра услышал приглушенный взрыв. Мысленно представив искореженный армейский «джип», он мельком взглянул на электронные наручные часы и удовлетворенно кивнул.

Июль 1976 г . Ангола

Скрываясь от света луны, «форд» стоял в тени старого дома в бедном квартале Луанды. Мотор уже начал остывать, но водитель не торопился выходить из машины. Редкие прохожие медленно обходили стороной странного европейца, рискнувшего забраться в это время суток в такие трущобы.

Со стороны центра города в переулок свернул «мерседес» и поравнялся с «фордом». Через открытое окно своей машины хозяин «форда» обменял футляр от подзорной трубы на дипломат, похожий на тот, с которым два дня назад ушел негр. Приоткрыв кейс, европеец окинул взглядом тугие пачки купюр и, оставшись довольным, аккуратно положил его рядом с собой.

В это время в «мерседесе» проверили содержимое футляра. В ночной темноте лица человека не было видно. Он лишь махнул рукой, и машина плавно тронулась с места.

Как только «мерседес» свернул за угол дома и отъехал на сотню метров, в бедном квартале раздался взрыв, разорвавший в клочья потрепанный, но еще очень резвый «форд».

О том, что в момент взрыва в машине находился только пустой дипломат, водитель «мерседеса» узнал лишь на следующее утро. Это явно не входило в его планы.

Август 1976 г . Заир.

Секретная лаборатория ЦРУ

Образец уже с минуту вращался в центрифуге, когда случилось то, что не должно было случиться ни при каких обстоятельствах: контейнер треснул – и взвесь живой ткани, зараженной смертельным вирусом, разлетелась во все стороны.

Двое людей в спецодежде невольно отшатнулись, но взвесь все равно попала на их комбинезоны и не прикрытые масками лица. Один из них схватился за глаза и дико зарычал от нестерпимой боли. Когда через несколько секунд человек потерял сознание от болевого шока и упал, его коллега с ужасом увидел в глазницах товарища бурлящее, словно брошенный в воду карбид, мутно-зеленое, с кровавыми прожилками месиво.

Спецблок был снабжен защитой третьего уровня биоопасности. В нем создавалось пониженное атмосферное давление: снаружи воздух мог проникать сквозь микроскопические отверстия, а изнутри он выходил только через спецфильтры вентиляционных установок.

Сразу после аварии весь персонал прошел дезактивацию, а каждый дюйм здания был тщательно простерилизован. Чтобы проверить биологическую чистоту внутренних помещений, в них посеяли споры безвредных микроорганизмов, отличающихся высокой выживаемостью в неблагоприятных химических средах.

Через три дня специалисты убедились, что все споры погибли. Таким образом, можно было заключить, что не уцелел и вирус-мутант.

Сентябрь 1976 г . Заир.

Госпиталь при бельгийскойрелигиозной миссии вЯмбуку

Молоденькая медсестра бесшумно подошла к стоящему на веранде доктору Азнавуру и слегка коснулась ладонью его локтя:

– Господин доктор, вас срочно вызывают в приемную.

От неожиданности доктор вздрогнул и укоризненно посмотрел на девушку. Он никак не мог привыкнуть к ее тихой кошачьей походке.

– Да, конечно, – ответил Азнавур, быстро потушил сигарету и, не отрывая заинтересованного взгляда отплавно покачивающихся бедер очаровашки-медсестры, пошел вслед за ней.

В приемной на передвижных носилках лежал негр средних лет – житель одной из близлежащих деревень. Их привозили каждый день с различными болячками, причем зачастую не такими уж серьезными, чтобы ложиться в больницу. Но за долгие годы работы в миссии доктор уже привык к тому, что негры готовы заболеть чем угодно, лишь бы не работать.

Доктор подошел к носилкам. Из ушей, век, рта иноздрей пациента сочилась кровь. Светлые штаны между ног также промокли от крови, вытекающей из ануса и мочеиспускательного канала. Негр был без сознания.

Доктор осторожно расстегнул не первой свежести рубашку больного. Все его тело покрывали крупные синяки, но это не были следы от ударов. Подобные симптомы странной болезни Азнавур видел впервые, но выработанное за долгие годы чутье врача подсказывало ему, что этот человек обречен.

В кабинете стояла тишина, которую нарушало только гудение кондиционеров.

– Ваше мнение, господа, – произнес тучный и потный джентльмен, обращаясь ко всем сразу, но глядя только на Азнавура.

Врач лишь развел руками:

– Обильные внутренние кровотечения у пациентов вызваны разрушением тканей при несворачиваемости крови. Причем все это парадоксальным образом сопровождается непроходимостью капилляров, забитых многочисленными кровяными сгустками. Непосредственная причина большинства летальных исходов – закупорка сосудов головного мозга. К сожалению, мощностей нашего госпиталя не хватает, чтобы провести надлежащие исследования этого нового вируса и выработать необходимую вакцину. Нужно срочно оповестить власти и настоять на карантине.

Через месяц госпиталь пришлось закрыть, так как умерло более половины обслуживающего персонала. Инфекция быстро распространилась вдоль реки Эбола, поразив жителей пятидесяти пяти деревень. Правительственным войскам удалось обеспечить жесточайший карантин, внутри которого погибло более девяноста процентов инфицированных.

Образцы пораженных тканей и крови были доставлены из Заира в США и поступили в распоряжение специалистов ЦДК в Атланте. Через несколько недель им удалось идентифицировать убийцу – нитевидную структуру из семейства филовирусов. Внедряясь в клетку, структура обращала ее в подобие пузырька, наполненного зеленоватой жидкостью. Заражение происходило контактным способом: любой фрагмент ткани или капля крови больного были смертельно опасны для окружающих.

Когда население карантина вымерло, эпидемия естественным образом заглохла. Возбудителя болезни надежно изолировали в специальных хранилищах повышенной безопасности.

Декабрь 1976 г . США.

Штаб-квартира ЦРУ в Лэнгли

Мелодично зазвенел телефон. Сорокалетняя, но выглядевшая не более чем на тридцать лет, секретарша изящно изогнулась и взяла трубку:

– Алло, приемная Моррисона. Да, минуточку… – Она прикрыла ладонью мембрану и повернула голову к шефу, поглаживавшему ее по бедру: – Это Кларк. Вы заняты?

2
{"b":"6097","o":1}