ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Правда, были еще два человека, кто мог бы пролить свет на решение столь трудной задачи. Но коллеги профессора Никифорова – Бережная и Саржев – находились в Советском Союзе, и пытаться вытащить их оттуда было слишком сложно, хотя и возможно, так как «железный занавес» предназначался только для простых смертных.

Фон Штайн аккуратно отодвинул от себя тетрадь и прикрыл уставшие от напряжения глаза. Как и у большинства ученых, почерк Никифорова был неразборчивым. Несколько минут профессор сидел неподвижно, затем быстро встал с кресла и покинул лабораторию. Он и не надеялся, что в первый же день разберется с записями в дневнике. На это нужно время, а его всегда так не хватает.

В этом году фон Штайну-Дорожкину исполнился шестьдесят один год. Больше половины жизни он провел в стенах этого бункера, пытаясь осуществить свою идею. Это уже стало патологией, одной из форм шизофрении. Он уже не задавался вопросами: зачем ему это все надо, для чего он живет и творит, какие великие цели преследует? С фанатичным остервенением он шел к финишу, прекрасно сознавая, что там, за финишной чертой, его ждет кромешная тьма, НИЧТО.

Кроме оставшихся в России жены и ребенка, другой семьи у профессора не было. Да ему это было и не нужно. Он и весть о трагической гибели сына принял с философским равнодушием, лишь разведя руками: на все воля Божья. Но и в Бога фон Штайн не верил, разве что в дьявола.

Впрочем, профессору не сочли нужным сообщить, что убившим его сына «богом» были вовсе не русские спецслужбы, а родной «Черный орел». Фон Штайн пока ничего не знал о коварстве своих коллег и продолжал трудиться на благо национал-социализма…

Моторная лодка быстро шла вниз по устью реки, разгребая носом мутную воду. У руля стоял крепкий рослый негр. Он что-то напевал под нос и не обращал внимания на трех европейцев, сидевших на дне его лодки. Ему слишком хорошо заплатили, чтобы он мог со спокойной совестью не совать нос куда не следует и при этом радоваться жизни.

Европейцами были три боевых офицера спецназа ГРУ – единственные, кто остался жив после бомбометания «мигов». Среди счастливчиков оказался и сам подполковник Самойлов. Он вообще не получил ни одной царапины, тогда как его офицеры были буквально изрезаны осколками гранат и камней, продырявлены пулями, раздавлены рухнувшими скалами и обожжены пламенем. Троих смертельно раненных офицеров пришлось зачистить на месте. С оставшимися двумя, практически уже недееспособными бойцами, Самойлов вышел к ближайшей точке экс-фильтрации, буквально вытащив товарищей на своих плечах.

Теперь они плыли по реке Замбези к Мозамбикскому проливу. Этот путь был очень долгим, но это был путь к дому…

20

17 июля 1978 года, на 61-м году жизни скоропостижно скончался член Политбюро ЦК КПСС, секретарь ЦК КПСС, депутат Верховного Совета СССР, Герой Социалистического Труда Федор Давыдович Кулаков.

Смерть вырвала из наших рядов видного деятеля Коммунистической партии и Советского государства. На всех постах, куда направляла его коммунистическая партия, Ф. Д. Кулаков со свойственными ему большой энергией и настойчивостью верно служил нашей Родине, великому делу Ленина.

Ф. Д. Кулакова отличали высокие партийные качества, требовательность и принципиальность, скромность и чуткое отношение к людям. Своим самоотверженным трудом и замечательными личными достоинствами он снискал глубокое уважение в партии и народе.

Медицинское заключение о болезни и причине смерти Ф. Д. Кулакова – члена Политбюро ЦК КПСС, секретаря ЦК КПСС.

Кулаков Федор Давыдович, 1918 года рождения, в 1968 году перенес операцию – резекцию желудка. Кроме того, Ф. Д. Кулаков страдал атеросклерозом коронарных артерий, атеросклеротическим кардиосклерозом, хронической пневмонией.

В ночь с 16 на 17 июля развилась острая сердечная недостаточность с внезапной остановкой сердца. При патологоанатомическом исследовании диагноз полностью подтвердился.

Начальник четвертого Главного управления при МЗ СССР, академик АМН СССР, профессор Е. И. Чазов…

Для простых советских людей это лето мало чем отличалось от предыдущих, разве что непривычной жарой. Жизнь текла размеренно, спокойно, не предвещая в обозримом будущем каких-либо перемен. Короче говоря, лето было обычное и, казалось бы, ничем не примечательное, если бы…

Одним из важных его событий стала непонятная, а точнее, таинственная смерть секретаря ЦК, члена Политбюро ЦК КПСС Федора Давидовича Кулакова. И не известно, как повернулась бы история нашей страны, если б не эта трагическая смерть…

Многие политики у нас и за рубежом уже видели Кулакова в кресле генсека. Но предсказаниям не суждено было сбыться. В ночь с 16 на 17 июля Федор Давидович Кулаков, как сообщило ТАСС, «скончался от острой сердечной недостаточности с внезапной остановкой сердца». Короче говоря, обычный в подобных ситуациях диагноз. Правда, Кулаков до последней минуты был здоров как бык, не знал, что такое головная боль или легкая простуда, и был неисправимым оптимистом. Но последнее не помешало КГБ распространить слухи, что крестьянский сын Федька Кулаков после неудачной попытки захватить трон перерезал себе вены. А первое не помешало светилам советской медицины вынести заключение о естественной смерти видного политического деятеля Ф. Д. Кулакова.

Умер Кулаков вскоре после кончины его друга – академика Агапитова. Но в глаза бросается один примечательный факт. Некролог, посвященный академику, был помещен на первой полосе «Правды», а Кулакову – на второй странице, хотя он был и секретарем ЦК, и членом Политбюро, и, судя по стилю некролога, «уважаемым в партии и народе» человеком. И сами похороны прошли на удивление скромно, на них не сочли нужным присутствовать высшие соратники по партии, борьбе и работе.

Судьба решила то ли посмеяться над Федором Давыдовичем, то ли восстановить справедливость. На заре своей быстрой карьеры Кулаков был участником заговора против Хрущева, а теперь сам пал от руки заговорщиков. Чего только не бывает за стенами Кремля, кроме, пожалуй, правды и милосердия.

Совершенно секретно.

В одном экземпляре.

Генеральному секретарю Коммунистической партии

Советского Союза, Председателю Совета обороны

товарищу Брежневу Л. И. от Председателя Комитета г

осударственной безопасности Андропова Ю. В.

Докладываю.

С 1-го февраля 1975 г . по настоящее время Комитетом госбезопасности проводилась особо секретная операция «Вурдалак». Благодаря четкой работе задействованных в операции подразделений КГБ, были решены все поставленные перед ними задачи, а именно:

1. Выявлены и обезврежены предатели Родины из числа офицеров ГРУ: полковник Дорожкин А. Н. и его подручный-капитан Тюрин С. П. Также были привлечены к административной ответственности высшие офицеры Генерального штаба ВС, проявившие непростительную халатность в деле с вышеуказанными офицерами.

2. Установлены конкретные лица и их принадлежность к профашистской организации «Черный орел», завербовавшей вышеуказанных бывших офицеров ГРУ.

3. Выявлены и обезврежены предатели Родины из числа профессорского состава Академии наук СССР: ныне покойные академик Агапитов Д. В. и профессор Никифоров А. С, а также установлена связь вышепере численных граждан с ныне покойным членом Политбюро ЦК КПСС, секретарем ЦК КПСС Кулаковым Ф. Д.

4. Выявлен и завербован для работы на СССР агент ЦРУгражданин Соединенных Штатов Америки Джонатан Бэтфорд, до недавнего времени работавший в нашей стране под фамилией Богомолов С. Е.

5. Благодаря оперативным действиям сотрудников Главного управления КГБ возвращены секретные материалы, имеющие важное стратегическое значение для обороны нашего государства (тетрадь профессора Никифорова, изъятая из камеры хранения Ярославского вокзала во время проведения последней стадии операции «Вурдалак»).

35
{"b":"6097","o":1}