ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нелюдь
Смертный приговор
Всегда при деньгах. Психология бешеного заработка
Как инвестировать, если в кармане меньше миллиона
Сестра
1356. Великая битва
Француженка. Секреты неотразимого стиля
Ветана. Дар исцеления
Литерные дела Лубянки
A
A

– Ее надо скомпрометировать каким-то особым способом или на мое усмотрение?

– Ваш человек должен наставить рога ее мужу, одному московскому профессору. Но наставить так, чтобы в определенное время муж узнал об измене. Как видите – проще не придумаешь. Зато какая перспектива появится у вас…

«Да уж, появится. Особенно после „зачистки“[2], тьфу, тьфу, тьфу…». – Мафиозо поднял глазки к небу.

Чтобы пауза не показалась слишком длинной, Исламбек понимающе закивал и предложил гостю еще чаю.

«А собственно, чего я так дергаюсь? Ведь не сам же я полезу в постель к „профессорше“. Ну подумаешь, кто-нибудь из моих ребят переспит с ней пару раз по ее же согласию. За это пока уголовной ответственности не придумали. Даже если и повяжут моего человека, предъявы-то нет и быть не может. Никаких секретных материалов красть не требуется, да и откуда они могут взяться у жены…»

Исламбек улыбнулся. Теперь он был снова спокоен и уверен в себе.

– Я согласен, но только с одним условием: Никаких бумаг и моих подписей, все только на нашем честном слове джентльменов.

– Естественно, – развел руками гость. – Что может быть надежнее слова истинных джентльменов?..

Исламбек не ответил, что. Он лишь совсем сощурил желтые глазки и по-восточному широко улыбнулся.

2

Совершенно секретно.

Заместителю начальника

1-го Главного управления КГБ СССР

генерал-майору Карпову И. И.

от начальника 2-го отдела

полковника Рукавицина А. В.

Докладываю.

С 12-го по 15-е июня вооруженная группа родезийского карательного батальона совершила глубокий рейд по приграничным районам Народной Республики Мозамбик. В кольце боевых действий оказалась интересующая нас территорияA-Z-23. По предварительным данным, в результате нападения родезийцы захватили стратегически важный груз «ЭОР-2», прибывший в районA-Z-23 двумя днями раньше и являющийся основным элементом в операции «Посев», которую проводит Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных Сил СССР.

В настоящий момент местонахождение карательной группы, а также исчезнувшего сверхсекретного груза «ЭОР-2» не установлено.

Андропов внимательно посмотрел на генерала Карпова, словно хотел проникнуть в самые потаенные уголки его души. От этого взгляда становилось не по себе, но генерал выдержал. Он принадлежал к «старой гвардии» и за долгие годы научился смотреть в разные глаза, а когда надо – и смиренно опускать взор в землю.

– «ЭОР-2» является нашей совместной разработкой с ГРУ, – не то спрашивая, не то утверждая, произнес председатель.

– Так точно, Юрий Владимирович, – поспешил согласиться генерал и тут же, на всякий случай, уточнил: – Но изначально мы отвечали только за внутреннюю безопасность. Все внешние операции курировал Генштаб. Тем не менее я считаю, что теперь нам необходимо провести свое расследование данного инцидента и после провала ГРУ взять инициативу в свои руки.

– Это мы сделали бы в любом случае, – явно подразумевая что-то свое, улыбнулся Андропов. – Надо действовать сообща. Не так ли?

Почувствовав двойной смысл сказанного, а также то, что у председателя сегодня на удивление радушное настроение, генерал рискнул поддержать шутливый тон шефа. Уже намного спокойнее и веселее он добавил:

– Тем более что действовать сообща – это вовсе не означает действовать заодно.

– Генерал, – укоризненно произнес Андропов. – У нас общие интересы и задачи, и в деле защиты социалистического Отечества не может быть разногласий.

– Так точно! – выпалил Карпов, стараясь мнимым солдафонством завуалировать допущенную им фамильярность: все-таки Андропов оставался Андроповым. – К сожалению, ГРУ не установило в контейнеры самоликвидаторы, а было бы куда меньше проблем, имей мы радиоуправляемое устройство.

– Поэтому необходимо в кратчайшие сроки ответить на четыре вопроса… – Голос председателя снова стал твердым, а взгляд пронзительно-холодным. – Первое: находится ли груз у родезийцев или утерян в ходе нападения? Второе: был ли захват «ЭОР-2» запланирован или тот попал в руки врага в качестве трофея? Третье: если груз все-таки у родезийцев и попал к ним только как обычный трофей, успели ли они понять, что заполучили? Ну и наконец, последнее – найдите этот чертов «ЭОР-2» и, где бы он ни находился, доставьте его по назначению.

– Так точно, Юрий Владимирович. Мы уже начали проверять все возможные каналы, по которым могла произойти утечка информации.

– О ходе расследования докладывать постоянно. К концу дня у меня на столе должен быть план всех оперативных мероприятий.

Когда Карпов вышел из кабинета, Андропов вызвал генерала Торфянова.

Тот появился уже через минуту. Генерал был склонен к полноте, что, впрочем, не сказывалось на его умении работать головой. Узкие, слегка заплывшие жирком глаза Торфянова всегда были умны и хитры.

– Разрешите, Юрий Владимирович? Здравия желаю.

– Здравствуйте, Дмитрий Алексеевич. Прошу вас.

Андропов крепко пожал генералу руку и протянул кожаную папку:

– Ознакомьтесь и изложите свои соображения, кому из вашего управления можно поручить это дело.

В кабинете наступила тишина. Андропов что-то быстро заносил в свой блокнот, давая возможность Торфянову не слишком торопиться с выводами.

Наконец генерал оторвался от папки и твердо произнес:

– Нам придется бок о бок работать с «соседями»[3]. Я поручу это дело полковнику Шарову: у него опыт в подобных «совместных» операциях.

– Не возражаю. В восемнадцать часов жду вас обоих с докладом.

– Есть.

Торфянов покинул кабинет. На столе зазвенел телефон «вертушки».

– Юрий Владимирович, здравствуйте…

Этот голос Андропов узнал бы из сотни других, даже не будь это прямая линия с Кремлем.

– …Я звоню вам по поводу последних событий в Африке. Руководство приняло решение, что закончить операцию «Посев», как и планировалось ранее, должно Главное разведуправление. Вам надлежит лишь обеспечить надежное прикрытие внутри страны.

«Иногда и до них доходит очень даже быстро», – удовлетворенно подумал Андропов и вслух произнес:

– Понял.

Собеседники вежливо попрощались, и Андропов положил трубку. Только вчера, на совещании, Политбюро поставило в одну упряжку КГБ и ГРУ. А сегодня уже снова развело в разные стороны. Оно и к лучшему, ибо у Комитета теперь развязаны руки. Впрочем, как и у «соседей».

Но в данном случае дело было вовсе не в натянутых взаимоотношениях двух силовых ведомств и реакции на это Политбюро – это всегда было нормой с самого момента создания ВЧК и армейской разведки. И даже не в исчезновении сверхсекретного материала «ЭОР-2», явившемся лишь следствием, а не причиной. Дело было в другом. Андропов это хорошо понимал и учитывал в раскладываемом им пасьянсе, итог которого знал только он один.

В лаборатории стоял полумрак. Призрачный свет дежурной лампы отражался от многочисленных колб, пробирок и трубочек, а затем, преломившись в сосудах с зеленоватыми, красными и фиолетовыми жидкостями, переливался всеми цветами радуги.

В углу помещения за лабораторным столом сидел человек в белом халате. Его голова безжизненно упала на грудь, руки повисли вдоль тела, на полу лежала выскользнувшая из пальцев авторучка. Человек выглядел совершенно неподвижным, и невозможно было определить, уснул он или умер.

Внезапно тишину нарушил глухой бой настенных часов. Человек вздрогнул и медленно поднял голову. Некоторое время он мрачно созерцал стеклянные сосуды и безразлично следил усталым взглядом за перемещениями в прозрачной жидкости красно-коричневых червеобразных тел. Затем тяжело встал со стула и отрешенно посмотрел по сторонам. Он был выше среднего роста, но сейчас, сгорбившись под невидимой тяжестью, казался намного ниже. Медленно ступая, словно каждый шаг приносил ему мучительную боль, человек подошел к сейфу, достал маленький пузырек и вылил его содержимое в мензурку.

вернуться

2

«Зачистка» – операция по устранению свидетелей (спец.).

вернуться

3

«Соседи» – на сленге КГБ означает ГРУ, и наоборот.

4
{"b":"6097","o":1}