ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вряд ли. Есть много других, более верных способов убрать лейтенанта. Я склонен к тому, что убийство произошло спонтанно и не готовилось заранее. У убийцы, я имею в виду того, кто послал сигнал роботу, не было времени для рассуждений.

– Факты?

– Посуди сам. «Экземпляр» действовал строго по программе: выбор жертвы, убийство, самоликвидация. Правда, Мизин говорит, что робот был еще не готов к работе и могли произойти различные сбои в программе, но тогда он бы и вел себя как-то иначе. К тому же вариант «Атака» был уже заложен в него.

– Ты видел эту программу?

– Она общая для всех. «Экземпляр» не относился к числу особых, и его программу составляли в Зоне. Не думаю, что ее подменили или закодировали именно на Макарина. Лейтенант у нас всего месяц и прибыл после того, как программа была отлажена. И последнее. Я говорил с нашими техниками. По моей просьбе они просмотрели графики и вычислили, что сегодня ночью потребление электроэнергии в лаборатории было выше нормы. Кратковременный всплеск нагрузки пришелся как раз на час тридцать ночи. Ребята дали мне примерный перечень агрегатов и аппаратуры, способной выдавать такие параметры, и в этот список вошла система «Сигнал».

Сеня вздохнул. Мысленно он уже представил себе объем работы, который ему предстояло проделать. Зотов вряд ли разрешит привлечь кого-то в помощь. Хорошо хоть ему, Сене, он доверяет.

– Я не верю в случайности, – продолжал Дмитрий. – Спинным мозгом чувствую, что за этим что-то скрывается.

– Спинной мозг – это серьезно, – согласился Сеня. – С ним лучше не спорить. – Он достал свои сигареты и закурил. – Значит, одна из твоих версий заключается в том, что кто-то тайно проник в операционную систему компьютера и сделал нелегальную вставку в программу охраны объекта.

– Да, иначе неизвестный не смог бы незаметно попасть в лабораторию.

– А как же дежурные офицеры, спали, что ли?

– А как насчет шахты для спецотходов?

Сеня щелкнул языком. Он понял, что хотел сказать Зотов.

– Ты мне доверяешь? – спросил программист.

Дмитрий удивленно посмотрел на него:

– Естественно, иначе не завел бы с тобой этот разговор.

– Я это к тому, что последнюю охранную программу составлял я сам.

– Знаю.

Зотов улыбнулся. Этот парень нравился Дмитрию. С первого дня знакомства они прониклись друг к другу взаимным уважением и доверием и постоянно чувствовали потребность в общении.

– Понимаешь, старик, – произнес Сеня после не которых раздумий. – В нашей системе все строго регламентировано. Например, программы второй и третьей степени секретности не могут обращаться к информации первой категории. Любая попытка что-то дополнить, изменить или стереть блокируется операционной системой. При этом срабатывает сигнализация, идет соответствующая запись в память компьютера, которая подвергается периодическим проверкам.

– Это я знаю.

– Ты также должен знать, что программы охраны и жизнеобеспечения объекта обособлены. Практически в них невозможно влезть из нашей компьютерной сети – сработает блокировка. Защита этих программ многоступенчатая, и я сейчас, честно говоря, не могу представить, каким образом это можно сделать. Но даже если и была сделана вставка, то, скорее всего, компьютер стер ее, не оставив и следа. Хотя, – Сеня заметно воодушевился, – мы знаем примерное «место удара» и точное время одной из вставок. Если сравнить оригиналы записей с рабочей копией, то можно найти несоответствие, ведь все важнейшие массивы данных и программ дублируются.

– Вот это ты сейчас и сделаешь. Разрешение на вход в архив я тебе выдам. Кроме того, необходимо проверить систему программного обеспечения и систему обеспечения безопасности, сделать ревизию допуска к информационной базе…

– Постой-постой. – Сеня умоляюще посмотрел на Дмитрия. – Может быть, ты это поручишь ребятам из отдела безопасности? Мне и так придется перевернуть всю операционную систему. К тому же, мне кажется, я догадался, какую комбинацию сделал неизвестный.

– Ну!

– Потом скажу, когда проверю. Но если я прав, то это старый трюк. Вот только как он смог его провернуть?

– Хорошо, а для начала, не в службу, а в дружбу запусти это в свой компьютер.

Майор передал Сене листок бумаги. Тот быстро пробежал его глазами и улыбнулся:

– Заскочи в конце дня. Мне это тоже интересно.

Они ударили по рукам и разошлись.

* * *

В пять вечера Зотов снова появился в вычислительном центре. По уже имеющимся у него данным и пока еще открытым вопросам Сеня составил программу с несколькими вариантами ответов.

Решения не пришлось долго ждать. На дисплее появилось всего два слова: «УБИЙСТВО. МИЗИН».

За спиной Дмитрия послышались легкие шаги. Он резко обернулся и увидел проходившую мимо Куданову. Видела Вера Александровна надпись на дисплее или нет, майор не понял.

– Она давно тут? – спросил он у Сени.

– Появилась с запросом на новую программу сразу после твоего ухода. Видимо, сейчас пришла за распечаткой первого варианта. Но ведь у нее, кажется, алиби.

– Просто я не хочу, чтобы по Зоне ходили слухи.

Сеня улыбнулся:

– Вера Александровна создает впечатление весьма положительное: умна, скромна, не болтлива…

– Тем не менее…

* * *

После ужина Дмитрий пошел на озеро, решив, что совет Набелина не так уж и плох. Сидеть в душной квартире было хуже пытки.

Подойдя к озеру, Зотов сел на скамеечку, стоящую возле самой воды. Красота окружающей его природы создавала решительный контраст с мрачными мыслями, засевшими острым клином в голове. От этого несоответствия становилось неуютно.

– Итак, – прошептал Дмитрий, – расчет компьютера совпадает с моим. Значит, надо обратить внимание на Мизина.

Сергею Ивановичу Мизину было тридцать восемь лет. Высокий брюнет с красивым лицом и выразительными глазами, он больше напоминал киноартиста, нежели профессора. Именно Мизин загружал в «экземпляры» спецпрограммы, используя для этого лично им разработанный самый совершенный в мире метод экспертных оценок.

Рабочий материал поступал к профессору по двум каналам. Для диверсионных и террористических акций к нему присылали специально подготовленных, прошедших тщательный отбор офицеров из бригад спецназа. На языке Зоны они назывались «экземплярами» первой категории. Это и так уже были безжалостные машины для убийства, но для большей надежности их обрабатывали с помощью аппаратуры Мизина. Второй канал – лагеря особого режима, в частности, соседний с объектом, а также «психушки». «Экземпляры» второй категории были бросовым материалом для экспериментов и серийных опытов. Иногда из уголовников создавали специальные команды для особых заданий.

Но не все программы составлялись непосредственно в Зоне. Большинство из них присылали из Москвы, и группе Мизина нужно было лишь загрузить их в сознание людей. Затем зомби направляли в Крым на спецполигон КГБ. Там они проходили окончательную проверку перед засылкой на задание.

Зотов понимал, что Мизин – лишь первый раунд схватки. За профессором должны были стоять куда более могущественные силы, но вот какие – это вопрос вопросов.

«А может, я действительно от жары совсем свихнулся?» – подумал Дмитрий.

Майор знал, что в таких случаях простых убийств не бывает. Есть лишь недобросовестные или тупые следователи, которые все упрощают, чтобы поскорее отчитаться перед начальством и закрыть дело.

Зотов не мог себе четко объяснить, что в первую минуту его так насторожило. Его интуиция, еще ни разу не подводившая, на чем-то основывалась, на каком-то незаметном факте, еще не осознанном умом. В сотый раз вспоминая в мельчайших подробностях все увиденное, майор мучительно думал, что же это был за факт.

Неожиданно Дмитрий вспомнил свои собственные слова, сказанные Сене: «Есть много других, более верных способов убрать лейтенанта».

41
{"b":"6097","o":1}