ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Позвоночник и долголетие: Научитесь жить без боли в спине
Добавь клиента в друзья. Продвижение в Telegram, WhatsApp, Skype и других мессенджерах
Русские булки. Великая сила еды
Три минуты до судного дня
Повестка дня
Забей на любовь! Руководство по рациональному выбору партнера
В объятиях лунного света
Небесный капитан
Меняю на нового… или Обмен по-русски
A
A

Елена махнула рукой и скрылась за поворотом коридора.

Личные коды сотрудников, получавших допуски в соседние блоки, автоматически передавались в систему охраны этих блоков, и допущенный мог уже беспрепятственно входить в любое помещение. Но в Зоне был свой этикет, который предписывал нажимать кнопку звонка, прежде чем входить в лабораторию коллеги.

Профессора не было видно, но за стендами с аппаратурой слышалась какая-то возня. Лена подошла поближе и остолбенела. Между шкафами лежало растерзанное женское тело. С живота кожа была содрана полностью, руки и ноги неестественно вывернуты. Над этим еще трепещущим телом склонился профессор Черков.

Лена отпрянула назад, пытаясь поскорее покинуть ужасное место, и задела рукой стойку с пробирками. Черков вздрогнул, резко обернулся, взревел, одним прыжком оказался рядом с Леной и ударом кулака оглушил ее…

…Лена очнулась от поразительного аромата борща.

Она лежала на больничной кровати в квадратной комнате с белыми матовыми стенами и полом. Окон не было. Свет шел с потолка. Рядом с кроватью на сервировочном столике стояли тарелки с борщом и сосисками, стакан компота, сметана. Тут же лежали столовые приборы.

– Красота! – улыбнулась Елена.

Она не знала, как тут оказалась и что будет дальше, лишь чувствовала, что с ней произошло что-то необычное, но не могла вспомнить, что именно, да и не пыталась, ибо была очень голодна.

«Ух, как я сейчас наемся! Интересно, что это за симпатичные сосисочки?»

Она поддела одну из них ложкой и тут же выронила ее: на ложке лежал человеческий палец. Видимо, ароматный борщ также был сварен из человеческого мяса. Лена сжала руками виски и застонала:

– Это уже было… Это уже было…

Да, это уже было в далеком 53-м. Несколько изголодавшихся мальчишек из ее двора раскопали свежую могилу и сварили суп из руки покойника. Ребят так и не откачали, а наблюдавшая за всем этим маленькая Лена потом неделю не могла есть.

Входная дверь открылась, и в комнату вошли три человека в белых халатах и масках. Почему-то Елену удивили не маски, а белизна халатов. Один из неизвестных нажал кнопку на дистанционном пульте. Левая от кровати стена повернулась вокруг своей оси. В комнате оказались шкафы с хирургическими инструментами и кресло, похожее на гинекологическое, но у его подлокотников были захваты для рук, а у изголовья крепились тиски..

«Господи, да это же Лубянка! – пронеслось в ее голове. – За что они меня?..

Двое подошли к ней, схватили за локти, усадили в кресло, закрепив руки и ноги и зажав в тиски голову. Третий в это время гремел инструментами, проверяя их. Люди в масках молча делали свое дело, не обращая внимания на ее крики.

У Лены возникло странное чувство раздвоенности, будто вся эта нелепость происходит не с ней, а кем-то другим, а она лишь наблюдает за всем со стороны, из зрительного зала.

Рядом на столике аккуратно раскладывались иглы, крючки, кусачки и другой инструмент для «задушевных разговоров». Один из неизвестных подошел к Лене и стал зачем-то измерять ее линейкой, ощупывать руки, ноги. При каждом прикосновении холодных пальцев ее била дрожь, замирало сердце.

Четвертый мучитель появился незаметно и откуда-то сзади. Он что-то сказал, и исполнители удалились вместе с ним в коридор.

Лена осталась одна в кромешной тьме, боясь даже шелохнуться. Через некоторое время со всех сторон послышались шорохи и шипение, то появляясь, то исчезая. И всякий раз, когда они приближались, Лена вздрагивала всем телом.

Постепенно шорохи сменились странными звуками, которые, казалось, воспринимаются не ушами, а всем телом. От них невозможно было скрыться, они проникали в каждую клетку ее организма, вызывая мучительную боль. Доведенная до исступления, Лена закричала, но не услышала своего голоса, словно воздух неожиданно стал густым и плотным.

Елена сделала последнее колоссальное усилие, стремясь освободиться от бремени тела и унестись в небытие, но и это оказалось ей не под силу…

17

Чувство тревоги не покидало Зотова. Он снял телефонную трубку и набрал номер Лены. Никто не ответил, и Дмитрий запросил «центральную». Дежурный офицер доложил, что Бережная сделала запрос и получила разрешение на вход во второй блок к профессору Мизину. Дмитрий он набрал номер профессора. На этот раз трубку сняли почти сразу. К телефону подошла ассистентка и позвала Мизина.

– Сергей Иванович, это Зотов. Елена Николаевна у вас?

– Только что ушла.

– К себе?

– Да, но по пути хотела зайти к Черкову.

– Раз уж отвлек вас от дел, что вы выяснили насчет «экземпляров»?

– Для вас ничего интересного. Программа в норме. Окончательный ответ могут дать либо зондирование, либо проверка на полигоне.

– А как насчет нелегальных программ или вставок?

– Это можно узнать лишь после зондирования. Я ничего не обнаружил.

Зотов усмехнулся.

«Раз зондирование – блеф, придется пока довольствоваться заключением Мизина».

– Когда вы делали проверку?

– Вчера днем, когда получил ваше распоряжение и узнал, что эксперимент Елены Николаевны откладывается.

«А Куданову растворили позавчера вечером», – подумал Дмитрий.

– Спасибо, профессор, не буду больше вас отвлекать.

Майор нажал на рычаг и набрал номер лаборатории Черкова. Абонент не отвечал. Дмитрий перезвонил Елене, но там тоже молчали. Он посмотрел на часы.

«Наверное, ушли обедать. И мне пора».

* * *

Лена не знала, сколько прошло времени. Очнулась она в кровати. Было темно. От напряжения болела спина. Темноту вдруг сменил сумрачный свет, и стало видно, как откуда-то сверху спускается змея. Оцепенев от ужаса, Елена смотрела на нее. Змея опустилась ей на грудь, сделала стойку, покачалась из стороны в сторону и вдруг исчезла. С потолка посыпались огромные пауки. Лена закричала, спрыгнула на пол, но поскользнулась, упала, быстро поднялась на четвереньки и поползла к дверям.

– Господи, опять подвал… Я больше не вынесу этого. Дядя Федя, где ты?! Спаси меня!

…Когда Лене было четыре года, она на спор с ребятами забралась в подвал дома, в котором они с бабушкой снимали маленькую комнатку. Подвал был низким и темным, из него веяло сыростью и холодом. Едва девочка спустилась в темноту, мальчишки захлопнули за ее спиной тяжелую железную дверь. Такого панического страха она еще не испытывала. А тут еще как назло с потолка посыпались скользкие мокрицы, грязь и всякая гадость, разглядеть которую Лена так и не смогла. На ее крик прибежал дядя Федя с первого этажа и спас малышку.

Казалось, все это было так давно…

То, что происходило с Леной сейчас, напоминало сцены из дешевого фильма ужасов, однако она была не зрителем, а участником событий. Совершенно обессилев, она свернулась калачиком, обхватила ноги руками и заплакала. Подавленная, беззащитная, она долго лежала на полу, мечтая лишь об одном – умереть.

И снова на нее обрушились таинственные звуки и мигающий свет. Она опять почувствовала мучительное давление воздуха, доводящее до сумасшествия, но была уже не в силах с этим бороться…

18

Ни Черкова, ни Лены в ресторане не было, и Дмитрий снова забеспокоился. За обедом к нему подсел Сеня, по радостной физиономии которого было ясно, что программист явился не с пустыми руками.

– Я понял, как действовал преступник, – выпалил Сеня, плюхаясь в кресло. – Я был прав: все оказалось старо, как мир. Я имею в виду мир машин. – Он залпом осушил стакан лимонада и, сощурившись, улыбнулся: – Короче, я пришел к выводу, что, во-первых, мои люди здесь не при чем, так как не видят информации, находящейся в банке данных. Во-вторых, нельзя сослаться и на низкий уровень оперативного руководства. Многоступенчатый документальный контроль и официальные процедуры, регламентирующие порядок внесения изменений в систему программ и массивы данных, а также постоянный контроль за работой всех звеньев системы…

52
{"b":"6097","o":1}