ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Александр Федорович Подвольный за сорок пять лет прошел трудную дорогу от рядового райкомовского аппаратчика до члена ЦК. Еще в молодости он выбрал единственно правильный для себя путь к светлому будущему – вперед и без остановок, но не по прямой, а с черного хода и только вверх. «Светлый путь» не подвел. Покоряя одну вершину, Александр Федорович уже намечал следующую, лелея надежду в скором времени добраться и до «Пика коммунизма». Плох тот член партии, который не мечтает стать главным членом.

Появился прислужник:

– Александр Федорович, к вам женщина. Она отказалась назваться.

– Надеюсь, мою жену ты знаешь? – усмехнулся Подвольный.

– Так точно. Это не она.

Хозяин недовольно поморщился и приказал девицам исчезнуть в сауне. Когда же впустили незваную гостью, лицо его побледнело, и в глазах отразился испуг.

– Как ты здесь оказалась? – растерянно спросил он, накидывая на себя простыню. – «Хвоста» нет?

– Нервным ты стал в последнее время. У выхода мои люди.

– Те, что ушли вместе с тобой?

Женщина кивнула. Подвольный натянуто улыбнулся:

– Их необходимо уничтожить и передать следственной группе Быкова. Это слишком серьезное ЧП, чтобы его можно было замять.

– Я это поняла, как только нас засекли. Надеюсь, вы найдете, кого подставить вместо меня?

– Грешно разбрасываться верными людьми, но это проблема генерала. Я всегда был и буду на твоей стороне.

Неожиданно дверь в сауну открылась, и одуревшие от жары девицы вывалились в холл. Подвольный, только сейчас вспомнив о них, махнул им рукой, и они уползли, оставив хозяина наедине с незнакомкой.

– А ты неплохо выглядишь, – пробубнил Александр Федорович, разливая по рюмкам коньяк. – Из красно-фиолетовой мымры ты, Вера Александровна, превратилась в соблазнительную блондинку.

Куданова улыбнулась:

– Ты тоже без меня неплохо развлекаешься.

Подвальный пожал плечами:

– Это так – чтобы кровь не застаивалась.

Куданова притянула его к себе:

– Ну а со мной не хочешь развлечься?

– Только об этом и мечтаю…

…Вера Александровна встала с тахты и осушила рюмку коньяка.

– Рассказывай, что в столице нового, – потребовала она, подсаживаясь поближе к Подвольному.

– Если все рассказывать – ночи не хватит.

– Не отмазывайся, Шурик. Как дела у брата?

– Нормально. Во всяком случае, после твоих фокусов осложнений нет. Вы удачно все списали на этого… Профессора.

– Черкова.

– Ага.

Куданова криво усмехнулась:

– А как дела у моего друга Зотова?

– С Зоны убрали. Сейчас он в отпуске, а там, судя по слухам, отправится к чукчам в местное управление.

Вера Александровна расхохоталась, истерично мотая головой. Подвольный с тенью неприязни посмотрел на нее и, встав с тахты, начал уплетать шпроты. Он боялся ее и всеми силами пытался скрыть свой страх.

– Что мне делать дальше? – спросила Куданова, успокоившись.

– В Москве тебе оставаться нельзя. Поедешь в Крым. Там доделаешь то, что не успела в Зоне. Нам нужны люди в самое ближайшее время. Крымская лаборатория открылась на нашей секретной базе всего месяц назад, так что работы у тебя будет хоть отбавляй. Но до сентября надо успеть наладить конвейер. Этих двоих оставишь Быкову и не забудь про коды.

– Оставлю, – сказала Вера Александровна и, вздохнув, добавила: – Когда все это кончится?

– Скоро, очень скоро, но для этого нужно еще поработать. 

5

Давно Зотов не ел таких вкусных домашних пирогов. Катя умела их готовить просто великолепно, как, пожалуй, и все, за что бралась, вкладывая в свое творчество женское очарование, заботу и ласку. Дмитрий разомлел, находясь в атмосфере любви и взаимопонимания дружной семьи Корнеевых, и даже позавидовал другу. Он подумал о Лене: увидит ли он ее когда-нибудь?

После ужина Дмитрий и Валентин прошли в кабинет. Корнеев коллекционировал старинное холодное оружие и не мог удержаться, чтобы не похвастаться перед другом пополнением. После того как Зотов с видом знатока по достоинству оценил два кинжала, саблю и меч, которые он еще не видел, его внимание привлекла лежавшая на столе папка. Валентин перехватил взгляд друга и пояснил:

– Соседа моего стукнули. Следователь знакомым оказался и принес почитать заключение, перед тем как закрыть дело.

– Нашли убийцу?

– Да его и не искали. Прочти, если хочешь.

Дмитрий взял папку и уселся в кресло. Дело и равда оказалось простым. Каширин, сосед Корнеева, как обычно, ехал утром на работу в своем «Москвиче», и его сбил МАЗ, перевозивший минеральную воду из Ессентуков в Москву. Заключение ГАИ было однозначным: отказ тормозов, машину вынесло на перекресток, и многотонный рефрижератор раздавил «Москвич» Каширина. Шофер МАЗа, некий Сабиров, также скончался на месте происшествия, но от сердечного приступа – не выдержали нервы.

– Действительно банально, – согласился Зотов, кладя папку на место. – И печально. Лишний раз убеждаешься, что от случайностей никто не застрахован.

– Ты веришь в случайность?

Дмитрий поморщился и внимательно посмотрел на друга. Он вспомнил о недавней «головной боли» он понял, что Валентин неспроста начал этот разговор. И папочка на самом видном месте оказалась не случайно.

– Я тебя слушаю, – ответил Зотов.

Валентин некоторое время молчал, видимо, еще раз прокручивая вопросы и возможные ответы, а затем начал медленно излагать свое заключение:

– Шорин, это следователь РУВД по делу моего соседа, сказал мне, по дружбе, что начальство прямо намекнуло ему, что дело нужно закончить побыстрее и не раздувать его.

– Знакомо, – усмехнулся Дмитрий.

– Тем более. Ну а меня подобные дела вообще всегда настораживают. И я решил кое-что выяснить по своим каналам. Оказывается, Сабиров год назад вышел из мест заключения. Само по себе это ничего не значит, если б не одно обстоятельство. Он сидел пять лет в колонии строгого режима, но последний год пробыл в некоем отряде 545-С. Все мои попытки узнать, что это за отряд, закончились неудачей. Я натолкнулся на сверхсекретность, доступ к информации имеет крайне ограниченный круг людей из старших офицеров.

– А что говорит Орлов?

– Чтобы я не лез не в свое дело.

Зотов снисходительно ухмыльнулся, понимающе покачав головой:

– Пожалуй, я кое-чем смогу тебе помочь, но это между нами.

– Обижаешь. – Валентин встал и тщательно закрыл дверь в комнату. – Подслушивающих устройств здесь тоже нет.

Дмитрий продолжил:

– Короче, в 545-ю входят специально отобранные и подготовленные головорезы, прошедшие психотропную обработку и запрограммированные на «особые» задания. Твой Сабиров оказался одним из них, что, кстати, и объясняет его «сердечный приступ». Он самоликвидировался, добросовестно выполнив задание.

Корнеев задумчиво кивал, уставившись в одну точку. Потом спросил:

– Как ты думаешь, он был один?

Зотов пожал плечами:

– Обычно это одиночки, но не исключено, что егоь подстраховывали или наводили по времени. Ведь в деле сказано, что рефрижератор не петлял по городу и не шел за «Москвичом», а это значит, что за Кашириным ехал наводчик, связанный по рации с МАЗом. Неплохо бы снова допросить свидетелей.

Валентин одобрительно поцокал языком, а потом сказал:

– Меня насторожили не только торопливость следствия и странная лагерная команда, но и еще кое-что. Ты только не смейся и постарайся меня понять.

Он сделал паузу, а Зотов успокаивающе кивнул.

– Дело в том, – продолжал Валентин, – что за месяц до убийства Каширин заглянул ко мне и рассказал пространные вещи, которым я тогда не придал особого значения. У него была собака – натасканная овчарка, просто умница. Жену Наташку пес любил не меньше, чем хозяина. Вплоть до июня. В мае же Наташа съездила под Ялту в санаторий. Так вот, после ее возвращения собака словно взбесилась. Она стала рычать на хозяйку, не подпускать ее близко к Каширину, в общем, сам понимаешь… Семейная жизнь пошла наперекосяк. Славка даже версию выдвинул, что жена изменила ему на юге, а собаки очень хорошо чувствуют измену, и теперь верный пес мстит за него. По его просьбе я навел справки в санатории, но Наташа оказалась верной женой, хоть за ней и ухлестывали местные кавалеры. Усыпить овчарку у Каширина рука не поднималась, но в начале июня пес исчез. Жена ни при чем – я проверял. Ну а через две недели – этот «несчастный случай». Теперь с некоторой долей уверенности можно сказать, что его убили, я имею в виду хозяина. Но вот зачем? Он простой инженер, никакой секретной информацией не располагал. Может быть, случайно о чем-то узнал? Есть тут у меня кое-какие мысли, но пока слишком все туманно.

65
{"b":"6097","o":1}