ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Офицеры решили, что это наводчик, который должен был убедиться в самоликвидации Сабирова и забрать рацию.

Во второй половине дня Корнеев получил добро на зондирование Кашириной.

Сеанс гипноза назначили на вечер следующего дня. Предварительно были приняты меры по секретности. Валентин оказался прав: Наташа находилась под наблюдением.

Хотя он и рисковал, но все-таки переговорил с Наташей, которая действительно ни о чем не подозревала. Они договорились, что она пойдет домой через проходную парадную, но с противоположной стороны дома уже выйдет ее двойник. Сама же Наташа должна была сесть через некоторое время в ожидавшую во дворе машину и спокойно проехать на квартиру экстрасенса.

Все прошло удачно: «топтун» не заметил подмены и довел объект наблюдения до дома. Каширйна же в это время уже подъезжала к месту встречи.

Кроме Наташи и экстрасенса на сеансе гипноза присутствовали Корнеев и Зотов. Встреча записывалась на видео. Сеанс длился около двух часов, но результаты оказались плачевными, хотя и подтверждали, что программа есть. Вконец измученный психотерапевт сказал, что один не справится: нужен помощник. Программа была слишком хитро запрятана, постоянно ускользала, переходя с одного уровня на другой, и, чтобы ее вытащить без ключа, нужна была жесткая блокировка.

Сеанс решили перенести на следующий вечер.

Как и в предыдущий день, перед тем как Каширйна поехала на зондирование, провернули туже операцию с «подставкой».

На этот раз экстрасенс был с помощником, и после часовой напряженной работы Наташа наконец-то заговорила.

– Вы все вспомнили?

– Да, – медленно, но четко ответила она.

– Какой условный сигнал вы должны получить, от кого, где и когда?

– От кого и когда – не знаю. Мне должны позвонить на станцию и спросить: «Как дела на любовном фронте?». Ответ: «Спасибо, как всегда». Затем должны сказать: «А мне не повезло – в Ялте пасмурная погода. Пришлось уехать двадцать пятого августа». После этого я должна соединить абонента с тем, с кем он захочет поговорить.

– Значит, это не ее знакомый, а кто-то из аппарата Кремля, – шепнул Дмитрий на ухо Валентину.

Тот молча кивнул.

– Что вы должны делать после получения сигнала? – задал вопрос экстрасенс.

– Я должна создать аварийную ситуацию на линии Андропова и вызвать механика.

– Кого именно?

– Не знаю. Того, кто будет на смене.

– Какой сигнал вы должны получить, чтобы «забыть» программу?

– Мне должны позвонить и сообщить, что свидание отменяется, так как милый друг занят на работе.

– Ну прямо по Мопассану, – прошептал Зотов.

– У вас есть любовник? – осведомился экстрасенс.

– Нет.

– Должны ли вы подать определенный сигнал механику?

– Да.

– Какой?

– Я должна сказать ему, что звонил Алексей Васильевич и просил передать, что будет ждать его вечером на старом месте с бутылкой пива и пакетом сушек.

– Вы знаете, кто такой Алексей Васильевич?

– Нет.

Экстрасенс повернулся к офицерам, спрашивая, какие еще у них будут вопросы. Корнеев пожал плечами:

– Будите ее, – а затем, обращаясь к Зотову, сказал: – Надо срочно получить разрешение на просмотр записей телефонных звонков. Ближе к двадцать пятому августа придется каждый день наводить там шмон.

Можно спугнуть.

Валентин развел руками.

Тем временем экстрасенс наклонился к Кашириной:

– Слушайте меня внимательно. Эта программа у вас остается, и вы ее выполните. Но, вызвав механика, вы тут же сообщите об этом генералу Орлову, майору Корнееву или майору Зотову соответствующим паролем.

– Вот и отпали лишние проблемы, – шепнул Дмитрий. – Теперь не надо будет лишний раз светиться на телефонной станции.

Экстрасенс назвал пароль.

– Вы меня хорошо поняли?

– Да.

– Тогда на счет «три» вы проснетесь. Раз. Два. Три…

Она вздрогнула, и ее взгляд стал осмысленным.

– Ну как? – тихо спросила Наташа. – Вы узнали, что хотели?

– Все хорошо, – успокоил ее Валентин, ласково тронув за плечо. – Ты нам здорово помогла. Сейчас мы отвезем тебя на квартиру Зотова.

Утром Кашириной предстояло снова поменяться с двойником и вернуться к прежней жизни.

* * *

В двенадцать часов дня, после того как операция с подменой прошла успешно, друзья решили посидеть в небольшом кафе.

– Вчера прямо от тебя поехал к генералу, – сказал Валентин, присаживаясь за столик. – Старик доволен. Так что Родина тебя не забудет.

– Родина – может быть, но во всех остальных не уверен.

– Ты пессимист. Лучше скажи, что ты обо всем этом думаешь?

Дмитрий пожал плечами:

– Почти всю ночь не спал.

– Не ты единственный. И что?

– Да ничего. Во всяком случае, до двадцать пятого августа у нас еще есть время. – Он положил в кофе два кусочка сахара и окинул взглядом пустой кафетерий. Рабочий класс в это время уже готовился к обеду, а театральная интеллигенция еще только просыпалась. – Ты прав – мне надо ехать в Ялту.

– Но ты не только это хотел мне сказать. – Валентин хорошо знал своего друга.

– Конечно. Тебе надо ознакомиться с документом под грифом «Совершенно секретно. Допуск 001» за 1983 год под номером 4832-В. У Орлова должен быть допуск к информации. Я думаю, теперь он не откажет, сославшись на то, что ты лезешь не в свои дела.

– Надеюсь. Что там?

– Материалы об опытах с новым химическим соединением «Фантом», как его между собой называли создатели. Опыты прошли успешно, и соединение было предложено для использования в телефонных аппаратах, переговорных устройствах и спецаппаратуре как весьма эффективное и, главное, невидимое оружие для подавления живой силы противника, не оставляющее никаких следов.

– Расскажи вкратце.

– Из чисто технических вопросов я мало что знаю. Полтора года назад в первом блоке проходил испытание химический состав, который предполагалось напылять на пластину телефонного динамика особым способом. Обнаружить этот состав можно было только с помощью сложного химического анализа, и то – если знать механизм его действия. При телефонном разговоре, когда пластина возбуждается электрическим током, состав начинал действовать, медленно, но верно убивая человека. Чем больше телефонных звонков – тем быстрее отдашь концы.

– Железная логика! – усмехнулся Корнеев.

– Когда человек снимает трубку и слушает гудки или речь абонента, его мозг реагирует на специально подобранные частоты, не воспринимаемые ухом, но зато разрушительно действующие на нервную систему. А через неделю попробуй определи, почему вдруг здорового парня разбил паралич или прихватила еще какая зараза.

– Ну что же, я понял, зачем им нужно испортить телефонную линию и вызвать монтера. Скорее всего, монтер тоже запрограммирован, но мы его вычислим. Я думаю подобную операцию с «Фантомом» они постараются провернуть не только в Кремле.

– Если уже не провернули. Неплохо было бы проверить, кто и какие подарки дарил Хозяину за последний год. Ведь даже на «Звезду Героя» можно нанести особый «мертвый» слой, специально подобранный в соответствии с особенностями организма. Кто знает, может быть, на Андропова уже давно направлены невидимые лучи генераторов смерти? Может быть, уже давно во все его телефоны вставлены особые микрофоны? В наше время совсем не обязательно стрелять из-за угла или втыкать нож в спину. Человек умрет сам, в нужное время и в нужном месте. Надо лишь заранее побеспокоиться об этом, и тогда концов вообще не найдешь.

– Я думаю, Димка, что ты очень близок к истине. Орлов приказал нам временно оставить Афганистан и заняться расследованием заговора. Сейчас это важнее.

– Андропов знает?

– Надеюсь, Орлов доложил.

– В этом деле меня смущает один момент, – задумчиво произнес Дмитрий, допивая уже остывший кофе. – Ведь люди, занимающиеся технической стороной заговора, должны быть крупными специалистами, и Куданова тому подтверждение. Но несмотря на это с той же Кашириной допустили грубейшую ошибку, которую я – не специалист – и то обнаружил.

67
{"b":"6097","o":1}