ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты блефуешь.

– Отнюдь. Позавчера агенты Быкова вышли на твою квартиру. А вчера решалась ваша судьба, и если бы не мой план… Сам понимаешь.

– Ой ли? – Дмитрий криво усмехнулся, но внутри у него все содрогнулось. Он слишком хорошо знал Куданову. – А где гарантии, что после сегодняшней нашей встречи твои планы в отношении нас не изменятся?

– Гарантировать в нашем деле может лишь Господь Бог.

– И где же я живу?

Куданова расхохоталась и назвала адрес. Дмитрий мрачно посмотрел на нее:

– Квартира под наблюдением?

– Скорее всего.

– Кто еще из руководства знает об этом?

– Есть люди, – ответила Куданова, хотя не была в этом уверена. Генерал вряд ли сказал об этом кретину Подвольному или Папиному холую Летянину. Но даже если и так, свяжут ли они убийство Быкова с майором Зотовым? Теперь ее жизнь зависела от того, поверит ли ей Зотов и насколько серьезной покажется ему эта информация.

– Что ты собираешься делать с Бережной?

Вера Александровна усмехнулась, но тут в коридоре послышались чьи-то шаги и в дверь постучали. Зотов быстро спрятался за портьерой, пригрозив Ку-дановой пистолетом. Стучавшим оказался телохранитель. Он принес вечернюю генеральскую почту. На повторный стук опять никто не ответил и охранник, заподозрив неладное, осторожно приоткрыл дверь. Увидев Куданову и развалившегося в кресле генерала с дыркой во лбу, телохранитель мгновенно выхватил пистолет:

– Стоять! Лицом ко мне, руки за голову!

Куданова снова подняла руки, а охранник внимательно окинул взглядом комнату, но Зотова не заметил.

Пристально посмотрев на телохранителя, Вера Александровна узнала его. Это был зомби из первой нелегальной партии, которую она сама подготовила год назад.

– Что здесь произошло? – спросил он, все еще держа ее под прицелом.

– Несчастный случай.

Она ждала, что Зотов вот-вот выстрелит из своего убежища, но майор не подавал признаков жизни.

«Чего он выжидает, гад?»

Охранник разрешил Кудановой опустить руки и, отведя от нее взгляд, увидел валявшийся в углу пистолет. В соответствии с заложенной в него программой зомби должен был убить любого, кто покусится на жизнь хозяина. Вера Александровна знала, что он не будет разбираться, кому принадлежит оружие. Она сделала глубокий вдох и выпалила ключевую фразу для самоликвидации «экземпляра».

Охранник вздрогнул, удивленно посмотрел на нее, но пистолет не опустил, продолжая целиться ей в лоб. Его глаза из подозрительных и тревожных постепенно становились пустыми: он готовился к смерти. На его лице отразилась мучительная и жестокая борьба, происходившая в его сознании: он не хотел умирать. Зомби издал протяжный стон, но долг оказался сильнее программы, и, умирая, телохранитель нажал на спусковой крючок.

Как только прозвучал выстрел, Зотов, все это время державший охранника на мушке, выскочил на середину комнаты, сунул в руку Кудановой свой пистолет, благо не табельный, схватил кудановский и вылетел в коридор. В тот миг, когда он захлопывал за собой чердачную дверь, в коридоре появились охранники.

Валентин ждал на крыше. Он не стал задавать лишних вопросов и быстро прицепил карабин своего пояса к проводу. Внизу послышалось ворчание собак.

– Давно собак выпустили? – спросил Дмитрий.

– Как только ты ушел. Нам теперь лучше лезть одновременно по разным проводам. Так быстрее получится. Собаки-то нас все равно засекут, но успеет ли рюхнуть охрана. Я так понимаю, им сейчас не до нас.

– Да. Я им устроил загадку с двумя известными.

Зотов пристегнул свой карабин, и друзья, с силой выдохнув, поползли по проводам. Не успели они пройти первый пролет, как внизу запрыгали собаки, дико лая и задрав зубастые морды. Тут же выскочила охрана и, ничего еще не понимая, стала глазеть в темноту. Но свет прожекторов мешал им что-либо рассмотреть. До опоры, стоявшей в кустах, оставалась пара метров. Корнеев первым дотянулся до изоляторов и, отстегнув карабин, скользнул вниз по канату. Зотов из-за мучительной боли в спине несколько замешкался, и в тот миг, когда он уже спускался, мощный луч прожектора на доли секунды высветил его. Валентин увидел отверстия в куртке друга и все понял.

– Что делать с канатом? – спросил Дмитрий, переведя дыхание.

– Да Бог с ним. Надо линять.

Валентин вытащил из кармана пузырек с жидкостью и полил землю вокруг опоры.

* * *

– Ты ничего не заметил? – спросил охранник своего напарника. – Мне кажется, кто-то свалился с опоры.

– Не свалился, а слез. Смотри, справа веревка болтается. Бери собак, и вперед, а я посвечу.

Через минуту пять парней с овчарками выбежали из дачи и стали продираться сквозь кусты. Собаки оказались бесполезны, и поиски других следов пришлось отложить до рассвета.

На даче в это время творился переполох. Оставшиеся на ночь гости пытались исчезнуть, так как большинство из них были с любовницами и не хотели, чтобы их фамилии заносили в протоколы. Охране силой приходилось затаскивать их обратно в комнаты, не обращая внимания на удостоверения, угрозы и мольбы. Эти ребята свое дело знали. Две машины уже вышли на трассу. Начальник охраны связывался с центральным постом зоны, объявляя тревогу.

Подвольный благоразумно оккупировал телефон, сообщая кому надо о случившемся из первых уст и представляя все в нужном для себя свете. В таких случаях главное – быть первым.

21

– По моим подсчетам, ремни должны уже треснуть, – процедил сквозь зубы Амар Аббас, глядя вниз.

Не успел он договорить, как идущая позади лошадь покачнулась, испуганно дернулась вперед и, увлекаемая тяжелым ящиком, с громким ржанием сорвалась в пропасть.

Отряд остановился. Офицер заорал на солдата и приказал ему спуститься вниз. Содержимое ящика, что бы с ним ни случилось, нужно вернуть. Караван прошел чуть дальше, а на месте падения начали организовывать спасательные работы.

За полчаса до этого, на последнем привале, Амар незаметно перетер ремни, закрепляющие ящики с оборудованием. Диверсия удалась, и теперь агент ЦРУ должен был сфотографировать «запчасти».

Амара завербовал Марлоу полгода назад, поймав на сбыте наркотиков. Капралу грозила смертная казнь, и он благоразумно предпочел пуле в лоб работу на ЦРУ и неплохие деньги.

Амар понятия не имел, что находится в ящиках, но за ерундой вряд ли послали бы спецгруппу. За эту операцию Марлоу обещал кругленькую сумму, а за деньги капрал готов был сделать что угодно.

Минут через сорок все было поднято. Амар, принимавший самое активное участие в работах, с удивлением смотрел на груду металла. Все эти железки скорее напоминали запчасти для грузовиков, нежели что-то сверхсекретное. Хотя черт его знает, до чего могли додуматься русские ученые и дизайнеры. Он незаметно сделал несколько снимков и отошел в сторону. Марлоу будет доволен.

Капрал тайно снимал всю операцию с самого начала. Пакистанский спецотряд сил особого назначения, жестокий бой на полное уничтожение, покореженную технику и изувеченных людей, погрузку ящиков и их номера, а в заключение и сам таинственный груз. Вряд ли Пакистан испытывал трудности в запчастях для автомобилей, да еще советских, чтобы посылать для этого спецподразделение. Впрочем, Амар не волновался: свою задачу он выполнил, а с остальным пусть разбираются другие.

Через два дня Марлоу уже просматривал фотографии и слушал рассказ Амара. Со слов капрала следовало, что принимавшему груз пакистанскому начальнику и еще одному штатскому, ходившему вокруг «запчастей» с каким-то прибором, также не понравилось содержимое ящиков, так как он сильно ругался и обозвал всю спецгруппу ишаками.

«Странно, – рассуждал Марлоу. – Может быть, русские, прослывшие великими лгунами при заключении сделок, и на этот раз обманули покупателей, подсунув им вместо обогащенного урана контейнеры с отработанным реакторным топливом? Но какой смысл? Что-то заподозрили и в последний миг отменили сделку? Или направили ЦРУ по ложному следу? А может, это происки КГБ?»

84
{"b":"6097","o":1}