ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так ему, гаду, и надо! — мстительно сказала Наталья, и вся честная компания удивленно посмотрела на нее.

— За дело! — решительно скомандовала Дина. — У нас всего три часа! Это наш шанс, ребята, помните об этом. Пока мы себя показали… М-м… Не с лучшей стороны. Петр, начинай с оранжереи.

Оранжерея Диггера представляла собой похожее на чум сооружение из стекла, в котором могло свободно разместиться несколько деревьев. В ней Диггер разбил сад камней и насадил всевозможные кактусы. Гордостью хозяина был огромный куст в центре, который назывался «лох колючий»[3]. Там же росли несколько мясистых агав и длинных узловатых молочаев с огромными колючками. Между камнями и растениями извивался ручей.

Петр довольно долго любовался экзотическими растениями, присев на берегу ручья и созерцая сквозь стеклянный купол ночное светлеющее небо. «Вот если, к примеру, я поставлю себе на плечи Диану, достанет она до потолка? — лениво рассуждал он и тут же отвечал себе: — Нет, не достанет, пожалуй. А если поставить сначала Тушку, а потом уже Диану? — снова задумался Петр и поморщился, представив, как Наташка взбирается ему на спину. — Нет, лучше сначала Диану, на нее Харитоныча, а на него еще Женьку — тогда точно достанем. И лезть не придется… Эх!..»

Он поднялся с прохладного камня и вышел из оранжереи. У входа ждали его стремянка, куча веревок, пластиковое ведро раствора с пульверизатором и подвесом из лямок, а также щетка на длинной регулируемой рукояти. Перво-наперво Петруша нахлобучил на стриженую макушку оранжевую каску, потому что мама часто напоминала ему, чтобы он не терял голову. Потом опоясался страховочно-монтажным поясом. Затем поднял стремянку и принялся за дело.

Он обильно поливал стекло из пульверизатора, драил его щеткой до скрипа, обходя стеклянный чум по кругу, и незаметно поднимался все выше и выше. Вскоре уже стали видны зеленые окрестности Крестовского острова, чайки и синие предрассветные буруны Финского залива. «Красота! — думал Петруша. — Вот здорово бы жилось, будь вокруг всегда так чисто и красиво!»

Толстяк взобрался уже на последнюю ступеньку стремянки. Обдуваемый свежим ветром, он лихо перекинул веревку подвеса через крышу, попросил Харитоныча закрепить конец и смело полез по стеклу, как огромная божья коровка по перевернутой чашке. Из дома, держась в тени, мучимый бессонницей хмурый Диггер баюкал ноющую руку и наблюдал за счастливым Петрушей.

Клинеры, закончив работу, собрались у крыльца и глазели, как Петр штурмует высоту. Увидев, что Дина смотрит на него, он горделиво приподнялся и помахал ей рукой. Тотчас стекло под его весом треснуло, проломилось, подвес натянулся — и Петр, как гигантский маятник, протаранил «лоха колючего», после чего веревка оборвалась, и он, не издав пи звука, рухнул в кактусы. «Не надо было есть булочку перед работой!» — подумал он на лету.

Компания «Мойдодыр» в полном составе бросилась ему на помощь. Глядя с кривой, но беззлобной усмешкой на Дину, мимоходом отмечая ладную фигуру и красивые волосы, Диггер сказал почти сочувственно:

— Да, главная поломойка… Ну ты и влетела… Саша Диггер тебе этого не простит. Он еще та падла, я-то знаю…

IV

На залитой солнцем террасе, за небольшим круглым столиком, накрытым белоснежной хрустящей скатертью, Диггер вкушал стейк «Малибу», доставленный Страшилой из ресторанчика на Петроградской. Одетый в бежевый спортивный костюм, Саша еще плохо владел правой рукой, отчего часто лязгал серебряным ножом по тарелке, а бокал с красным рейнским брал левой. Кроме этих звуков тишину нарушали жадное чавканье и причмокивание, а из дома доносились рычание и треск раздираемой материи.

— Страшила! — крикнул Диггер. — Привел? Пусть подождут. А там что, все по-прежнему?

— Да, Саша, — виновато прогудел Страшила, появляясь в дверях. — Как сбесился! Третий ковер жрет.

Страшила повернулся к двери, ведущей в комнату, и, выпятив челюсть, сурово ткнул толстым и кривым пальцем:

— Сюда садитесь!

Клинеры, зевая, уселись на кожаный диван. Среди них не было только Петра, который остался дома извлекать занозы и залечивать царапины. Женя и Наташа тотчас уснули, привалившись друг к другу. Дина морщила лоб и что-то поспешно подсчитывала. Харитоныч ерзал и беспокойно оглядывался, не зная, куда деть руки: то подсовывал их под ляжки, то сцеплял на груди, то клал на колени и быстро барабанил пальцами.

Филя, заглянув из коридора, укоризненно покачал головой:

— Въехали, поломойки. Эх, подставили вы нас…

Чавканье на террасе усилилось и завершилось глубокой сочной отрыжкой. Диггер поморщился:

— Комар, прекрати жрать мордой с тарелки! Возьми вилку.

— Да все же свои, — невнятно ответил Комар. — Перед кем выкобениваться? — Он вытер жирные руки о край скатерти.

— Я в последний раз ем с тобой за одним столом, — брезгливо поморщился Диггер. — Тебя мама чему-нибудь учила?

— Ага! Компьютеру.

Воспользовавшись гардеробом Фили и Кумпола, Комара приодели в короткое, до щиколоток трико и теплую рубашку, которую он завязал узлом на впалом животе так, чтобы обнажился пупок с серьгой. Лицо, грудь и тощее волосатое тело покрывали красные пятна. Комар непрерывно чесался. Диггер отодвинулся от него, смочил салфетку в вине и протер руки. Потом окинул себя ласковым взглядом, любуясь мягкой хлопковой футболкой, широкими чистыми штанами, белыми носками и сандалиями, посмотрел на Комара еще раз — и остался очень доволен. Даже подобрел. Комар не обратил на это внимания.

— Вот что я надыбал ночью в сети, — сказал он, ковыряя пальцем в зубах. — Есть такой сайт «МАКИЧ» — международная ассоциация компаний индустрии чистоты… Они практикуют новую услугу — чистку компьютеров. Мы этим займемся и пойдем в систему из среднего круга.

— Давно в говновозе не катался?

— Ты не включился, чувак! Мы поедем туда со шнырями. Оденешь меня «мойдодыром». Мне нужно будет только добраться до компа среднего круга. С него я сломаю защиту в два тычка! Пропишусь в списках, подберу атрибуты — и все.

— Я в этом не секу ни фига, — озабоченно сказал Диггер.

— Еще бы! — хмыкнул Комар.

— Это как бы найти люк?

— В лузу! Если удастся, спишу систему паролей. Тогда вообще будем королевать!

— А если нет?

— Готовь говновоз. — Комар вытер губы салфеткой и бросил ее на пол. — Что, слабо? А вчера тут волну гнал… Я тебе говорю: это реальное дело. Надо только попасть в помещение.

— В какое? — спросил Диггер, посуровев.

— Не знаю еще… Подберем. Дочерние фирмы, филиалы… Совладельцы и их родственники… Я уже раскидал штук пятнадцать факсов с коммерческим предложением. Кто-нибудь да клюнет.

— На чей адрес факсы? — вскинулся Диггер.

— Не дрейфь, не на твой. У меня есть одна подстава… Ну, что, решаешься? Если нет — я отваливаю. Пойду к Владу. Он давно меня звал… А тут дело стопудовое… Ты мне только ущерб возмести. Комп-то мой замочил вчера.

Хитрый хакер потянулся и прикрыл глаза, сквозь опущенные рыжие ресницы наблюдая за хозяином.

— Не сепети, — озабоченно проговорил Диггер. — Тебе, конечно, все по барабану. Под тобой одна задница. Встал — все унес. А подо мной дело. Я за час не смотаюсь, а там у людей крыша серьезная. Можно на такие разборки налететь, что всю бригаду положу…

— Да и хрен с ними! Новых наберешь. Велика Россия и дубами обильна. Ой-ой, только не прикидывайся, что ты их всех любишь, как родных.

Диггер проглотил пилюлю и продолжал, как ни в чем не бывало:

— Это не то, что вчера… Вчера все было чисто, нас никто не засек…

— А водила говновоза?

— Не твое дело. Все улажено. Здесь придется светиться по полной… И перед шнырями тоже.

— Замочишь — и дело с концом.

— Ты, мочило! Ты сам кого-нибудь хоть раз замочил?

— А мне зачем? Мое оружие — голова!

— С головой у тебя, похоже, не фонтан… Знаешь, почему меня зовут Диггером?

вернуться

3

Растение с таким названием действительно существует.

10
{"b":"6098","o":1}