ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Звание Баба-яга. Ученица ведьмы
Вместе быстрее
Селфи на фоне дракона. Ученица чародея
Возвращение в Эдем
Вещные истины
Лесовик. В гостях у спящих
Как узнать всё, что нужно, задавая правильные вопросы
ЖЖизнь без трусов. Мастерство соблазнения. Жесть как она есть
Бессмертники
A
A

— Скажите, как вы относитесь к прерыванию жизни, данной Богом? — сунулся к ним наемный активист.

— Когда гляжу на тебя — согласна! — огрызнулась Женя. — Я что, похожа на беременную? Ты ей впаривай, — кивнула она на пухлую подругу, — она на третьем месяце.

— Я не беременная! — запротестовала Наташка, испуганно шарахаясь в сторону.

Но активисты ее не слушали. Они сбегались отовсюду, совали ей в руки брошюры о пользе контрацепции и иконы, щупали, вертели, показывали друг другу, спорили о сроках и о том, мальчик или девочка… Женя, злорадно улыбаясь, помахала подруге и побежала прочь под отчаянные восклицания из плотного кольца:

— Отстаньте! Женька, вернись!

Но у Жени неожиданно появились свои планы, и, когда взмокшая Наташка, побожившись на иконе Казанской Божьей Матери не делать аборта, вырвалась на свободу, юной проказницы и след простыл.

Вздохнув, Наталья посетила «Макдональдс» на Невском и от души наелась гамбургеров. Что-что, а поесть она любила. После праздника чревоугодия ею овладело раскаяние и стремление немедленно похудеть, и она купила в спортивном магазине вибромассажер, натянула его тут же, в подворотне ночного клуба, под топик на талию и, ежась от щекотки, отправилась в Сосновый Бор, на дачу к родителям. Она хотела подкинуть старикам деньжат… Пока все не спустила.

То ли сытные заморские гамбургеры, то ли вибромассажер, от которого то и дело подмывало хихикать, а может, солнечный полдень и зрелище шумного множества праздного и делового народа — что-то подействовало на нее так, что девушка напрочь забыла свою грусть и верную подругу, томившуюся в застенках. Ей стало хорошо и весело.

Она села в электричку на Калище и, беспрестанно улыбаясь, смотрела в окно, не обращая внимания на суровые взгляды пожилых дачниц. В вагон зашли бродячие музыканты, запели шлягер под гитару, и Наташа тотчас принялась подпевать им в голос глубоким проникновенным контральто. Увязавшись за ними, она прошла три вагона, утомилась от жары и присела отдохнуть, обмахиваясь ладошкой.

Вагон был полупустой. Неподалеку от Наташки пожилой усатый дядечка с лицом, которому приподнятые брови придавали изумленное выражение, читал вслух статью «Как поймать шахидку?» Тетечки в панамках, с корзинками и рюкзаками внимательно слушали, как на занятии по гражданской обороне.

— Шахидки обычно выбирают скопление народа, — наставительно вещал дядя. — И не абы какого, а представительного. Как мы с вами.

— Ну да, ну да, — закивала сухонькая старушка в зеленой военной панаме по самые уши, делавшей ее похожей на поганку. — Чего им всяких шелупоней взрывать?

Дядька продолжал:

— В ожидании команды они могут притворяться спящими…

Старушка-поганка посмотрела по сторонам и увидела у себя за спиной мирно посапывавшую Наташу.

— Этой девушки тут раньше не сидело!.. — зашептала она обществу, пригнувшись, как под обстрелом.

Пассажиры внимательно посмотрели на «мойдодырку».

— Я слежу за ней через дырку в газете! — шепотом успокоил слушательниц бдительный дядя, и они пересели к нему поближе, точно куры под крыло петуха. — У шахидки в ухе вставлен микрофон. И она тихонько разговаривает с другими шахидками, — продолжил он. — Они договариваются, как себя одновременно взорвать.

— Страсти-то какие! — закачались панамки.

Наталья поежилась от щекотки, заулыбалась и в полудреме задвигала пухлыми губами. Дядечка побледнел, рывком опустил газету и уставился на нее. Панамки тотчас повернулись в ту же сторону.

— Привиделось… — прошептал дядечка, утирая холодный пот, и бабульки облегченно вздохнули. — Второй отличительный признак шахидки — это полнота. Они так выглядят, потому что прячут на теле пояс со взрывчаткой и кнопкой… И вот когда она эту кнопку нажмет…

Он задумался.

— Но ведь шахидки — восточные женщины? — робко предположила пенсионерка в очках, оглядываясь на спящую девушку.

— То-то и оно, что нет! — возразил дядька. — А наши славянки чем хуже? Да русаку вообще все едино: что себя взрывать, что порядочного человека!

Повисло тревожное молчание.

— Я, пожалуй, пойду, — сказал дядечка, сворачивая газетку. — Уж и станция моя близко…

— Вы же говорили, что едете до Калища!

— Ну да… А теперь передумал. Может, на Дубочках ягоды больше будет. Дайте-ка мне мой рюкзачок…

— Не дадим! — всполошились панамки. — Вы у нас тут единственный мужчина. Страху на нас нагнали, а сами в кусты? На Дубочках ягоды отродясь не бывало. Вы уж поезжайте с нами до Калища, а мы вам покажем наши секретные места. Ягоды видимо-невидимо!

— Да? — засомневался дядечка. — А если что?..

Никакой ягоде рад не будешь…

— Это вы что имеете в виду?

— Ничего такого… А вы чего боитесь?

— Тише! Она вас услышит!

— Просыпается!

— Только не смотрите в ее сторону! Шахидка, если заподозрит, что ее раскрыли, должна подорвать себя сама, без команды.

— Может, милицию вызвать?

— Не успеем!

Вся честная компания уселась чинно, точно аршин проглотила.

— На ней пояс… — глуповато улыбаясь, вдруг сказал дядечка. — Это она…

— Мам-ма…

И надо же было так приключиться, чтобы именно в эту минуту Наташка решила отключить массажер, мешавший ей спать. Не открывая глаз, она принялась шарить у себя под топиком, бормоча едва слышно:

— Ну где же кнопка…

— Молится… — пробормотал дядька. — Хана.

— Где же эта чертова кнопка? — раздраженно, в голос спросила Наталья.

И тут усатый дядечка выпучил глаза, заорал страшным голосом:

— Ложись! — И, сиганув через спинку сиденья, рухнул сверху на девушку и схватил ее за руки. — Бегите, бабы! Я ее держу!

— Вяжите ее, граждане! — заверещала старушка-поганка.

Сонная Наташка, никак не ожидавшая нападения, опрокинулась на пол, и дядечка барахтался на ней, мял ее коленками, сияя засаленными на ягодицах штанами. На беду она оказалась сильнее и крупнее и, отталкивая его руки, начала подниматься на ноги.

— Бей ее, граждане! — раздался призыв, и на девушку обрушились сумки, рюкзаки и зонтики.

— За что-о?!

Испугавшись не на шутку, Наташка рванула к дверям, а оголтелые борцы с терроризмом помчались следом, подвергая себя смертельной опасности. «Ой, мамочка! — вертелось у нее в голове. — Психи взбунтовались!» Она вырвалась в тамбур, и тут ее схватили сильные мужские руки.

— А что это у нас такое?

— Спасите! Они сошли с ума и на меня набросились!

Трое молодых парней, крепких, загорелых и востроглазых, окружили Наташу. Один обнял ее за плечи, отчего она тотчас сомлела, двое отталкивали наседавших пенсионеров.

— Стоять! Спокойно! Где бомба? Мы сейчас во всем разберемся! Встань ровно, милашка! — Парень быстро и профессионально обыскал девушку и пожал плечами: — Ничего.

Второй тоже на всякий случай обшарил Наташку, только уже гораздо медленнее и нежнее.

— Граждане, это медицинский аппарат. Возвращайтесь на свои места.

Томный взор Натальи обратился к третьему из компании, но тот почему-то не стал ее обыскивать. Электричка как раз подкатила к Дубочкам. Пенсионеры, гордясь собой, шумно извиняясь, потянулись в вагон поправлять панамки, выяснять, кто из них первый подал такую дурацкую мысль. Конечно, женщины дружно винили во всем мужчину. Парни сгрудились у двери.

Наташа с сожалением вздохнула, поправила топик и тут же обнаружила, что исчез кошелек с деньгами. Еще раз похлопав себя по карманам, она удивленно спросила:

— Может, выпал?.. Ребята, вы кошелек не видели?

Ребята на вопрос отреагировали как-то странно: молча отвернулись и поспешно выскочили на платформу.

— Жулики! — закричала обиженная Наташка. — Это вы украли! Отдайте! Там же деньги!

Один из парней быстро показал ей неприличный жест, и это оскорбило ее до глубины души.

— Стойте! — завопила она и выскочила из электрички.

Двери с шипением закрылись у нее за спиной. Девушка помчалась по платформе вслед быстро уходившей троице.

14
{"b":"6098","o":1}