ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Пиво! — быстро сообразила Женя, успевшая изучить содержимое трех диггеровских холодильников. — У них на кухне упаковка пива!

Тотчас нашлись необходимые приспособления, и работа закипела. Обкуренные ребята приволокли от корейской палатки новехонькую батарею пивных банок, запечатанных в полиэтилен, точь-в-точь такую, как у Диггера. Они иголкой ловко сверлили в дне банок микроскопические отверстия, Чан впрыскивал в них дозу зелья из пузырька. Отверстия затыкали кусочком жвачки, заклеивали для надежности скотчем и закрашивали серебрянкой из старого парикмахерского пульверизатора с грушей. Женя скакала козой вокруг, лезла под руки, командовала и всем мешала. Она была в восторге, чувствовала себя атаманшей и Жанной д'Арк одновременно.

Наступили светлые летние сумерки, когда отряд освободителей вернулся на исходные позиции. В доме уже зажгли огни, слышалась музыка. Бультерьер гулко лаял где-то наверху, в комнатах, и это успокаивало.

Женя проворно скинула туфли и взобралась на тополь. Во дворе, очищенном от мусора и хлама, Страшила, крякая, подбрасывал и ловил старую, облупленную двухпудовую гирю. В открытое окно сквозь жалюзи виден был угол комнаты, освещаемый монитором компьютера. Над клавиатурой склонился Комар. В другой комнате стоял прекрасно сервированный стол с едой и напитками, за которым сидели друг против друга Диггер в белоснежном костюме и Дина в красной футболке «мой-додыров». Судя по всему, они мило беседовали, и Женя даже засомневалась в своей правоте.

Вдруг Диггер вскочил и несколько раз с размаху ударил Дину по затылку, потом схватил за шею толстыми красными лапами и начал трясти и душить, пригибая лицом к тарелке. Женя ящеркой соскользнула вниз. Нельзя было терять ни минуты! Она перемахнула забор, Чан подал ей тщательно упакованные банки. Прижимая к животу прохладную тяжелую ношу, Женя пересекла двор и помчалась к черному ходу…

IV

Дина крепко спала на диване, когда в доме началась суета. Комар, раскачиваясь на длинных ногах, точно кузнечик, пробежал по комнатам в поисках хозяина.

— Сашка! Они клюнули! Есть факс!

Через некоторое время дверь распахнулась, и Диггер, застегивая ворот новой рубашки, подошел к Дине и потряс за плечо:

— Собирайся! Мы едем. В чем дело? Чего нос воротишь?

— Вы бы не могли хотя бы стучаться? — проворчала Дина, недовольная, что ее застали заспанной и лохматой.

Он только хмыкнул в ответ. Наскоро умывшись, она спустилась вниз. Кум-пол, давясь бутербродом, указал ей на просторный гараж. Диггер наблюдал, как Страшила готовит машину к выезду. В гараже царили идеальный порядок и чистота. Дина пошла вдоль сияющих авто, любуясь, осторожно касаясь длинными пальцами капотов и крыльев.

— Нравится? — самодовольно спросил Диггер, подмигнув Страшиле и надуваясь от гордости. — Красная — «ломбарджини», а синяя — «бугатти»… Предпоследняя модель.

— Чего же не последняя? — небрежно поинтересовалась Дина. — Вторым сортом живете?

— Ну, ты! Ты, небось, и слов таких не слыхала! Последняя модель стоит пол-лимона баксов.

— Денег жалко?

— Ты че? Думаешь, я их покупаю?

Дина осеклась. Диггер со Страшилой заржали.

— Выбирай, на какой поедем, — милостиво разрешил хозяин.

— Ни на какой. Мы едем к клиентам, так? И все должно быть как по-настоящему? Где же ты видел, чтобы чистильщики разъезжали на таких тачках?

Диггер и Страшила переглянулись.

— Она права, — вздохнул хозяин. — Подкинешь нас до места, а дальше пойдем пешком, как лохи.

— Надо переодеться, — сказала Дина. — Во что-нибудь… Подешевле. Не такое броское.

— Отстойное? У меня и нет ничего такого… Но ты опять права, поломойка! Молодец!

— Что я делаю? — поморщилась Дина. — Я вам помогаю…

— Зато Комар тебе подходит, — сказал Диггер, взглянув на подошедшего хакера. — На все сто! Как только что из говновоза!

И он захохотал так заразительно, что Дина не смогла не улыбнуться.

Поехали скромно — в белоснежном «феррари». В машине Комар сидел рядом с Диной и беспокойно вертелся, засовывая пальцы под мышки.

— Что ты все чухаешься? — спросил Диггер, сменивший рубашку на безрукавку. — Страшила, как приедем, намажь его бальзамом от блох!

— Остряки самопальные! — обозлился хакер, — У меня там аппаратура! Надо все заснять, а то влетим по полной.

— Тебе-то чего трястись? — прогудел добродушный Страшила, — Это мы под статьей ходим.

— Черта с два! Глава 28 УК РФ, статья 272. Не правомерный доступ к компьютерной информации группой лиц по предварительному сговору. До пяти лет. Нарушение правил доступа к сети — до четырех лет. Создание вредительских программ — до семи. Это, правда, статья 273. Вас не касается.

— Я хочу выйти! — решительно заявила Дина, дергая ручки двери. — Никакого сговора!

— Не суетись, — остановил ее Диггер. — Двери блокированы. Вот так достаются мне бабки, поломойка. Чуть лоханешься — все загребут менты.

Низкая белая машина, порыкивая движком, неслась в потоке, обгоняя всех подряд, пока не угодила в пробку у Болыпеохтинского моста. Страшила, пугая водителей своим видом, пробился в голову пробки. У въезда на мост скопились сплошь крутые тачки, и среди них — кортеж из трех примитивно черных шестисотых «мерседесов», угрюмый и зловещий, как похоронная процессия.

Страшила набычился, головой указал Диггеру на машины, к которым его неотвратимо притирало потоком.

— Вижу, — кивнул Диггер. — Это Влад со своими отморозками. Мы должны проехать первыми.

— Ясен пень, — кивнул громила и согнулся над рулевым колесом, который казался игрушечным в его лапах. — Не в зад же их целовать.

«Феррари» задергался влево-вправо в поисках просвета. Тонированное стекло среднего «мерса» опустилось, в окне показалась белая одутловатая физиономия человека лет сорока с неприятным, неподвижным взглядом. Дина присела пониже на сиденье и спросила:

— А почему так важно проехать первыми? Они же на главной дороге — пусть бы ехали…

— Ты что? — обозлился Диггер, а Страшила только усмехнулся. — Это правило — давить понты. Главная дорога там, где я еду.

Машины сблизились. Влад и Диггер узрели наконец друг друга и кивнули, один небрежнее другого. Страшила извернулся — «феррари» взревел, выскочил из пробки и понесся на мост по самому краю дороги, оставляя соперников позади. Дина устроилась поудобнее.

— Слава богу! Я уж думала, сейчас перестреляете друг друга.

— Всему свое время… — отозвался Диггер в хмурой задумчивости. — У меня еще рука болит… По твоей милости.

Он достал откуда-то пистолет, щелчком выбросил обойму и принялся выхватывать его опухшей рукой и прицеливаться, дергая щекой от боли. Мобильник заиграл «Мурку» — Диггер сменил пистолет на трубку. Смуглое бритое лицо его непроизвольно вытянулось при взгляде на определитель номера.

— Влад звонит!

Страшила сбавил ход и, пока хозяин разговаривал, ехал осторожно, чтобы не помешать важной беседе.

— Ну, что? — полюбопытствовал Комар, едва Диггер отложил мобильник.

— Поздравляет… Говорит, красивую бабу отхватил…

— Черт! — испуганно воскликнула Дина, хватаясь за голову в полном отчаянии. — Этого мне не хватало для полного счастья!

— Это пурга все… Хочет приехать сегодня вечером.

Диггер переглянулся со Страшилой. Тот пожал плечами:

— Пусть едет. Он к нам — не мы к нему…

— Он что-то чует… Дела у него не фонтан сейчас. Ты посматривай, не пасут ли нас. Он любит снимать пенку с чужих кастрюль…

— Я и так смотрю, Саша.

— Все смотрите. И ты, поломойка, тоже. Ты сейчас с нами. А то пикнуть не успеешь про свой клининг! Вот так достаются бабки…

— Приехали! — объявил Страшила, тормознув. — Это за углом.

— Вперед, Диана. Будь естественней. Ты главная. Мы с Комаром — при тебе.

— Ох, черт!.. Вас-то как называть? Не по кличкам же?

— Вова и Коля.

Они стояли на Софийской улице. Между ней и чпбором Невской овощебазы в зеленой зоне красо-нш1ся дворец из красного кирпича, с башенками в мавританском стиле. До него было метров двести.

16
{"b":"6098","o":1}