ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты мне не гони! — страшным голосом вскричал Диггер. — Если сама мешала, должна знать! А ну пей свое пойло!

— Не хочу-у… — снова заревела Женька. — Не помню я, чего мешала-а… Бурбутурат какой-то-о…

— Да фиг с ней! — неожиданно вмешался Комар, жадно потирая длинные руки. — Я вчера две банки вмазал — и ни шиша! Наоборот, забойно так пошло… Дай лучше я выпью.

— Пошел вон! — заорал Диггер и вырвал банкуиз цепких рук хакера. — Ты мне живым нужен! Тебя-то я кем заменю? Филя, Кумпол! Выбросить паленые банки ко всем чертям! Сами не вздумайте вылакать!

— А пацанов кем заменишь? — спросил Страшила.

— Покумекаем чего-нибудь… — отходя, сказал Диггер. — Неси хавку. Завтракать пора. Да проверь сначала, не отравлена ли…

— На ком проверять? На Борьке?

— Ты что, сдурел — собаку травить? Филе вон дай или Кумполу, пусть пожуют…

И напоследок, уходя наверх, Диггер левой рукой, свободной от пистолета, отвесил Женьке тяжеловесную затрещину, от которой та с коленок повалилась набок, на траву, не успев вытащить руки из мешка.

— Дина, я хочу пи-пи… — совершенно искренне сказала Женя подбежавшей к ней Диане.

Гроза как будто прошла. Девчонки наревелись, причесались и успокоились.

Диггер тем временем в одиночестве наскоро перекусил, осторожно обнюхивая и осматривая каждый кусок, прежде чем положить в рот. Потом велел Страшиле привести Дину и впустить Комара. Комар пришел, чавкая, дожевывая на ходу. Дина почти не притронулась к пище. Диггер глянул на нее вскользь, пренебрежительно, словно мстил за вчерашнее. Даже сесть не предложил.

— Значит, так„поломойка. Вы бригаду мне завалили — вы всю работу за них и сделаете. По полной программе, без дураков. Крышевать вас от статьи не стану. Сами выпутывайтесь. Комар, что у тебя?

— У них там система охраны помещения типа «Полонез», — сказал Комар. — Компиков с выходом в сеточку пять штук. Один… Нет, два стоят внизу… — Он залез пальцами в задний карман трико, достал засаленный блокнот, повел обгрызенным ногтем по строкам. — Это управление системой охраны, сигналкой, видеокамерами и электронной блокировкой дверей. Три стоят наверху: в детской, в библиотеке и в кабинете. Нам нужен, наверное, тот, что в кабинете. Наблюдения в апартаментах нет. Я расколю пароль генератором кодов, потом мне нужно списать атрибуты юзера, скопировать систему разграничения доступа, сделать люк и поставить «демона».

— Какое прикрытие? — спросил Диггер, пригнувшись к столу и что-то помечая золотым «паркером».

— Моторчик нужен, — сказал Комар. — Комп с виду будет отрублен, я отброшу кабель от монитора. Но могут шуметь вентиляторы, пищать звучок из-под «виндов». Надо, чтобы кто-то из шнырей погудел в комнате пылесосом.

— Поняла? — поднял Диггер тяжелый взгляд на Дину. — Комара в пару с пылесосом. Дальше!

Но хакер не успел продолжить. Где-то в комнатах заиграл «Мурку» мобильник.

— Филя! Трубу! — заорал Диггер, развалившись в кресле. — Але! Кто это? Ты куда звонишь, козел! Вынь сперва ложку изо рта!.. А пошел ты… Бабки на тебя переводить… — Он отключился и недоуменно посмотрел на дисплей: — Что за номер? Страшила, чей это? Гарика?

— Гарик сейчас в Нарыме, — сказал Страшила, заглядывая через плечо. — А это наш, питерский… Где-то недалеко отсюда,

Телефон сыграл «Мурку» на бис.

— Н-ну? — грозно спросил Диггер. — Смольный слушает… Влад? — Он подскочил в кресле. — Влад, зуб даю, обознался! Чего у тебя голос такой… Челюсть сломана?.. Пять зубов? Трещина в черепе? Мозг, конечно, не задет?.. — Диггер изумленно и весело подмигнул Страшиле. — Кто же это тебя так отделал, братан? Только навод дай, мы с ним потолкуем… Я не радуюсь… Не скалюсь я вовсе! — Саша Диггер усилием воли заставил себя посерьезнеть. — Да я очень рад, что ты жив! Эй, эй! Что за наезд! Твой водила не заметил электричку, а я тут при чем? У тебя в руках содержимое его желудка? На фига оно тебе, братан?

Диггер не сдержался и беззвучно захохотал, катаясь в кресле и дрыгая ногами. Дина и Комар улыбнулись. Только Страшила остался хмурым и настороженным. Он ничего хорошего не ждал от Влада.

— Ой, момент!.. Подожди!.. — икал Диггер, давясь смехом. — Это мне Борька пятки лижет… Щекотно, не могу! Пошел прочь, скотина! Слушаю тебя во все уши, Влад! Ах, заключение экспертизы… Неизвестный транквилизатор органического происхождения? Аналог мочи австралийского муравьеда? А я тут при чем? Я с муравьедами не тусуюсь! Придержи коней… Постой… За базар ответишь!

Выкрикнув запоздалую угрозу, Диггер в некотором замешательстве опустил мобильник и взглянул на окружающих:

— Влад лежит в «Меди-центре»… Его водила, похоже, нажрался той же дряни, что и все прочие… Мне предъява… Влад думает, что это была подстава ему…

— Так звони скорей, блин! — занервничал Комар, хватая себя за локти, покрываясь красными пятнами от волнения и испуга. — Растолкуй, в чем фишка! Нам только разборок с его братвой не хватало!

— Не сепети! Дай подумать.

Диггер вскочил из-за стола, забегал по комнате от окна к двери, встревоженный, хмурый, сжимая мобильник, точно пистолет.

— Звони скорей! — скулил Комар. — Они, может, уже сюда едут!.. Он таких уродов навербовал…

— Да знаю я!.. — отмахнулся Диггер. — Страшила! Спустись вниз, настрополи Филю и Кумпола… Пусть возьмут стволы и секут в оба! А то, в натуре, можно не успеть добазариться… Поищи по городу наших…. Может, уцелел кто. Пусть мухой летят сюда, понял?

— Дай мне ствол! — закричал Комар вслед Страшиле. — Скорей!

— Чтоб ты из него застрелился, — буркнул Страшила и, ссутулясь от новых забот, поспешно покинул комнату.

Все настороженно прислушивались к шуму каждого редкого мотора за оградой. Во дворе засуетились Филя и Кумпол, залаял встревоженный бультерьер.

— Ша! — скомандовал Диггер, сосредоточенно набирая номер. Он утратил обычную самоуверенность, был не на шутку озабочен и взвинчен. Даже сразу постарел лет на пять. — Это Саша Диггер. По голосу узнавать должен… Дай мне Влада, братан, по-шустрому… Ты, шестерка поганая! Ты мне туфли целовать будешь, понял? Дай Влада мухой, я сказал! Влад? Это снова я… Ты погорячился, братан… Я под тебя стелиться не собираюсь, но ты послушай… Перемочить друг друга на радость ментам мы всегда успеем. Я в этом не замазан. Пиво было паленое, но не я его варил. У меня тоже люди нахлебались… За одним столом же сидели, хлебня-нюшку ломали… Мы взяли ту мокрощелку, которая паленое хлебово подкинула. У меня… Не толковал еще. Конечно, забирай! Какой базар! Ты братан суровый, но справедливый, я знаю… Пусть подъезжают, сдам из рук в руки. А если лекарство какое нужно или лепилу толкового, так ты скажи. Мы же с тобой старые друганы! Вот и ладушки. Давай, Влад, выздоравливай! Заскочу на днях, навещу. Пока! — Диггер расслабленно вздохнул: — Столковались, слава богу… — Он утер ладонью лицо и улыбнулся: — Что, Комар, штаны менять не пора? Ха-ха-ха!..

На его веселый раскатистый хохот Комар ответил мелким блеянием, и даже Дина, не вполне понимавшая, что происходит, растерянно улыбнулась.

Со двора донесся хриплый голос Жени, вышедшей на крыльцо с большим стаканом молока и ломтем хлеба, которые выдал ей Страшила:

— А что за кипиш? Что случилось, Филя? Ты бы еще касочку надел для прикола!..

II

Володька Комаров всегда отличался нахрапистостью, особенно в трудные моменты жизни. Он орал, размахивая длинными руками, вздувая жилы на тощем горле и на впалых лысоватых висках, брызгал слюной:

— Вы что, офонарели? Это же просто две сучки! Я тебе через пять минут десяток приведу еще смазливее! Из-за них связываться с самим Владом? Диггер, я думал, ты деловой человек! А ты фофан натуральный! Ее никто не заставлял тащить сюда эту отраву! А подставилась — давай к ответу по полной!

Александр Дмитриевич Довгалев, известный в миру как Саша Диггер, молчал. Он слушал не столько Комара, сколько себя и, к сожалению, во многом соглашался с хакером. Характер его, однако, с малолетства отличали некоторая противоречивость и упертость, не позволявшие быстро соглашаться даже с самим собой.

19
{"b":"6098","o":1}