ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не могу пробиться! — чуть не плача, пожаловался хакер. — Комп не запускается. Там «Тач Мемори»[8]. И еще, наверное, счетчик включений. Если я войду без него, хозяин засечет при первом подходе.

— Ты же говорил, у тебя генератор кодов?

— Десять в двадцатой комбинаций! Я неделю подбирать буду.

— Что тебе нужно?

— Микросхема… В стальном корпусе. Похожа на батарейку от часов. В ней код доступа и счетчик включений.

— И где она может быть? — озабоченно спросил Диггер.

— Да хрен ее знает!

— Что будем делать?

— Я могу упереть весь винт, но они поднимут шухер сегодня же… Сменят все пароли или, еще хуже, поставят ловушки…

— Думай, череп, думай, а не сопли жуй! Что у тебя со шнобелем?

— Ветром в окно надуло…

Женька, встав на цыпочки, сзади постучала Комара по костлявому плечу:

— Это как брелок, да? Он его на ключах таскает, я видела… Этот дурак, который императором вырядился… На поясе, в чехольчике таком бархатном.

— Ну и глаз! — восхитился Диггер. — Как у вертухая на шмоне. Сгоняй, принеси.

— Я бы принесла, — вздохнула Женька, сгорая от желания услужить, — да меня этот очкастый больше туда не пустит…

Действительно, начальник охраны, не желая больше рисковать местом, сам встал на посту у лестницы.

— Не хочет чистюля к нам переходить, — шепнул Диггер, — а придется. Пошли втроем. Что-нибудь скумекаем.

Диггер, Дина и Комар поднялись наверх по широким ступеням, оставив Женю под опекой Страшилы.

— Ого! — присвистнул Саша Диггер, проходя по картинной галерее. — Надо и мне хоть чего-нибудь нацепить на стену.

— «Утро тамбовской стрелки» сваргань, — съязвил Комар. — Или лучше «Братаны пишут письмо представителю Президента».

Они сгрудились в кабинете вокруг распотрошенного компьютера. Комар бессильно развел руками. Наташа, напевая, мерно покачивалась взад-вперед под шум пылесоса. Глухонемой Гоша домывал дальнее окно.

— Слышь! Эй! — окликнул девушку Диггер. — Как там тебя! Растолмачь своему безъязыкому бой-френду, чтобы поднялся повыше и посмотрел, чем там этот гермафродит с бабской грудью занимается. Давай, давай, потом чистоту наведешь.

— Он не безъязыкий, — обиделась Наташка за Гошу. — Он молчаливый.

— Двигай попой! Потом добазарим.

Наташа приблизилась к окну, замахала руками, состроила рожу. Гоша кивнул и проворно, как паук, полез вверх. Некоторое время все молча смотрели, как колышется веревка, перебрасываемая с места на место. Видно, Гоша заглядывал во все окна по фасаду. Внезапно он свалился сверху, повис, раскачиваясь, и загугукал, вытянув губы.

— Ты его видел? — уточнил Диггер. — Что он делает?

Гоша поводил ладонью над головой.

— Чешет репу? — удивился Диггер.

Последовало разочарованное мычание.

— Задницу? — предположил Комар.

— Яйца! — вскричали в один голос Комар и Диггер.

— Хватит! — воскликнула Наталья, зардевшись. — Что вам найти-то надо?

— Батарейку от часов в брелке, — пояснила Дина. — Он носит ее в бархатном чехольчике.

— Так я пойду и принесу! Сразу бы сказали…

И не успел никто возразить, как Наташка выбежала из комнаты. Через пару минут она вернулась с легкими полосатыми штанишками Рюрика Майкловича в руках. Женька не обманула. К поясу был пристегнут чехольчик из синего бархата, в котором на одной связке с электронными ключами от машины и двери болтался пластиковый брелок с круглой стальной блямбой посередине.

— Она?

— Ох, Наташка… — всплеснула руками Дина.

— Во дает! — восхитился Диггер. — Сняла с фраера кальсоны, а он и не заметил!

— Да что тут такого? Вам же Гоша ясно сказал, что хозяин сейчас моется… У него там такая джакузи — на всю комнату. Я в щелочку посмотрела…

Не снимая чехольчик с пояса, Комар поспешно приложил микросхему к гнезду. Компьютер тотчас ожил.

— Йес-с! — шепнул Диггер и, подняв руку, указал средним пальцем на лепной потолок.

— Ура-а… — так же шепотом отозвалась Наташа и подпрыгнула.

Комар истово перекрестился, взял девушку за уши и троекратно, по-братски облобызал, после чего опасливо покосился в окно. Глухонемой милостиво улыбнулся ему, и хакер быстро вернулся к работе. Он подключил к портам вскрытого компьютера свой старенький ноутбук и принялся качать информацию.

Дина дернула за рукав заглядевшуюся Наталью:

— Штаны-то отнеси, воровка на доверии. Ты там Харитоныча не видала?

— Давайте, ищите скорей! — распорядился довольный Диггер. — Комар закончит — и валим отсюда по-быстрому! Я тоже в джакузи хочу!

Найти Харитоныча оказалось не так-то просто. Он точно в воду канул, бросив пылесос и реактивы в комнатах. Наконец Дина услышала всхлипывания и причитания, доносившиеся из-за высокой двери. Она осторожно толкнулась в нее — заперто. Диггер потряс дверь изо всех сил — звуки усилились, но дверь не открылась.

— Придется Страшилу звать, — сказал Диггер. — Или сейчас расшмаляю эту фанеру к долбаной матери! — Он потащил из-за пояса свою «беретту».

— Стой, стой! — схватила его за руки Дина и смутилась. — Я сама… — Она приблизилась к двери и позвала: — Харитоныч, это ты?

— Я, Диночка… — плаксиво ответили из-за двери.

Харитоныч, оставшись в одиночестве, принялся разгуливать по комнатам, потрясенный и униженный роскошью обстановки. Его жизнь показалась ему мелкой и ничтожной. Он понял, что никогда даже не приблизится к такому комфорту. А ведь он трудился без продыху, света белого не видя… А теперь еще стал презренным сексотом Шваброй и обязан стучать на своих приятелей, чтобы сохранить жалкий кусок хлеба, который все норовят отнять…

Тяжело вздыхая, Харитоныч забрел в туалет и остолбенел. Он даже не сразу понял, что это туалет. Посредине просторной комнаты, отделанной черным мрамором, возвышалось голубое кресло с пультом управления и электронным блоком сбоку. Рядом стояло розовое кресло, пониже. Едва Харитоныч вошел, в помещении включился свет, заиграла музыка и, что окончательно его добило, послышалось тихое шуршание вентилятора и запахло душистой свежестью. Ноги Харитоныча подогнулись, он присел на кресло, и снизу подул теплый ласковый ветерок…

И тогда Харитоныч зарыдал, разуверившись во всем: в боге, в бизнесе и в прелестях честной жизни. Он чувствовал, что его обманули, но не мог понять, когда и кто.

Наплакавшись вдоволь, он умылся в огромном прозрачном умывальнике, отворачиваясь от своего отражения в глубоком зеркале, и направился к выходу. К его удивлению, дверь не открылась. Подергав ее, он вернулся в кресло и решил ждать, пока его найдут. Разглядывая и ощупывая все вокруг, он обнаружил в пенале электронного блока телефонную трубку и набрал номер мобильника майора Рыгина.

— Д-да… — Голос майора был напряженным и нервным. — Ты где находишься?

— В сортире… — вздохнул Харитоныч.

— Да? — В интонациях его куратора неожиданно прорезался живой интерес. — И как там?

— Классно…

— Издеваешься! — разозлился Рыгин. — Везет же сволочи… В сортире… А-а-а… — Совладав с собой, майор строго приказал: — По существу докладывай! Чем там занимаетесь?

— Чистим дом…

— Как — чистите? В смысле — грабите?

— В смысле — чистим…

— Понятно! — выкрикнул Рыгин. — Оставайся на месте, везунчик… А-а-а…

Связь оборвалась. В дверь постучали, и Дина позвала Харитоныча…

Пока клинеры решали, как вызволить эксперта из сладкого плена, Комар скачал информацию, свернул оборудование и вприпрыжку прибежал к ним.

— Слышь, старый! — крикнул он, узнав, в чем дело. — Тебя культуре учат, деревня! Воду в унитазе спусти — автоматика дверь и откроет.

Зашаркали шаги, зашумела вода. Зазвучала мелодия, дверь открылась.

— Все вниз! — вполголоса скомандовал Дигтер. — Уходим. Глухого снимите с веревок. Шустро, шустро!

Он поспешно сбежал вниз, мимо охранников, и «мойдодыры» последовали за ним гурьбой в бойлерную.

— Все, Филя, кончай турусы разводить. Ну и рожа у тебя… В мазуте, что ли, извозился? Страшила, уходим!

вернуться

8

Touch Memory.

23
{"b":"6098","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мир Карика. Доспехи бога
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Исчезающие в темноте – 2. Дар
Замок Кон’Ронг
Hygge. Секрет датского счастья
Школьники «ленивой мамы»
Позиция сверху: быть мужчиной