ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Только насос включу, — попросил хозяйственный Филя. — Интересно же, что получилось…

— Стойте! — опомнившись, вскричала Диана. — Мы не должны уходить! — Она встала на ступеньках бойлерной, подняв руки и загородив проход. — Мы не закончили работу, — обратилась она к Наташе и Харитонычу. — Мы же не бандиты…

— Не понял… — изумился Диггер. — Все, дело сделано. Чего ты еще хочешь?

— Выполнить свои обязательства, — твердо сказала Дина. — Я всегда держу слово. У меня фирма… Я забочусь о своей репутации. Харитоныч! Наталья! Ну что же вы молчите?

Но эксперт только сморщился и махнул рукой. Наташка широко открыла глаза, не зная, на что решиться. Женя без колебаний перешла на сторону команды Диггера и прижалась к Страшиле.

— Поломойка! — вскричал Диггер. — Вы в деле! Сматываем!

— Что ж, валите, — вздохнула Дина, устало присаживаясь на ступеньки. — Я останусь и все закончу сама.

— Знаешь, что во всем этом самое смешное? — сухо спросил Диггер, встав у нее над головой. — Ты и твои вопли. Ты похожа на училку. Только мы здесь — плохие мальчики.

— Я не согласен! — вскричал Харитоныч. — А он что, хороший?

Харитоныч ткнул пальцем в низкий потолок бойлерной, имея в виду Рюрика Майкловйча. Будто в ответ ему оттуда послышался приглушенный вопль, за ним еще один. Потом крики зазвучали беспрестанно, становясь все громче и приближаясь.

— Там кипиш какой-то… — глубокомысленно заметил Кумпол, высовываясь в коридор. — Мать моя женщина…

На парадной лестнице, поддерживаемый под белы руки начальником охраны, появился Рюрик Майклович, с головой закутанный в белоснежное покрывало, по которому расплывались подозрительные темные пятна. Подобно древнеримскому патрицию, хозяин величаво простер руку в направлении «мойдодыров» и пронзительно завизжал:

— Свиньи! Бейте их!

Размышлять о причинах внезапной немилости не оставалось времени — и Диггер скомандовал отступление:

— Страшила! За ним Комар! Потом бабы! Филя, сучий потрох, назад! Ко мне!

Отступление прошло организованно, по всем правилам военной науки. Впереди, как таран, ломился к двери Страшила. За ним, оглядываясь, сутулясь, прижимая к груди сумку с аппаратурой, семенил Комар, следом — девушки и причисленный к ним Харитоныч. Филя и Кумпол, вооруженные инструментами сантехников, и оскалившийся Диггер, прикрывали отход.

Группа Страшилы уже завела мотор «феррари», Филя и Кумпол еще только взбирались на высокие подножки «нексуса». Диггер же, окруженный пятью охранниками, замешкался у выхода и уже успел получить по голове и бокам резиновыми дубинками, когда сверху с орлиным клекотом свалился на плечи неприятеля Гоша. Он размахивал над головой гудящим серебристым прутом и мигом очистил пространство вокруг Диггера, позволив тому встать с колен и, пошатываясь, добежать до машины. Потом Гоша прыгнул на подножку отъезжавшего джипа, вцепился в стойку и зеркало. Кумпол ударил по газам — и джип скачками понесся вслед «феррари», едва не сбив невысокого человека с перекошенным лицом, бросившегося буквально под колеса.

Это был майор Рыгин. Сжимая в одной руке пистолет, а второй поддерживая живот, он бежал резвым аллюром к парадным дверям, у которых столпились обескураженные охранники.

— Задержать! — кричал он на ходу. — 3-з-задер-ржать!

— Кого задерживать собрался? — уныло спросил его только что уволенный начальник охраны.

— Не кого, а что! — вскричал Рыгин. — Не твое дело! Где у вас тут… Туалет?

— У нас тут теперь везде туалет… — вздохнул экс-начальник. — Вон, по всем этажам растекается…

— 3-задержать! — скомандовал сам себе майор и резво помчался в дом, не обращая внимания на резкий запах канализации и потеки странной жидкости, струившиеся по ступеням парадной лестницы. Клинеры, видя, что их не преследуют, остановились и расселись в машинах поудобнее.

— Что это было? — спросил Диггер, ощупывая гудящую голову.

— Это все Филя, — показал толстым пальцем Кумпол, почесывая гудящее плечо с вытатуированным тигром. Морда тигра вздулась и опухла. — Я говорил ему, что насос надо наоборот ставить. А он: я продувал, я продувал!

— Вы закачали ему в джакузи дерьмо из канализации! — Диггер захохотал, охнул, схватился за голову, но не удержался и снова заржал во все горло.

— Ты что, Саша? — участливо спросил Страшила.

— Вспомнил, как позавчера… Когда они, — Диггер, икая, ткнул пальцем в «мойдодыров», — когда они чистили мой дом… Ха-ха-ха!.. Полный отстой! С вами не соскучишься! А ты молодцом! — Он ткнул пальцем в живот глухонемого. — Понимаешь? Во! — Он показал ему большой палец.

Гоша смущенно заулыбался.

— Что это у тебя за штука такая? Ну-у-у-у…

Диггер завертел рукой над головой. Гоша протянул ему правую кисть. К ней скотчем был примотан свернутый в кольцо кусок толстой струны от контрабаса, хитроумно перевитый обычной бельевой резинкой. Стоило порезче взмахнуть рукой, как струна сама собой распрямлялась в сверкающий стальной прут. Едва Гоша останавливал руку, как резинка снова сворачивала струну в кольцо и прятала в рукав.

Машины тронулись. В «феррари» ехали Страшила, Комар, Диггер и Дина. В джип набились все остальные. Неподалеку, на обочине стоял синий «жигуленок», а возле него в недвусмысленной позе, прикрывшись милицейской плащ-накидкой, восседал на корточках напарник майора Рыгина…

Диггер, несмотря на полученные побои, был доволен собой. Он удобно устроился на переднем сиденье, положил ноги на приборную доску и то и дело начинал хихикать:

— А клево мы чувака развлекли… Сидел себе там один наверху, скучал…

— С нами не соскучишься, — басовито вторил шефу Страшила, осторожно ведя машину, чтобы Сашу не растрясло.

— Поломойка! — крикнул Диггер, рассматривая ссадины на лице в зеркало заднего вида. — Ты что такая мрачная? Все путем!

Дина поджала губы:

— У меня есть причины для веселья? Ты переманил моих сотрудников…

— Так с нами веселее!

— Я потеряла все оборудование и практически разорена… Меня сегодня бросил муж, в конце концов!

Диггер живо поджал ноги и обернулся к ней:

— Кто? Этот толстяк? Да я его!.. — Он угрожающе поднял растопыренные пальцы, подумал и закончил: — Да я его за это расцелую!

— Останови машину! — потребовала Дина, дергая заблокированную дверцу. — Немедленно! Я ухожу!

— Куда? — посуровев, спросил Диггер.

Задремавший Комар проснулся и, не выпуская из рук драгоценной сумки, на всякий случай отодвинулся в угол салона.

— Этот дурдом не для меня. Я хочу жить нормальной жизнью.

— Где? — усмехнулся Диггер. — Здесь? — Он показал пальцем за окно машины. — Ты у нас хочешь жить нормальной жизнью?

— Останови!

— Да ты знаешь, что я с тобой сделаю…

— Если не остановишь, я вас всех заложу милиции!

С минуту они глядели друг другу в глаза, стараясь не моргать.

— Останови, — велел Диггер Страшиле. — Пусть валит… Раз такая правильная. Еще прибежит к нам сама. Черт, соринка в глаз попала…

— Не надейся. И скажи всем моим… Там… — Дина мотнула головой назад, указывая на «лексус», — Пусть одумаются. Это просто безумие какое-то!

— Вали, вали отсюда, поломойка.

Дина хлопнула дверцей и побежала прочь. Она плакала.

Глава 5

ОДИН… ИЛИ ДВА…

ЕСЛИ ГОВОРИТЬ ТОЧНО.

НО, СКОРЕЕ ВСЕГО, ТРИ ИЛИ ЧЕТЫРЕ…

И ЭТО УЖ АБСОЛЮТНО ТОЧНО.

I

Скромный особняк Диггера показался «мойдодырам» милым и уютным. Неожиданное бегство Дины озадачило их, но не обеспокоило. Харитоныч твердо решил начать новую, преступную жизнь. Наташе было хорошо под защитой маленького, свирепого, как доберман, Гоши, а Жене было на все наплевать. Так, по крайней мере, она думала. Нашей детворе что банки грабить, что чистоту наводить — все едино. Лишь бы прикольно.

Комар вышел из машины отрешенный, осторожно неся в руках драгоценный компьютер, как курочку с золотым яйцом. На ступеньках лестницы он споткнулся — и Диггер со Страшилой с двух сторон бережно подхватили его под руки.

24
{"b":"6098","o":1}