ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все эти неприятные воспоминания промелькнули в его голове, когда он, уклонившись от назойливых расспросов Петруши, вознамерился поджарить яичницу, и уже занес яйцо над пышущей жаром сковородой. Неожиданно Петр поперхнулся, закашлялся и со звоном уронил вилку.

— Экий ты растяпа, — досадливо поморщился Харитоныч. — Теперь, по примете, припрется баба какая-то…

Петр молчал, и Геннадий Харитоныч обернулся. В тот же миг яйцо выскользнуло из онемевших пальцев и разбилось об пол.

В темной прихожей, совсем близко, он увидал стоявшего к ним лицом громадного человека в шапочке-маске, опустившего длинный ствол пистолета на согнутую в локте руку…

Глава 6

ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЗЬМЕТ

НА СЕБЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

ЗА ВЗРЫВЫ НА СОЛНЦЕ!

I

Проводив несколько наигранной усмешкой машину Влада, Саша Диггер спросил Страшилу:

— Чего молчишь? Небось, думаешь, что я дерьмо?

Страшила пожал плечами и отвернулся. Это означало, что они поссорились. Диггер делал вид, будто ничего не случилось, разглядывал свое отражение в зеркале, насвистывал и тыкал пальцами в сенсоры магнитолы, бегая по диапазонам. Прежняя радость улетучилась.

— О, какая телка идет! — воскликнул Диггер, разговаривая сам с собой. — Нет… Корявая… Ноги кривые. А вон какая тачка покатушная! Нет, обычный драндулет… Что-то мне все в лом сегодня.

Страшила молчал, не отводя взгляд от дороги. Комар предложил:

— Давай по пиву. Если хочешь быть красивым, вместо водки трескай пиво!

Но ему никто не ответил.

— Я клевый кентяра… — мечтательно сказал Саша, заложив руки за голову и откинувшись на спинку сиденья. — Я крутой… Черт! Не катит! Ну, Влад, падла! Страшила! Разговаривай со мной!

Страшила молчал.

— Вспомни, как мы начинали! — с обидой вы крикнул Диггер, оборачиваясь к нему всем телом. — С наперстков! С фарцовки билетами! Кем мы были? Никем! А теперь? Нам все лохи завидуют! И не сегодня-завтра мы срубим такой куш, что и чертям завидно станет! А ты из-за какого-то дешевого…

— Точняк, пацаны! — вмешался довольный Комар. — Чего заводитесь в дым? Химик, он был жидкий лох… Таких пруд пруди. Ему человеком никогда было не стать. Он…

— Заткнись! — одновременно рявкнули Диггер и Страшила и удивленно покосились друг на друга.

Въехав во двор, Страшила повернул сразу к подъемным воротам гаража, молча вышел из машины и направился к выползавшим из джипа «мойдодырам». Униженный Диггер грустно посмотрел ему вслед.

— Слышь, Комар, — устало сказал он. — Хватит нюхать цветочки. Берись за валюту. Влад Химика расколет по полной, и хана нашему синдикату. Они все под себя подгребут…

— Нет проблем! — бодро отозвался Комар и тут же посерьезнел: — Ты сам как?

— В ажуре, — скрипнув зубами, ответил Диггер. — Не видишь, что ли? И еще: сходи ты помойся.

Когда Диггер отошел, Комар обнюхал себя:

— Мыться? На фига? Некогда… — И поспешил к компьютеру, за которым провел солидную часть своей жизни, сравнимую со сроком за умышленное убийство.

Опечаленная Наташка, нахохленный Гоша и гордая, мстительно закусившая губу Женя в дом не пошли, а встали в сторонке, под тополем. Страшила протянул Женьке шоколадный батончик. Она отвернулась. Он вздохнул, сунул батончик вечно голодному Филе и побрел в гараж — проверять машины. В доме и во дворе повисла тишина, будто кто-то умер.

— Ишь, подкупить нас вздумал, герой! — уперев руки в бока, громко сказала ему вслед Наталья. — Мы за шоколадку не продаемся! Гошенька, скажи: «Диггер ка-ка!» Когда же ты у меня заговоришь, мой хороший?..

— Заговорит… Когда рак на горе свистнет, — злобно буркнула Женя.

— Может, ему операцию какую-нибудь сделать? — по-матерински вздохнула Наталка.

— Классная мысль! Одного крутые замочат, другого сами зарежем… Гоша, секи! Вжжик! — Женька скорчила зверскую рожу и чиркнула себе пальцем по горлу. — Подержи его, чтоб не смылся, я за ножиком сбегаю…

Гоша беспокойно завертел головой, взглядывая то на Наташу, то на Женьку.

— Ну ты и дура, — оскорбилась Наталья. — Как ты можешь так про Гошу? Он один за тебя вступился!

— Он да Харитоныч, старый дурак… — по-взрослому, с неожиданной болью в голосе сказала Женя. — На врача много бабок надо. Никто за так резать не станет.

— Что же делать, Женечка?

— Что делать, что делать… Не знаю! Эх, и шпалер мой пропал за фук! Сейчас бы я этому толстому Диггеру показала варфоломеевскую ночь!.. Он бы у меня запомнил, как своих сдавать!

Женька отвела свой маленький отряд за оранжерею и усадила прямо на травке — посоветоваться.

Тем временем Комар, как никогда серьезный, с трепетным волнением приступил к решению самой важной задачи — проработке доступа к валютным ресурсам, которые «Петробанк» хранил на счетах другого, весьма уважаемого европейского банка. Ресурсы были немалые и при грамотном подходе могли принести несколько миллионов долларов. Комар скачал с сервера сетевого менеджера таблицу приоритетов, вдумчиво изучил ее и выбрал незамеченного им ранее абонента внутренней сети, приоритет которого превышал даже приоритет генерального директора. Хакер вытащил из сумки толстую замызганную тетрадку, исписанную кодами, алгоритмами и выдержками по банковскому делу. Он готовился к операции полтора года с помощью опытных бухгалтеров и хорошо изучил механизм межбанковских валютных операций. Кроме того, шпионы Диггера неплохо поработали и в самом банке. В таких делах никакая информация не бывает лишней.

Хакер создал несколько пробных обращений, выясняя, по какой схеме в банке оформляются расчеты с валютой. Потом, не торопясь, тщательно, то и дело сверяясь с записями, составил программу обращения к иностранному хранителю банковского кошелька. Обращение содержало заведомую ошибку в контрольной сумме. Комар маскировал его под сбойное и рассчитывал, что система контроля его просто отбросит, не поднимая лишнего шума. Однако без цифровой подписи управляющего его фальшивку даже не передали в канал связи. Перехватчики хакера, понаставленные им во все ключевые места сети, отловили адрес, по которому сравнивалась подпись, но область памяти оказалась защищенной, и прочитать ее было невозможно. Лезть наобум Комар не решился.

Он расставил ловушки, копирующие информацию по интересующим его адресам, запустил имитатор сбоев, крикнул в окно Филе, чтобы принес поесть чего-нибудь, и уселся ждать. Развалившись на тахте, Комар представлял, какая суматоха творилась сейчас в банке: беспомощно вертелись в офисных креслах операционистки, набирая неисполняемые команды, нервничали и ругались за окошечками клиенты в растущих очередях, дежурный программист раз за разом пытался перезапустить систему, а она не шла. Наконец начальник вычислительного отдела, с досадой прервав флирт с молоденькой сотрудницей, получил по телефону выговор от главного менеджера, помчался в отдел и заорал:

— Перезагрузка!

Этого начальника Комар знал лично и как программиста в грош не ставил.

Хакер ждал и раз за разом пытался наладить связь, получая каждый раз красную «открытку» — «Абонент недоступен».

— Ну ты и козел! — потешался он над невидимым соперником. — Ну и ленивая скотина! Двадцать минут уже висит твоя шарманка! Выпрут тебя с работы как пить дать!

Наконец основной модуль системного ядра перезагрузили. Канал связи открылся. И тут Комар допустил первую ошибку. Полный презрения к поверженному врагу, он, вместо того чтобы прежде обновить своих шпионов, уничтоженных вместе с прежней версией системы, сразу поймал файл, в который его перехватчик перед гибелью сбросил скопированный дубликат цифровой подписи управляющего банком. Комар знал, что этого нельзя делать, но уж очень ему не терпелось. Понадеявшись на авось, он решил, что успеет потом разместить свои закладки и подчистить следы вторжения. Убедившись, что зашифрованный код подписи на месте, Комар задергался в кресле, делая неприличные жесты во все стороны руками и ногами и мелко-мелко трясясь от смеха. Он упивался своей победой.

32
{"b":"6098","o":1}