ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Наверное… Если расшифрую подпись… Спрячь меня! Я сейчас ничего не знаю! Я не хочу в тюрьму!

— Что тебе для этого надо?

— Спрячь меня!

— Куда?! К себе в плавки? — Диггер рубанул кулаком воздух. — Поставь машину на место, они заперли выезд… Филя, иди сюда! Сменишь Страшилу, скажешь ему, чтобы достал чемоданы. Сделаем так…

Через некоторое время банковские охранники, терпеливо стоявшие на солнцепеке, увидели, как тощий кудлатый парень незаметно от своего напарника поманил их пальцем сквозь прутья калитки. По команде старшего один из чужаков приблизился и услышал, как кудлатый прогнусавил, не разжимая губ:

— Если заплатите, я вам всех сдам…

— Пошел к черту! — передал ему через парламентера озлобленный начальник охраны банка. — Сначала глаз подбили, а теперь на попятную… Наши уже едут.

— Но я же с вами не дрался. Я даже помогал вам… Очень незаметно… — продолжал переговоры Филя, шмыгая носом. — Я все-все расскажу! Возьмите меня к себе в охрану. А то шефа моего посадят — останусь без работы.

— Меня возьмите, — попросил Кумпол, подкравшийся сзади. — Я лучше. Этот шарилка ни фига не умеет. Сами же видели.

— Вот как запели!.. — самодовольно потирая руки, ухмыльнулся громила. — Клюнул жареный петух в задницу!

— Это почему я ничего не умею? — искренне возмутился Филя, отталкивая Кумпола от решетки. — У меня зато анкета чистая, ни одной судимости. Не то, что у этого уголовника. Возьмите! — И он отстранился от бывшего напарника.

— Ах, ты, падла кудлатая! — взвился Кумпол. — Нет судимостей? Скоро появятся!

Он в сердцах огрел Филю здоровой рукой по затылку. Филя, пользуясь тем, что вторую руку Кумполу вывихнули в драке, забежал с безопасной стороны и пнул приятеля ногой.

Банковские охранники расслабились и захохотали, глядя на драку за воротами. Им казалось, что дело сделано. Когда прибыла своя, прикупленная, милиция и наглаженный юрист из отдела по связям с общественностью бодренько извлек из папки желтую бумажку со свежими лиловыми печатями, они вошли в дом, все еще посмеиваясь.

В доме они не обнаружили никого, кроме тех же Фили и Кумпола, уже переставших валять дурака. Оба решительно отрицали, что здесь сегодня появлялся кто-то еще, возмущались тем, что стражи порядка разгуливают по коврам, не снимая обуви, и утверждали, что хозяин их отбыл на днях в длительную деловую поездку, и в свои дальнейшие планы их не посвятил…

III

Яйцо упало из рук Харитоныча и растеклось по линолеуму.

— Оба-на… — сказал громила, опустив пистолет и стаскивая маску с лица. — А теперь по примете кто должен прийти? Мент, что ли?

— Страшила… — прошептал Харитоныч, опускаясь на табурет.

— Нуда… — довольно ухмыльнулся Страшила. — А ты, Химик, думал, что уже не свидимся? Я рад тебя видеть. Ты…

Страшила шагнул в комнату, протягивая ладонь лопатой, искренне довольный тем, что у Химика все утряслось. Когда ступня его, широкая, как лапа снежного человека, едва коснулась пола, он поскользнулся в лужице яичного белка и на мгновение потерял равновесие. В ту же секунду Петруша, гортанно завопив, отважно кинулся на Страшилу и толкнул гиганта в широкую грудь обеими руками. Нападение было столь неожиданным, что великан рухнул на пол крошечной кухоньки. В буфете звякнули чашки, а с гвоздика сорвалась картина «Раки к пиву».

— Беги, Харитоныч! — выдохнул Петруша. — Я задержу гада!

И он, подпрыгнув, всей массой, едва ли уступавшей массе Страшилы, упал сверху на поверженного противника, вцепившись тому в руку с пистолетом. Чашки в буфете звякнули снова. Страшила взревел от боли. Снизу соседи застучали ложками по батарее.

Петруша действовал из лучших побуждений. Находясь под впечатлением недавних разговоров о законах криминального мира, а также под не менее ярким впечатлением от двухсот граммов водки, он решил, что Харитоныча пришли убивать. Киллеры, как известно, свидетелей не любят, так что у Петруши не оставалось выбора.

Харитоныч, на миг заколебавшись, увидал, как отчаянно борется его приятель с могучим противником, схватил с плиты раскаленную сковороду и, размахнувшись, занес ее над головой привставшего Страшилы. Горячее масло вылилось прямо на голые ляжки Петра, чуть прикрытые коротенькими шортиками.

Эффект превзошел все ожидания. Петруша, выпучив глаза и вывалив язык, от боли не в силах был даже вскрикнуть. Вскочив на четвереньки, он смял Страшилу, как плюшевого мишку, прошелся по нему пухлыми коленками и с мычанием вырвался в коридор. Там ему попались Женька, Гоша и Наташка, не успевшие отскочить к стенкам. Свалив их бритым темечком, Петруша влетел в темную ванную, включил воду и, поливая себя по пояс из душа, во все горЛо завыл в темноте так отчаянно, что ему позавидовал бы вожак голодной волчьей стаи.

— Ох… Химик, спасибо… — прокряхтел Страшила, ощупывая ребра. — Выручил, блин… Чего он на меня? Эх, надо мне было сначала поздороваться!..

— Не стоит благодарности… — смутился Харитоныч, неловко пряча за спину сковороду. — Раз уж так вышло… Всегда рад помочь. Да уж! Не одному, так другому…

— Это все Саша… Маску надень, маску надень… У меня такой прикид, что никакой маской не спрячешь…

— Это факт, — подтвердил Харитоныч, все еще не зная, как себя вести. — Такую… Э-э… Лицо маской не закроешь. Без маски даже лучше.

— Вот и я говорю. А Саша не верит…

— Харитоныч! Миленький! — заслышав голоса, завопила из коридора Женька, приходя в себя после атаки Петруши. — Ты живой?

Женька бросилась на шею расчувствовавшемуся эксперту и расцеловала его в небритые щеки. К ней присоединилась рыдавшая от счастья Наталья, и даже Гоша, улыбаясь, похлопал Харитоныча по плечам.

— Как же ты вырвался, Геннадий Харитонович? — спросила Наталка, вытирая двумя пальцами покрасневший носик. — А мы в милицию хотели идти…

— Только не это! — подскочил Харитоныч. — Я, как видите, сам… Вполне! Надо уметь разговаривать с этим контингентом… Я с ними… Как это, Женька? Добазарился, вот!

В коридоре зазвучали аплодисменты.

— Браво! Браво! — сказал Диггер, насмешливо созерцая нежную сцену воссоединения «мойдодыров». — Как-нибудь меня научи, как добазариваться с Владом. А то у меня что-то плохо получается. Идет?

— А ты не будь таким трусом, и получится! — огрызнулась Женька, встав рядом с Харитонычем.

Диггер, скривившись, проглотил пилюлю.

Вслед за Сашей в переполненную квартиру втиснулся Комар, нагруженный чемоданами, сумкой и компьютером.

— Нет, нет, нет! — отчаянно запротестовал Харитоныч, выставив перед собой ладони. — Хватит! Я больше не могу!.. Я из-за вас и так чуть бандитом не стал! Где угодно, только не у меня дома!

Комар остановился в проходе, не зная, что делать. Повисла неловкая пауза.

— Не понял, в натуре… — забасил Страшила, сидя на полу. — Химик, ты что, нас прогоняешь?

— Э-э… Понимаешь… — заюлил Харитоныч. — Не то чтобы… Но квартира такая маленькая… И я так устал… И… В общем, да. Проваливайте!

— Саша… — беспомощно всплеснув руками, обратился гигант к Диггеру.

Диггер покачал головой и усмехнулся.

— Нас не хотят видеть, Страшила, — сказал он с горечью. — Честные люди не хотят с нами знаться. Ха-ха! Честные люди знаются с бандитами только за большие деньги. Пора нам с тобой к этому привыкать.

— Ну так скажи им, — предложил наивный Страшила.

Он поднялся с пола, выпрямился, и в кухне тотчас не осталось свободного места. Комар по-прежнему стоял в коридоре.

— Слышь, Химик! — позвал он. — Выпусти ты свою собаку. Чего ты ее в ванной запер? Воет и воет…

— Памелка с женой на даче, — махнул рукой Харитоныч. — Это Петруша… Расстроен чем-то. Дину давно не видел… А что это вы с чемоданами? Переезжаете куда?

— Им некуда ехать, — сочувственно пояснила Наталья. — На их логозо напала охрана банка. Мы ведь сами уже собрались от них уходить, но… Не бросать же их в беде. Мы решили, что пока тебя нет, они могут у тебя тут пересидеть денька два…

34
{"b":"6098","o":1}