ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хуже! Совесть.

— Велика беда! Вашей мужицкой совести цена — пятачок за пучок. Слышь, оставайся. Мне совесть твоя ни к чему. Я тебе и денег дам.

Петруша помотал головой, вышел из магазинчика и пошел вслед за Диной на цыпочках, неся на отлете в обеих руках тяжелые пакеты. Он горбился, высоко поднимал колени и оттягивал носочки.

Как раз напротив освещенных окон Харитоныча навстречу девушке выскочили из-за угла маленькие шумные корейцы под предводительством Чана.

— Эй! — закричал Чан. — Вот она!

— Привет… — рассеянно сказала Дина, размышляя, отчего это у Харитоныча все окна освещены.

— Стой! — Чан расставил руки. — Твоя моей должная сто баксов! Каждому сто баксов! Твоя Женька обещала!

— Больше я тебе ничего не должна? — усмехнулась Дина.

— Должная… — замурлыкал Чан. — Можешь нам всем быть должная…

Корейцы, хихикая и шушукаясь, окружали Дину.

— Ах ты муть косоглазая! — воскликнула она, готовясь к схватке. — Сейчас так врежу, что глаза шире фар откроются!

Петруша позабыл свои страхи и понесся вперед.

— Дианка! — заревел он. — Я тебя нашел! Я иду-у!.. Мне плохо без тебя-а!..

На полном ходу он врезался в корейцев и повалил на тротуар и их, и ошарашенную Диану. Привлеченный шумом Страшила выглянул, присмотрелся из-под руки и закричал:

— Водку береги! Я сам с ними разберусь!

Дружно попинав Петюню ногами, корейцы разбежались. Он сидел на тротуаре, между растерзанными пакетами и, перебирая выпавшие продукты, горестно вздыхал:

— Лососинка… Мне плохо… Ветчина… Плохо мне…

— Петруша! Что с тобой? — встрепенулась Диана, вскочив на ноги. — Я сейчас «неотложку» вызову! Где этот чертов мобильник?

Она принялась рвать замок сумочки, обламывая острые ногти.

— Не надо… — печально продолжал Петр, держа перед глазами раздавленный чьей-то пяткой ломтик сыра. — Мне без тебя плохо… Я тебя так искал…

— Что ты бормочешь? — прислушалась Дина, оставив в покое сумку и подходя поближе. — Тебе без меня плохо? А что же ты, сволочь жирная, раз водиться со мной вздумал? Я ведь заходила к твоей мамочке! Чтоб тебе после смерти вечно жить с ней!

— Нет! — отчаянно вскричал Петруша. — Только не это!

Диггер и Страшила, выбежавшие из подъезда, стояли в пяти шагах, скрестив руки на груди, и наблюдали, как разъяренная Диана треплет своего возлюбленного.

— Странно, — пожал плечами Саша. — Похоже, мне тут ничего не светит. А ведь кто он и кто я?..

— Да-а… — печально согласился Страшила, присаживаясь на корточки и приподнимая один из пакетов. — Пошли дурака за водкой — он и купит… Одну бутылку. Да и ту по дороге раскоцает! 

V

«Мойдодырам» пришлось приложить немало усилий, чтобы уговорить Дину остаться.

— Нет, нет и нет! — твердила она, и упрямая складка в уголках ее красивых губ становилась еще глубже. — Никакого криминала! Мой бизнес должен быть чистым!

— Да ведь уже вся работа сделана, Диночка! — наседал Харитоныч. — Уже не осталось ничего криминального, а главное, — он наклонялся и шептал ей в самое ухо, — главное, что эти бандиты — полные дураки. Они весь криминал берут на себя, а нам остается только небольшая, совершенно легальная помощь. Мы будем чистенькими — и при деньгах! Ты подумай!

— Да какая разница! — возмущалась Дина. — Это же стыдно — подталкивать других к преступлению!

— Зато ты сможешь поехать в свою Испанию! — кричала, прыгая у нее за спиной, Женька.

— Не хочу я никакой Испании за такую цену!

— Диночка, ты знаешь, мне самой ничего не нужно, — ласково убеждала ее Наташка. — Но я смогу сделать Гоше операцию, он научится говорить…

— Ты сама говорила, что тебе лучше, когда он молчит!

Диггер, заложив ногу за ногу, слушал их и ехидно улыбался.

— Не убеждайте ее, — громко, перекрыв все голоса в комнате, сказал он. — Она ради будущих поколений старается. Пусть идет! Иди, поломойка.

— Ну и пойду!

— Иди! Только куда? Кому ты нужна? Ты останешься поломойкой на всю жизнь. И дети твои, и внуки будут шнырями у башлястых коммерсов. Ты их всех запаришь в пожизненные шестерки своей уполобой честностью! Думаешь, они тебе скажут спасибо?

— Скажут! — крикнула Дина и задумалась.

В комнате наступила тишина.

— Диночка, — заговорил наконец Харитоныч. — Воспринимай это как компенсацию. За плохое питание, за отсутствие жилища, за унижения, за истрепанные нервы… За наше пропавшее оборудование, в конце концов!

— Компенсацию? — еле слышно переспросила Дина, ни на кого не глядя. — Может быть… Только вы об этом никому не должны рассказывать.

— Ура-а! — закричали клинеры. — Дина снова с нами!

А Саша Диггер презрительно улыбнулся.

— Сейчас Комар быстренько расшифрует цифровую подпись, — обрадовано затарахтел у нее над ухом Харитоныч, — пошлет факсик, и нам на счет отвалится сто тысяч долларов.

— А эти сколько возьмут? — спросила Дина, в которой проснулся генеральный директор. — В десять раз больше?

— Это, поломойка, не твое дело, — отрезал Диггер. — Заводите себе чистый счет, открывайте шире рот и ждите. Остальное вас не колышет. Все, я пошел спать!

И он по-хозяйски направился в «ту, маленькую» комнату, где заботливый Страшила уже расстилал супружеское ложе Харитоныча.

Прочие участники коммерческого предприятия тоже стали искать, где приткнуться. Наталья с Гошей удалились в гнездышко на лоджии, Страшила завалился в большой комнате на диване, сбросив для Женьки подушки на пол. Харитоныч привычно накидал теплого тряпья в ванну. И лишь Дина с Петрушей остались сидеть в темноте у стола на предоставленной им кухне. Комар из туалета так и не вышел, с головой погрузившись в работу и только иногда зачем-то с шумом спуская воду.

— Диночка, я так соскучился, — зашептал Петр и придвинулся к Диане. — Так хочется сказать тебе что-нибудь приятное…

— Лучше помолчи, — отодвинулась от него Диана. — Я знаю, что получается, когда ты начинаешь говорить комплименты. Помнишь, что ты однажды сморозил в магазине? Нет? Ты сказал продавщице: «Дайте мне курицу, такую же красивую, как и вы, только помоложе». Как мы тогда драпали!

Они посмеялись, и Петр снова осторожно придвинул табурет.

— Чем это так воняет? — сморщилась Дина и опять отодвинулась. — Знакомым таким… Чувствуешь?

— Не знаю! — пожал плечами Петруша и для убедительности несколько раз шумно понюхал воздух. — Тебе кажется.

— Вовсе нет. Так пахло в ларьке. Там еще баба была какая-то придурковатая, рябая, беззубая… Все хихикала…

— У нее только одного зуба нет, — брякнул Петруша и осекся. — Я… Я был там сегодня. Может, измазался чем?

Он бережно взял Дину за руку двумя пальцами возле локтя и, засопев, в третий раз придвинулся поближе. Полная летняя луна заглянула в окно. Страшила мощно захрапел за тонкой стенкой. Ночная птица что-то крикнула над соседней крышей… Самое время было объясняться в любви. Но едва Петр решился и набрал в легкие побольше воздуха, как в дверь позвонили. Петя выпустил пар и тихо выругался.

Никто из клинеров не хотел идти открывать. В дверь позвонили еще раз, долго и настойчиво.

— Харитоныч! Эй! — окликнула Дина. — А если это твоя жена вернулась с дачи?

— На чем? — лениво заворочался в ванне эксперт. — Третий час ночи!

Чуть позже он все-таки встал и побрел к двери:

— Кто там?

— Это ваша соседка по даче. Ваша жена приболела, передала вам записочку.

— Верунчик заболел! — встревожился Харитоныч и защелкал замками. — А-а!.. — Он попятился и сделал слабую попытку запереть дверь.

На пороге стоял радостный Рыгин. Харитоныч протер глаза: не мерещится ли? Майор оттолкнул его и шагнул в квартиру:

— Что, поверили? Здорово я вас разыграл? Я в театральный кружок ходил в детстве!

Майор медленно надвигался на «мойдодыра», а Харитоныч пятился от него, пока не наткнулся спиной на дверь в комнату.

— Ты молодец, Швабра, — сказал Рыгин. — Не обманул меня. Главного грабителя мы так и не нашли, а вот пистолетик, из которого палили в сберкассе, у задержанных изъяли. Теперь мы им накрутим! Кстати, тебе еще надо будет пройти опознание. Но это формальность. Чего ты оробел? Не бойся. За сберкассу — хвалю. А вот за то, что скрывал от меня планы Диггера, не хвалю. Я через третьи руки узнал, что Диггер с каким-то хакером пытался обчистить «Петробанк», а у меня есть собственный осведомитель в его банде! Непорядок. Об этом я и пришел с тобой поговорить. Э-э… Да у тебя тут полно гостей!

36
{"b":"6098","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как научиться выступать на публике за 7 дней
Посеявший бурю
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Не благодари за любовь
Шепот пепла
В плену
Как перевоспитать герцога
Русская пятерка
Зона Посещения. Расплата за мир