ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это значит, что она дура полная! — злобно выкрикнул хакер. — Сам не видишь, что ли?

Саша задумался.

— Да поехали уже! — воскликнула Дина. — Что ты в личную жизнь девушки лезешь? Завидно, что ли?

Диггер хмыкнул. Скомкав и отбросив бумажку, он сочувственно хлопнул по плечу глухонемого, покачал головой и прошествовал к дверце машины, гордо, прямо — удачливый предприниматель, меценат и знаток прекрасного. Мелкого уркагана Сашки Диггера больше на этом свете не существовало.

«Мойдодыры», стиснутые на заднем сиденье и в багажнике, тоже менялись прямо на глазах. Они не толкались локтями, не наступали друг другу на ноги, а если и наступали, то сразу же приносили извинения в самых изысканных выражениях.

Глядя в окно машины на старые дома Каменно-островского проспекта, Харитоныч озабоченно поцокал языком:

— Ветхость… Улицы у нас узковаты… Снести бы здесь все… Чтоб ровненько было. Чтобы ларьки хорошо стало видать.

— Вы абсолютно правы, Геннадий Харитонович, — поддержала его Диана. — Город давно требует реконструкции. И не только архитектурной, но и политической. Я собираюсь создать партию чистоты и на следующих выборах баллотироваться в мэры. Горожане меня поддержат…

— А как ты станешь бороться с бедностью? — хмыкнул Комар, оставшийся прежним нахалом. — Что в прокламации напишешь?

— Сейчас только ленивые бедны. Вокруг столько возможностей честно заработать!..

— Приехали! — объявил Диггер. — Я схожу, проверю состояние дел, а вы можете поговорить на воздухе.

Диггер уже двадцать минут старательно избегал жаргонных словечек, но словарный запас его оказался вдруг столь скудным, что ему стало трудно высказывать даже самые простые мысли. Исполненный достоинства и осознания важности момента, он положил «беретту» в бардачок джипа, оправил белоснежную безрукавку, доставленную ему Филей, выдернул у Петра носовой платок и быстро смахнул пыль с сандалий. Посмотрелся в зеркало, примял пятерней непокорные волосы. Сказал Дине:

— Я несколько волнуюсь… Ну, как?

— Во! — хором ответили «мойдодыры», а Дина выставила большой палец.

— Смотрите тут… Чтоб без меня был полный порядок! Страшила, приглядывай!

— Иди уже, иди! — загомонили клинеры.

Он, улыбаясь, зашагал по мраморным ступеням к высоким стеклянным дверям одного из ведущих банков Северной столицы. Вышколенный охранник вытянулся перед Диггером и проводил его наклоном стриженой головы и почтительным «Добро пожаловать!», с первого взгляда признав в нем птицу высокого полета.

Клинеры выбрались из джипа и принялись обсуждать достоинства и недостатки современных дорогих автомобилей с таким азартом и знанием дела, будто всю жизнь только на таких и ездили.

Страшила остался в машине, чтобы приглядывать за Комаром, затаившимся, точно паук, на заднем сиденье. К его удивлению, глухонемой, вырвав руку из пальчиков Наташки, влез назад в джип и не спускал с хакера злых глаз.

— Э, — миролюбиво сказал Страшила, оборачиваясь так, что «лексус» жалобно скрипнул, — вы там не подеритесь. Бабки будут — баб на всех хватит. Хотя с твоей стороны свинство, Комар, отбивать телку у убогого.

Он только вознамерился произнести длинную, поучительную речь, как вдруг с улицы донесся отчаянный крик.

IV

Наташка визжала во весь голос, вырывалась из рук подбежавших клинеров и, закатив глаза, билась в припадке, пытаясь разорвать синий топик. Страшила, выпрыгнув из джипа и осторожно, чтобы не привлечь внимания охраны банка, придерживая у живота пистолет, подбежал к ней. Не увидев ничего опасного, он спрятал оружие и легонько хлопнул девушку кончиками пальцев по щеке, отчего голова ее мотнулась, как у тряпичной куклы. Наталья прекратила вопить и открыла глаза:

— Мне уже легче…

— Что с тобой было? — волновались друзья.

Наташа вдруг снова забилась, задрала топик до подбородка и принялась подпрыгивать и притопывать.

— О-о! — простонал Страшила, любуясь ее роскошной грудью.

Из-под топика на асфальт неожиданно выпал большой жирный таракан. Дину передернуло:

— Фу, мерзость!

Петруша поспешно и с удовольствием раздавил насекомое подошвой. Дину передернуло еще раз.

— Это, наверное, у Рыгина водятся, — предположил Харитоныч, наклоняясь и разглядывая таракана.

— А может у тебя… — нервно всхлипнула Наташа, чувствуя взгляды мужчин, и не спеша приводить себя в порядок.

— У меня рыжие, а это черный, дура! Сиськи-то убери, не смущай людей!

— Пусть они не смотрят! Я должна проверить, вдруг он не один был…

— Не смотрят… Легко сказать! Ты бы еще…

Что именно хотел пожелать Харитоныч девушке, так и осталось неизвестным, потому что в это мгновение впереди, у капота машины хрипло и отчаянно заорал незнакомым голосом Гоша.

Комар воспользовался суматохой, выскочил из машины и, злобно оскалясь, нанес вцепившемуся в него глухонемому сокрушительный удар ноутбуком по голове. Компьютер раскололся, крышка отскочила. Маленький Гоша со стоном опустился на колени, выпустил беглеца и схватился за темечко.

— Стоять! — крикнул Страшила, бросаясь к хакеру.

Тот, отбросив бесполезный теперь ноутбук, выхватил «беретту», оставленную Диггером в машине. Страшила резко остановился в двух шагах от готового на все хакера.

— Пушку на землю! — скомандовал Комар. — Все назад! Лечь! Замочить меня хотели? Я вас всех перемочу! Так Диггеру и скажи! Кто встанет — стреляю, поняли? Я пошел…

Подхватив с тротуара пистолет Страшилы, Комар бросился бежать и в считанные секунды исчез за углом, растворился в толпе.

Ошеломленные клинеры медленно поднялись, отряхивая колени и ладони. В это мгновение двери банка содрогнулись от тяжелого удара изнутри, медленно, со скрипом разъехались по искореженным направляющим — и на ступеньках показался Саша Диггер. Он выглядел совершенным безумцем: волосы всклокочены, кулаки сжаты, глаза вылезли из орбит, шея вздулась, лицо налилось кровью.

— Пять долларов двадцать восемь центов! — заорал он в лицо потрясенному охраннику. — Убью-у-у!

— Зверь… — прошептал охранник, пятясь. — Из-за пяти баксов так взбелениться…

Продолжая вопить, Диггер через три ступеньки запрыгал вниз, к джипу. Нога его подвернулась, и он полетел кубарем, чудом не сломав шею, но весьма ощутимо приложившись головой к нескольким ступенькам. Скатившись на тротуар, он растянулся рядом с Гошей, стоявшим на коленях. Страшила подбежал и приподнял его. Диггер мгновенно сообразил, что произошло.

— Ушел! Гнус, падла!.. Пять долларов двадцать восемь центов на счету! Позабавился, гнида, а?

Диана быстро осмотрела его ушибы. Наташка захлопотала над глухонемым.

— А что случилось? — беспокойно вертя головой, поинтересовался у присутствующих Петруша. — Если у них заминка с их деньгами, то, может быть, пока получим наши?

— Идиот! — злобно огрызнулся Харитоныч, с испугу утративший весь великосветский шарм.

— Почему? Мне кажется, это вполне разумное предложение…

— Мотать удочки надо, — нахмурился Страшила, глядя, как на крыльцо выходят еще пять охранников. — Поехали!

Он помахал рукой банковским стражам, пожал плечами, бережно загрузил в джип потерявшего всякий интерес к жизни Диггера. Наталья с помощью Петруши втащила на заднее сиденье Гошу. Харитоныч по указке Страшилы подобрал останки разбитого ноутбука. «Лексус» тронулся.

— Куда едем? — спросил Страшила, обращаясь к Дине.

Он был спокоен, как скала, но не мог без указаний.

— Надо узнать, сколько на счету у Тушки, — ломая пальцы, вздохнула Диана. — Хотя, кажется, и без того ясно…

— Что ясно? — взвизгнул Харитоныч, дергая себя за ухо. — Ничего еще не ясно! Нечего каркать! Может, он у них снова ошибся!

Маленький, злой, несчастный, он сжался в углу багажника, подпрыгивал на ухабах и сам не верил в то, что говорил. Петруша сидел напротив него, облизывался и улыбался всякий раз, когда мимо проплывала витрина закусочной, и это бесило Харито-ныча еще больше.

41
{"b":"6098","o":1}