ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Гошенька! — позвала его Наталка, выйдя из джипа вслед за Диной. — Я все понимаю. И не обижаюсь вовсе, у тебя работа такая. Ты офицер ФСБ, да?

— Да, — кивнул Гоша.

— А скажи, пожалуйста, я смогу тебя еще увидеть?

— Если вдруг ты где-нибудь меня увидишь, лучше пройди мимо. Иначе меня могут и убить.

— Да-да, я понимаю, — вздохнула Наталка. — А ты бы мог сказать, как тебя на самом деле зовут?

— Зачем тебе? — стараясь говорить ровным голосом, спросил он.

— Очень хочется…

— Ну… Андрей.

— Красивое имя… Только я уже не привыкну… И еще, последний вопросик… Я хорошая?

И маленький курносый фээсбэшник, привстав на цыпочки, как он делал это, когда был глухонемым Гошей, шепнул ей на ушко:

— Очень!

Она забралась в джип и сидела там, не поднимая глаз. Ей было очень стыдно и казалось, что все смеются над ней, и тычут пальцами в ее сторону.

— Зачем тебе его имя? — грозно спросила Диана.

— Вдруг ребеночек будет… А я даже отчества не знаю…

— О, господи! — охнула Дина и крепко обняла подругу.

Черные «волги» одна за другой снялись с места. Укатил вслед за ними и микроавтобус, увозя Андрея-Гошу, донельзя счастливого оттого, что глухонемая пора кончилась и можно всласть наговориться с приятелями. Джип не трогался с места: спешить было некуда.

Внезапно наигрывавшая музыку магнитола притихла и бодрый ди-джей радостно сообщил, что сегодня была парализована работа одного из крупнейших банков Петербурга, подвергшегося атаке хакеров. Благодаря оперативной работе службы охраны организатор хищения был вскоре задержан. Им оказался майор МВД, фамилия которого в интересах следствия пока не разглашается. Ввиду важности дела расследование взяло на себя управление ФСБ Санкт-Петербурга. Деньги, конечно же, будут найдены, как только ФСБ выйдет на след сообщников «оборотня в погонах».

— Быстро они, — скривился Диггер. — Заранее все заготовили. Интересно, если бы Комар не подорвал, кто тогда оказался бы крайним?

— Бедный Рыгин, — вздохнул жалостливый Петруша. — Как влетел!

— А я как влетел! — окрысился Диггер. — Штук на сто, не меньше! Теперь года два буду выбираться!

— Послушайте, Александр, — мягко позвала его Дина. — Я понимаю, вы тоже в трудной ситуации, и все же… Не могли бы вы заплатить нам остаток за работу? Эти деньги нам нужны как воздух… Иначе мы банкроты.

Диггер переглянулся со Страшилой, порылся в бардачке и чемоданах, стоявших в багажнике, наскреб три тысячи долларов и протянул их Диане:

— Валяй, поломойка! Может, когда-нибудь ты действительно отмоешь весь мир дочиста…

Дина нежно поцеловала его в колючую, небритую со вчерашнего утра щеку. Диггер зарделся от удовольствия, а она тщательно пересчитала и припрятала деньги. Страшила с Диггером подбросили «мойдодыров» к Северному рынку. Все уже пришли в себя, кроме Харитоныча, который не отвечал на вопросы и не отзывался на свое имя, глядя перед собой пустыми глазами.

— Что ж… Привет семье, как говорится, — попрощался Диггер. — Будет наезжать кто, звоните. А то и так просто звони…

— Если будут клиенты, не забудьте нас порекомендовать, — важно сказал хозяйственный Петруша. — Мы ведь лучшие в своей области!

Диггер со Страшилой расхохотались — и согласились.

VI

Когда бандиты уехали, Петруша и Дина вдруг почувствовали себя одинокими и беззащитными. На руках у них остались два инвалида великой войны за халяву, и если Наталью с некоторой натяжкой можно было признать вменяемой, то Харитоныч полностью ушел в себя, сраженный, точно молнией, страшной цифрой утраты.

— Будет дождь, похоже… — озабоченно сказал Петруша, глядя на тучи, наползавшие от залива. — Куда бы их увести?

— Надо их сначала в себя привести, а потом уже уводить, — вздохнула Дина, массируя висок. Искушение большими деньгами и для нее не прошло бесследно. — Постарайся разговорить Харитоныча, а я займусь Наталкой. — Она обняла подругу за плечи и повела в сторону, говоря: — Слава богу, кончилась жара…

Петр запрыгал козликом перед невменяемым экспертом. Но даже купленная в ларьке бутылка пива не привлекла внимания Харитоныча. Потратив немало времени, Петруша вдруг хлопнул себя по лбу, поспешно перебежал через дорогу и вскоре вернулся с листком бумаги. Осторожно подкравшись к безмятежно созерцавшему закат Харитоны-чу, он выхватил листок из-за спины и ткнул его в нос приятелю:

— А кто это у нас?

Результат превзошел все ожидания. Увидев фоторобот, эксперт вскрикнул, закрылся руками, прошептал: «Я», — и зарыдал.

— Вот! — довольно улыбнулся Петруша. — Будешь так себя вести — станешь похожим на это чучело. Мы свое еще заработаем!

— Да-а!.. — вздохнул Харитоныч. — Дай сюда, я порву.

— Оставь, внукам будешь показывать.

— Тебе легко говорить… А у меня еще опознание…

— А ты о деньгах не думай!

— Как же мне не думать, когда ты мне деньги должен, а не отдаешь?

— Какие деньги? — похолодел Петр. — Я у тебя ничего не брал!

— А когда я такую же бумажку порвал, помнишь? Мы с тобой еще ко мне собирались идти…

— Черт! — поморщился Петюня, почесывая затылок. — Зачем я тебя разбудил? Ты в этом трансе был такой милый старикашка, а теперь — Гобсек какой-то!

— Какой еще гомосек?! Молокосос! Выбирай выражения!

— Кто?! Сам выбирай!

И приятели начали осыпать друг друга базарной бранью.

Наталья тем временем, прогуливаясь под ручку с Дианой и слушая ее утешительные речи, вдруг совсем не к месту сказала:

— Диночка! Он же был глухонемой! Я же ему такое говорила… — И разразилась потоком слез.

— Вот и дождь пошел… — облегченно вздохнула Диана. — Скажи, а с тараканом — это ты специально? Чтобы Комара спасти?

— Ну конечно, — кивнула Наташка, улыбаясь сквозь слезы и отвлекаясь от мрачных мыслей. — Я же думала, его убить хотят.

— Фу, гадость! — поежилась Дина. — Как же ты его на груди терпела?

— Да он у меня в коробочке сидел… Я его на кухне у Рыгина поймала.

— Не боялась?

— Таракана ловить? Ужасно боялась.

— Да нет же, дуреха! Что не получится у тебя.

— А что бы мне сделали? Я же с Комаром не сговаривалась!

— И тебе деньга не жалко было потерять? Наталка, ты, наверное, самая неиспорченная из нас. А Комар-то, гад, как нас кинул…

И утешительница, не сдержавшись, сама разревелась, точно ребенок, лишенный любимой игрушки. Наташа вдруг остановилась:

— Диночка! Я же тебе не сказала!

— Не хочу-у!.. Отстань со своими глупостями-и!.. Мне сегодня опять к Петькиной мамаше ночевать идти-и…

— Да нет же, это не глупости, — пыталась докричаться до нее радостная Наталья, но Диана лишь отворачивалась.

Тут на них налетел разгневанный Харитоныч и заорал, размахивая кулачками:

— Я требую расчет! Твой муж — просто мелкий фармазон! Он меня! Меня-а! Кинул!

— Я очень рада, что ты уже выздоровел, Геннадий Харитонович, — быстро взяв себя в руки, сказала Диана, — но ни о каком расчете не может быть и речи. Во-первых, у меня просто нет денег…

— А три тысячи баксов, которые тебе дал Диггер?

— Ты же был в коме! — изумилась Дина.

— Ну и что?

— Да послушайте же меня! — надрывалась Наташка.

— Уйди, не до твоих глупостей! — отмахнулся Харитоныч.

— А во-вторых, — продолжала Диана, — ты еще не отчитался перед бухгалтерией по пяти своим авансам.

— Где это у нас бухгалтерия, интересно?

— А то ты не знаешь! У нас на кухне! И кстати, если ты думаешь, что я не замечаю твоих фокусов с липовыми чеками, то напрасно. Но раз ты требуешь полного расчета — пожалуйста! Я все сочту!

— Да прекратите вы! — завопила Наталья. — Послушайте меня!

Где-то рядом, совсем близко сверкнула молния, и тут же мощный раскат грома потряс городские кварталы. Тяжелые капли упали в мягкую горячую пыль. Диана и Харитоныч запнулись на полуслове, а Наташа уже открыла рот, чтобы наконец сказать то, что так давно собиралась, как что-то сильно толкнуло ее в спину.

43
{"b":"6098","o":1}