ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ай!

Девушка на четвереньках отползла в сторону — жук за ней. Не имея ни времени, ни сил на то, чтобы встать, она быстро поползла по ковру, взобралась на стул, потом на стол, развернулась, выставив кверху округлый зад, свесила голову со стола, наблюдая за жуком, и пробормотала:

— А если взлетит? Мама.

Жук отполз в сторонку и замер, не подавая признаков жизни. Наташа почувствовала себя в относительной безопасности, и природное любопытство ожило в ней.

— Надо же, какой здоровый! — восхитилась она, пытаясь рассмотреть насекомое получше.

— Надо же, какой здоровый! — передразнил ее чей-то противный голос.

Она оглянулась. Позади нее, ухмыляясь, стоял Комар и откровенно рассматривал ее зад. Показав Наташке длинный язык, он пошевелил маленьким пультиком в руке. Жук ожил, загудел, пробежал под столом и остановился у ранта его грубых сандалий.

— Это робот-шпион, дура, — пояснил он. — Не наступи. «Мойдодырка»? — Он ткнул пальцем в логотип на красной футболке.

Девушка поморщилась. От Комара чем-то воняло. Ей невдомек было, чем, так как она пропустила недавние живописные сцены.

— Да, — сказала она, привычным жестом оправляя топик и футболку.

— Ты в одной компании с тем старым придурком, который дрыхнет у бассейна?

— А вы кто?

— Не твоего ума дело! — Комар сунул руку в карман, поморщился и вытряхнул на пол кислую картофельную ботву.

— Эй, вы почему мусорите тут? Мы убираем, а вы… Между прочим, хозяин дома очень любит чистоту. Когда он приедет, я ему пожалуюсь…

— Запомни, девочка! — Комар выставил длинный грязный палец. — Я самый крутой хакер в Северном полушарии. Да и в Южном тоже. Так что на этого хозяина мне… — Впрочем, уточнять крутой хакер не решился, только присвистнул, а затем заорал: — Филя, готов бассейн?!

— Нет еще! — раздался знакомый Наташе голос издали, от павильона. — Старик в тельнике говорит, что…

— Гони его на хрен! В ванную не пускают, в бассейн не пускают, где же мне помыться? Мне что, в дерьме до вечера ходить?

— Как скажешь. Только он…

Со второго этажа донесся сонный голос Диггера:

— Филя, урод! Еще раз заорешь — пристрелю! Или выгоню к черту! Хоронить не придется…

Хлопнул стеклопакет. Комар гнусно захихикал, щипнул Наталью за щеку и направился к выходу. Стало слышно, как в бассейн полилась вода… Вдруг наверху грохнул выстрел, потом еще… Что-то упало, Диггер заорал:

— Кто? Ты кто? Не подходи, убью! А-а-а!!!

Тотчас вокруг девушки, по-прежнему сидевшей на столе, все пришло в движение. Комар кинулся прочь, решив, что началась операция по их задержанию. Громадный Страшила, напротив, с пистолетом в руке рванулся с дивана к лестнице на помощь шефу и по пути в темноте припечатал тощего Комара к стене. Филя с автоматом Шамана, Кум-пол с кухонным ножом, Петр с недоеденной булочкой — все побежали наверх, где Страшила уже, надсадно крякая, плечом высаживал дверь.

— Диггер! Сашка! Что с тобой?

Все прислушались. За дверью царила мрачная тишина, прерываемая чьими-то тяжелыми стонами.

— Дианка… — прошептал Петр, хмурясь и сжимая кулаки.

Неожиданно в замке провернулся ключ. Крепкая дверь приоткрылась. Страшила отпрянул к стене, поднял пистолет. На пороге появилась начальница клинеров, подпирая под плечо бледного, потного Диггера в распахнутом атласном халате. Он мычал и скрипел зубами от боли, правую руку, посиневшую и вспухшую, бережно нес перед собой.

— Страшила! Лед и водки!.. — просипел Диггер и, скривившись, добавил. — Ну и вечерок, таскать-колотить!.. Давно такого не было…

Хозяина дома усадили в кресло прямо здесь же, у двери, Страшила пинками погнал Кумпола и Филю к морозильной камере. Дина, дрожавшая от пережитого испуга, поспешно спустилась со своими сотрудниками вниз, на кухню, где в кратких, но весьма емких выражениях красочно описала происшедшее наверху.

Все началось с Жени. Окрик Диггера разбудил ее, но не привел в чувство. На ее беду утомленная Дина крепко спала, привалившись спиной к углу шкафа и поджав коленки. Привыкшая за свою недолгую, но бурную жизнь просыпаться где угодно и не выяснять, что было вчера, Женя открыла купе как дверь комнаты и побрела в ванную, интуитивно выдерживая правильное направление. То, что квартира была ей знакома, только придавало ей уверенности. К тому же она утратила чувство времени и полагала, что задремала всего на минуту. Включив свет, она глянула в зеркало и сказала:

— О, о-о!.. Что-то я странно выгляжу… Сожрала что-нибудь?..

Она попыталась смыть или стереть странный грим, но лишь размазала алую помаду в два огромных пятна вокруг глаз. Махнув рукой и решив, что истинную красоту ничем не испортишь, Женя собралась сматывать удочки. Стараясь не шуметь, она вышла в коридор, и вдруг вспыхнул яркий свет, заставивший ее зажмуриться. Тотчас раздался изумленный вскрик хозяина дома, увидавшего ее лицо.

Диггер, как и многие представители его профессии, спал чутко и тотчас услыхал какое-то движение в комнатах. Его людям строго-настрого запрещено было подниматься наверх без приказа. Вскочив с роскошной водяной кровати с пистолетом в руке, сунув руки в рукава халата, Саша босиком, на цыпочках отступил к окну и сквозь щель в жалюзи увидел мирно бродившего по двору Филю. Это его несколько успокоило, и он решил подловить неизвестного киллера в одиночку. «Я вам, блин, покажу, как вы меня охраняете!» Он пробрался в коридор и затаился у выключателя, предвкушая разнос, который учинит своим секьюрити.

Увидев размалеванное, красно-черное лицо маленькой, узкоплечей Жени, Диггер сразу вспомнил боевики про ниндзя. Непроизвольно вскрикнув, он тотчас выключил свет и выстрелил наугад, отступив за угол и лихорадочно припоминая, чем мог насолить японцам. Единственное, что приходило ему в голову, — это роскошная драка в японском ресторанчике на Фонтанке, где они со Страшилой и другими уважаемыми россиянами существенно подправили интерьер и, разумеется, отказались платить. «Зря я поминал вслух матушку японского императора», — с тоской подумал Диггер и бросился в атаку.

Нелепое раскрашенное существо заметалось под огнем, отчаянна визжа. Диггер быстро загнал его в угол и уже прицелился, как вдруг сзади взлетела бейсбольная бита и, свистнув у самого виска, чудом не задев голову, обрушилась ему на кисть, сжимавшую пистолет. Сашка выронил ствол и сжал зубы, преодолевая мучительную боль. Дина, отбросив дубину, которую нашарила в шкафу, поспешно подхватила его под руку и что-то начала сбивчиво объяснять ему. Женя выползла из угла между аквариумом и тяжелой тумбой, прижалась к Динкиным стройным ногам, предмету ее всегдашней зависти и, нервно икая, пролепетала:

— Динка, я не знала, что это его печенье… Я больше не буду, сто пудов…

С полчаса «мойдодыры» сидели тихо, как мыши, на кухне и слушали, как наверху хозяин накачивался традиционным русским антистрессовым средством и материл Страшилу с Филей, неловко бинтовавших ему руку. Попытки Наташи предложить помощь пострадавшему клинеры подавили в зародыше:

— Сиди, мать Тереза! Нам бы ноги унести.

Когда наконец ворчание, повизгивание и звон посуды стихли, Дина вздохнула с облегчением, достала из-за пазухи смятый список работ:

— Двигаем дальше… Надо закончить до утра, пока он спит, и сматываться отсюда. У нас еще окна, уборка территории и оранжерея. Петруша…

Но мирной тишине в этом заполошном доме сегодня не суждено было установиться. Со стороны бассейна, в котором вот уже пять минут плескался вновь изгнанный из дома хакер, донеслись вопли. Голый Комар пробежал в дом. Он походил на Дуремара, ловца лечебных пиявок, и отчаянно скулил, зажимая себе рот, ибо боялся еще раз разбудить и прогневать Диггера.

— Воды! Воды! — подвывал он и бил себя руками по телу, точно ловил блох.

— Эх… — вздохнул Харитоныч. — Говорил я им… Промыть сначала надо было…

— Что промыть, Геннадий Харитонович? — изумленно спросила Дина.

— Бассейн промыть, что ж еще! Его ведь Женька кислотой надраила, концентрированной. Теперь будет чесаться неделю…

9
{"b":"6098","o":1}