ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нет. У меня нет аллергии на тополиный пух. У меня есть аллергия на вас, на ваши чудачества и на ваши лирические отступления! Ля-ля-ля, тополя… Вы, наверное, никогда не бедствовали, у вас не было большого горя, вы никого не любили…

— Ну, почему же… любил… — сказал он очень тихо, но Оля услышала. — Вы меня извините, пожалуйста, Оля, я не хотел никого обидеть. Просто хотел сделать вам приятное, а как не знал. Честное слово. Хотите, я попрошу прощения у Инги Борисовны?

— И убьете бабушку?

— Нет… Но что нам тогда делать?.. А может, пусть все остается как есть? А я даю вам слово больше не делать больше подарков.

— Ладно, пусть, — неожиданно для себя вдруг сдалась Ольга. Она положительно не хотела ссориться с постояльцем. Слова возмущения утратили смысл. Оля поняла, что просто не в силах обижаться на Романа. Он такой… милый… и усталый…

— Пойдемте в дом. Вы позволите? — Роман встал и протянул ей руку.

Оля приняла руку — мир был восстановлен…

Глава 14

ГДЕ МОИ СЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ ЗА МОЙ ЧЕРНЫЙ ПИСТОЛЕТ?

Прошло десять дней с той ночи, когда Роман нашел сумку на месте аварии.

После случая на вокзале он не раз встречал свою фотографию на видных местах на различных стендах у станций метро, в универсаме, а одну даже в парикмахерской. Подумав, Бекас решил купить себе оружие. Пистолетом, при таком раскладе, обзавестись было необходимо. На всякий пожарный случай. Тем более что нужный человек, который мог достать оружие, у Бекаса на примете был.

Узбек Памир был влиятельным человеком. У него было свое торговое дело, но совсем не оно придавало ему вес. Те, кто знал Памира, уважали его за рассудительность и умение принять правильное решение в сложной ситуации. Однажды Бекас здорово помог Памиру, когда того поздним вечером около своего дома чуть ли не на смерть избивали шестеро молодых ребят. На счастье узбека, Роман «бомбил» в эту ночь рядом.

Памир очень внимательно отнесся к просьбе Бекаса — помочь с приобретением пистолета. Вопросов лишних задавать не стал, а позвонил по сотовому кому-то из друзей, поговорил о погоде, о родственниках, после чего сказал Бекасу, где и когда тот может получить пистолет.

Ровно в пять часов Роман стоял под огромным рекламным щитом, на котором были изображены мужчина и женщина. Она замахивалась на него сковородкой, а он улыбался пока еще всеми своими зубами. «„Фэйри" — жирная сковородка вам не страшна!» — гласила надпись. К нему подошел какой-то странный человек в потертой камуфляжной форме со значком «Воин-спортсмен» на груди и спросил:

— Птицами не интересуетесь? Бекасами, например.

— Я сам Бекас…

— Какой ствол тебе нужен? — спокойно глядя на Бекаса, продолжил этот странный человек.

Бекас слегка растерялся, все-таки не каждый день огнестрельное оружие покупал:

— Как вам сказать? Если без ложного патриотизма, то желательно импортный и дорогой. Я имею в виду — уважаемой фирмы. Не слишком тяжелый и с глушителем. Патронов пять коробок.

— Деньги при себе?

— Конечно, — ответил Бекас.

— Покажи.

Бекас вынул из кармана заранее приготовленные две тысячи долларов.

— Пошли, — сказал человек и направился к выходу с рынка.

— Где твоя машина? — спросил человек, и Бекас указал свой «опель», стоявший среди других машин.

— Садись и жди пять минут.

После этих слов он резко развернулся и пошел обратно.

Прошло пять минут.

Правая дверь открылась, и в машину сел совсем молодой парень в бейсбольной кепке, с плеером, всем своим обликом походивший на студента первокурсника. На плече у студента висела спортивная сумка.

— Поехали, курс Памир, — студент многозначительно похлопал по сумке рукой,

— Ясно, — слегка смутился Бекас и запустил двигатель, — куда ехать-то?

— Прямо.

Через десять минут они выехали на обширную свалку, самое подходящее место для такой сделки.

«Студент» открыл сумку и достал из нее небольшой черный кейс с поверхностью под натуральную кожу. Кейс выглядел шикарно.

Внутри чемоданчика лежал изящный пистолет, созданный лучшими оружейниками Запада.

Студент вынул его из выдавленного по силуэту гнезда, затем присоединил глушитель, для которого в кейсе тоже было особое место, и, ловко вбив в рукоятку обойму, посмотрел на Бекаса. Тот молчал.

— «Берега», шестнадцать зарядов, предусмотрен режим автоматической стрельбы, — объявил студент, — пойдемте, постреляем.

«Студент» вручил пистолет Бекасу. Тот сделал пару тестовых выстрелов.

— Годится, — похвалил его студент, — теперь можно перейти к финансовому вопросу.

Напоследок Бекас спросил:

— Вы, наверное, в курсе дела… Как быть, если менты случайно обнаружат у меня пистолет?

Студент был в курсе дела, потому что тут же ответил:

— От трехсот до пятисот баксов. И — гуляй. Если упрутся — штука. Но это уже выше крыши. Еще и руки жать будут. Ну, а для самых упорных напиши записку, дескать, нашел и несу оружие, чтобы сдать в местное РУВД. Напиши, что нашел оружие на этой свалке. Памир подтвердит, если надо.

— Вас куда? — спросил Бекас, заводя машину.

— На то же место.

Когда они подъехали к входу на рынок и Бекас остановил машину, студент тут же без единого слова вышел и исчез в толпе.

«О, как!», — подумал Бекас и поехал за город пострелять.

Ему не терпелось самостоятельно испытать новую игрушку. Оружие делает из мальчишки мужчину, а из мужчины мальчишку.

* * *

«…этот ваш царь Ирод был просто тупым параноиком, и не более того. Вы говорите — злодейство? Ха! Да какой он злодей? Он всего лишь трусливо спасал свою шкуру, не мысля в категориях, предполагающих злодейство. И откуда, интересно, в этой захолустной деревне взялось… сколько, вы говорите — пять тысяч младенцев? Да там наверняка всего-то человек пятьсот было. Смешно! Вы лучше послушайте, что вчера произошло на Большом Круге…»

Глава 15

ПОКА НЕ ТРЕБУЕТСЯ ФУГАСА К СВЯЩЕННОЙ ЖЕРТВЕ АПОЛЛОН…

Серегу было не узнать. Серега Корабельников сочинял свой взрыв-концерт, как Моцарт, забывая про еду и сон. Он видел систему в мельчайших подробностях и совершенно точно представлял, как она будет работать. Толик и Кирилл почтительно торчали рядом, расторопно подавали ему детали и горячий кофе.

Серега работал как одержимый. Никогда еще он не был так увлечен поставленной перед ним задачей, а комфортные условия работы и маячивший впереди небывалый гонорар делали ее приятной вдвойне. Но самое главное, он теперь был востребован!

Он был талантливым электронщиком, соскучившимся по своему любимому делу за годы бездействия. По ходу дела Серега внес в первоначальную схему несколько остроумных изменений, пристроил опознающую систему, и скоро предварительная часть работы была завершена.

К вечеру, когда вся компания собралась на ужин, Серега доложил о проделанной работе.

— Система рассчитана на использование в радиусе до двадцати километров от передатчика, — говорил он уверенным лекторским тоном, — такая дальность в сочетании с малыми размерами передатчика обеспечивается за счет импульсных сигналов большой мощности.

Он сам удивлялся тому, как гладко и точно он выражает свои мысли. Сидевшие напротив него Тимур, Толик и Кирилл слушали Серегу, как студенты профессора. Когда Серега взял сигарету, Толик моментально поднес ему горящую зажигалку. Серега воспринял это как должное и продолжил:

— Во избежание случайных совпадений и вообще в целях безопасности система снабжена блоком опознавания. Прежде чем приемник, соединенный с детонатором, будет готов привести в действие механизм взрыва, происходит взаимное опознавание приемника и передатчика. Только после этого взрыватель активируется. Случайность исключена.

И, повернувшись к Тимуру, спросил:

— Что скажете?

20
{"b":"6099","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Скиталец
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга
Инженер. Золотые погоны
Последний вздох памяти
Черный человек
Профиль без фото
Страна Лавкрафта
Адмирал. В открытом космосе
Мы взлетали, как утки…