ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Пора, — сказал Шварц и вдавил педаль в пол.

«Десятка» прыгнула вперед, в считанные секунды догнав «БМВ». Шварц с ходу объехал бандитов, тут же технично прижав их к обочине. Водитель «Бомбы» был вынужден вдарить по тормозам, чтобы не столкнуться с подрезавшей его «десяткой».

«БМВ» не оставалось ничего другого, как в туче пыли юзом затормозить на обочине. Как только машины остановились, Шварц открыл дверь и быстро вышел. У него не было ни малейшего желания пугать этих ублюдков стволом и наслаждаться их позором. Пистолет он держал в опущенной правой руке, которую прятал за бедром. Подойдя вплотную к левой передней двери «БМВ», он поднял пистолет и тут же выстрелил открывшему пасть бандиту прямо в нос. Второй выстрел пришелся на долю соседа, пуля попала ему в шею. Схватившись за рану, он захрипел. Видя, что настает кирдык, сидевший на заднем сиденье третий бандит протянул было руку к двери, но тут же получил пулю в голову.

Шварц, не торопясь, произвел три контрольных выстрела и поставил пистолет на предохранитель. Обернувшись, он увидел стоявшего за спиной Дена с «Макаровым» в левой руке. Протянув ему «вальтер», Шварц вынул мобильник и нажал несколько кнопок. При этом, стоя слева от «БМВ», он не сводил взгляда с трупов, желая быть твердо уверенным, что они именно трупами и являются.

На том конце сняли трубку, и Шварц сказал:

— Владимир Михайлович, это Шварц. Мы с Деном по пути попали в небольшую историю, но теперь, кроме нас с ним, об этом никто не помнит. Да. Салтыковские. Трое. Хорошо. На обратном пути. Всего хорошего.

Шварц убрал трубку в карман:

— Поехали отсюда. Нас еще Леночка ждет.

Подъехав к перекрестку, «десятка» притормозила, чинно свернула налево, пропустив всех, кого следовало, и поехала в Синий Бор.

Через двадцать минут, после расстрела пассажиров «Бомбы», к месту событий прибыл Огурец. Увидев впереди стоявший у обочины «БМВ», он лихо притормозил рядом. Однако, когда он вышел из машины и увидел, что не все так хорошо, как ему казалось, его радость сменилась тошнотой. Из багажника раздался глухой стон.

Вспомнив, что в багажнике томится клиент, Огурец осторожно, стараясь не смотреть на трупы и не запачкаться кровью, вынул ключи из замка зажигания и открыл багажник. Развязав Михаила Борисовича, он помог ему выбраться наружу, сорвав с его рта пластырь.

Клиент выглядел и чувствовал себя отвратительно. Однако, понимая, что можно оказаться полезным и за счет этого выскользнуть из ситуации с квартирой, он быстро заговорил:

— Одного зовут Шварц, другого — Ден. Звонили какому-то Владимиру Михайловичу.

Огурец сделал умное лицо и кивнул.

Ему пришла в голову мысль о том, что важная информация может помочь ему переместиться из шестерок в восьмерки, а то и в девятки. Понимая, что толку от клиента сейчас никакого, бандит сказал:

— Если хочешь жить, вали отсюда, и побыстрее.

Эту фразу он неоднократно слышал в боевиках, и она очень нравилась ему. Не успел он произнести ее до конца, как увидел быстро удаляющуюся в сторону леса спину Михаила Борисовича. Еще никто и никогда не принимал так близко к сердцу сказанное Огурцом. Бандит прыгнул в свою помойку и укатил со всей возможной скоростью. Подъехав к трассе, он повернул в сторону города и направился в кафе «На нарах», где обычно проводили свое время приближенные к господину Салтыкову лица.

* * *

«… тревожат не совсем приятные и несовсем понятные новости. Вам, Тигр, наверное, еще не известно, что на заброшенной бетонке за Осиновой Рощей произошла перестрелка. Угробили трех салтыковских. Ну, туда им и дорога. Но, как выяснилось, это сделали люди объекта „Губа ".

—Что вы говорите! Вы не ошибаетесь, Волк?

—Если вы напомните мне, когда я ошибался за последние пять лет, я готов съесть вашу чековую книжку.

—Хорошо, хорошо. Продолжайте, Волк.

—А что продолжать? Ну, Салтыков каким-то образом узнал, кто это сделал. Больше ничего не известно. А самое главное — неизвестны мотивы. Интересы объекта „Губа" и этого первобытного головореза не пересекаются никак, так что, Тигр, я ничего не понимаю…

—Хорошая история. Я, честно говоря, тоже не понимаю этого. Но то, что теперь начнется, совершенно очевидно».

Глава 17

НАЗВАЛСЯ «ГРУЗДЕМ»?! — ПРОДОЛЖАЙ ЛЕЧИТЬСЯ!

Давно Бекас не чувствовал себя таким бодрым, свежим, способным на действие.

Около восьми часов вечера, когда солнце светило еще достаточно ярко, Бекас сел в свой «опель», решив немного проехаться по городу. Как всегда, в последнее время он взял с собой пистолет, так было спокойнее. В маленьком кожаном карманчике, имевшемся на кобуре, находилась тысяча долларов для коррумпирования ментов, если те прихватят с пушкой.

Сидящий за рулем иномарки среднего класса, аккуратно подстриженный Бекас в своих интеллигентских очках выглядел, как средненький коммерсант, спешащий на дачу к жене и детишкам в этот субботний вечер. Впереди показался небольшой железнодорожный переезд. Чертыхнувшись, Роман вынужден был резко затормозить. Коричневый «Мерседес-190» древнего 1991-го года выпуска, громко гуднув, прогромыхал справа. Сидящие в «мерзавце» салтыковцы посчитали себя обиженными и тут же подрезали «опель» Бекаса, но Роман, предвидя такие действия, легко ушел от подставки вправо, на длинный и прямой, как стрела, проспект Чекалова. Это почему-то сильно не устроило салтыковцев. На следующем светофоре «мерзавец» остановился рядом.

В голове Бекаса мелькнула мысль о том, уж не вычислили ли его хозяева денег. Но она быстро исчезла, потому что сидевшие в машине, судя по мимике и издевательским жестам, обсуждали очкастого лоха. Когда загорелся желтый, «мерзавец» рванулся вперед, сразу же перестроился в тот же ряд, что и «опель» Бекаса, и опять резко затормозил.

Бандитам нужна была подставка, чтоб получить деньги на новую машину.

Бекас вовремя нажал на тормоз и остановился в полуметре от бампера старой иномарки. Сдав назад, он нажал на газ, быстро объехав стоявший «мерседес», и продолжил движение. Не сдержав раздражения, он показал «мерзавским» пассажирам фигу.

«Мерседес» завизжал лысыми покрышками и рванул в погоню. Догнав «опель», водитель «мерса» резко повернув руль, направил машину в водительскую дверь.

Бекас не отвернул в сторону, и бандит был вынужден резко затормозить и отвернуть влево, чтобы избежать столкновения.

Позорно закончившийся маневр разозлил претендента на высокое звание «короля подставы». «Мерседес» снова стал догонять «опель».

Бекас слегка придавил педаль газа, доведя скорость до ста сорока. «Мерзавец» не отставал. Менее чем через минуту они долетели до поворота на шоссе. Здесь велись ремонтные работы. Дорога резко сужалась, объезжая по краю огромный котлован. Бекас часто ездил по этому отрезку трассы, объезжая воскресные пробки, когда калымил на «единичке». Водитель «мерса», как всегда, не глядя на знаки, предостерегающие о сужении проезжей части справа, слишком поздно понял, что его переиграли.

Машины шли рядом на ста километрах в час, когда после поворота под колесами одной из них вместо надежного асфальта оказалась щебенка. «Мерседес» развернуло и понесло на ограждение котлована. Легко преодолев это препятствие, старенький «мерседес» на несколько секунд превратился в «мессершмитт», а потом в лепешку, разбившись о лежащие на дне котлована железобетонные плиты.

Бекас почувствовал, что очень устал. Никакой радости от победы он не испытал, бандитов не жалел, но и ненависть куда-то ушла. Он вспомнил, что хотел вернуться домой до одиннадцати вечера, чтобы не разбудить Олиного сынишку шумом своего прихода. Не оглядываясь на место гибели бандитов, Роман направил «опель» обратно на шоссе.

Примерно в это же время на пустой бетонке за Осиновой Рощей Шварц вышиб мозги трем таким же, как эти четверо, представителям салтыковской банды. Вроде бы ничего особенного. Простое совпадение. Но весь изюм заключался в том, что оба события салтыковские приписали одному и тому же исполнителю.

24
{"b":"6099","o":1}