ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На пол упал сначала автомат «Узи», а потом сам бандит с простреленными лодыжками. Бандит попытался дотянуться до автомата, тем самым подписав себе смертный приговор. Вадик, не дожидаясь, когда бандит пальнет в него, выстрелил первым. Бандит остался лежать там, где упал.

Засидевшийся на «евро-очке» бывший спецназовец «Альфы», Олег Ахмеров, услышав совершенно чумовую стрельбу в торговом зале, вынув свой «Макаров», передернул затвор и вложил пистолет обратно в кобуру. Застегнув молнию, Ахмеров с оружием на изготовку тихо открыл дверь в коридор. Олег быстро переместился к двери, ведущей в торговый зал, из-за которой слышались выстрелы. Выждав секунду, он осторожно выглянул в щель наружу. Прямо перед собой, метрах в трех, Ахмеров увидел лежащего на полу за красным «бугатти» налетчика по кличке Валет, Додика Валленштайна, который досылал в этот момент патрон в патронник своего «вальтера».

Олег видел всех как на ладони. Спрятавшись за машинами, охранники были вне прямой опасности. Он быстро распахнул дверь и двумя выстрелами из «Макарова» вывел из боя двух бандитов. Один из них, получив пулю в голову, угомонился навсегда, а другой оказался ранен оригинальным образом. Он лишился двух пальцев на правой руке, и та же пуля, пролетев чуть дальше, попала ему точно в правый сосок. Зато он, на свое счастье, или несчастье, остался жив. Олег упал на пол и откатился за одну из машин рядом с Додиком. Сделал Ахмеров это очень вовремя, потому что дверь и стена в том месте, где он только что стоял, тут же были сильно попорчены целым роем пуль.

За сорок секунд налета из охраны не пострадал никто. Второй менеджер, Рафик Шахмаметьев, лежа за конторкой, молился своим татарским богам. И судя по тому, что был до сих пор жив, они его слышали.

Бандитов оставалось четверо. Переглянувшись, Олег и Додик одновременно вскочили на ноги и, выстрелив по нескольку раз в сторону налетчиков, тут же упали на пол. После этих выстрелов бандитов стало еще на два меньше. Оставшиеся в живых салтыковцы, от страха позабыв обо всем, вскочили и бросились наружу, но не на шутку разозленные охранники тут же уложили и этих незваных гостей.

— Всем кирдык. Можно выходить, — объявил Олег.

Охранники, держа в руках оружие, стали осторожно обходить салон, откидывая ногами в сторону валявшиеся рядом с телами на испачканном кровью полу «стволы».

Все налетчики, кроме одного, были убиты. Этот раунд Салтыков проиграл вчистую. Кабачок знал, кого берет себе на службу. Что касалось материального ущерба, то салон был застрахован, как и машины в нем.

Олег подошел к живому бандиту, опустился на колени и, передав пистолет Додику, рывком поставил стонущего бандита на ноги. Двинув его разочек в голову, чтобы не дергался, он громко позвал:

— Рафик, кончай молиться! Нашел, понимаешь, время! Быстро во двор, заводи «вольво» и подгоняй к черному ходу.

Рафик, хоть и не геройствовал, но парнем был сообразительным. Через десять секунд взревел двигатель «Вольво-960», и машина уткнулась открытым багажником в черный ход.

Приподняв вырубленного налетчика, Олег швырнул его в багажник и захлопнул крышку.

— Отвезешь на запасную базу «Взлета», — крикнул он сидящему за рулем Рафику. И запер дверь.

Он был старшим по охране объекта, и поэтому, когда объявил всем, что налетчиков было семеро и все они убиты, никто не возразил. Все присутствующие знали, что именно нужно будет говорить ментам.

В суматохе Олег позабыл про директора салона, спрятавшегося за компьютером.

— Эй, Леонидыч, вылезай! — позвал Олег директора. — Все закончилось!

Леонидыч не отреагировал.

Олег подошел поближе, увидел, что Леонидыч лежал левой щекой на клавишах, глаза его были открыты и неподвижны, а на полу у ножки стула растеклась темная лужа крови.

— Эх, блин, — только и сказал Додик.

— Да уж, — ответил Олег, — Ну что, пошли ментов встречать?

Менты приехали только через пятнадцать минут. Первой их встретила бабуля с противоположной стороны улицы, у которой шальной пулей убило кошку, сидевшую на подоконнике.

Глава 3

ДВА КОЛЬЦА, ДВА ЯЙЦА — СЕРИАЛЫ БЕЗ КОНЦА…

Бекас пришел в себя. Открыв глаза, он увидел давешнего темноволосого парня из «Волги». Парень держал двумя пальцами комок ваты, воняющий нашатырем.

Бросив ватку на стол, парень уселся напротив Бекаса, оседлав стул, повернутый спинкой вперед.

Попытавшись пошевелиться, Роман заметил, что сидит в металлическом кресле, с руками и ногами, пристегнутыми ремнями к креслу. Какие-то воспоминания мелькнули в голове Бекаса, но парень сбил их, спросив:

— Вы уже совсем очнулись?

— Вполне. А что, — поинтересовался Бекас, — к креслу меня обязательно было привязывать?

— Увы, да, — ответил парень и с виноватым видом развел руками.

— Ну, и что дальше?

— А вы не спешите. Скоро все узнаете, — парень встал, подошел к стоящему у окна столу и взял с него сложенный пополам лист бумаги. На столе, кроме всего прочего, были разложены вещи из карманов Бекаса, и среди них «беретта» с глушителем. Магазин был вынут и лежал рядом с пистолетом.

Бекас огляделся по сторонам. Он находился в просторной светлой комнате, которая было почти пустой. На выцветших обоях были видны более темные прямоугольники от висевших здесь когда-то портретов или картин. Старый паркет. На окнах — дешевые шторы. Они были задернуты, и улицы видно не было. Диван, два стула, стол у окна, у стены два небольших шкафчика. Один — канцелярский, другой — стеклянный. Его прозрачные дверцы были завешены изнутри белой материей, но все равно проглядывали какие-то пузырьки и блестящие железки. Этот медицинский шкафчик, в сочетании с железным креслом, к которому был пристегнут Бекас, очень ему не понравился.

Парень развернул лист, тот самый проклятый розыскной портрет:

— Роман Сергеевич, вы уже поняли, что некоторую часть нашего разговора можно опустить, как если бы она уже состоялась. Я вижу это по вашим глазам.

И парень снова сел верхом на стул.

«Попался, — подумал Бекас, — но вот кому?»

Это был интересный вопрос. Менты не стали бы привязывать его к креслу в какой-то комнате. А вот те самые бандиты, чьи деньги он хапнул, вполне возможно. Но если так, то все произойдет несколько иначе, чем предполагал Бекас. Не будут выколачивать из него правду о миллионе с помощью мордобоя, а будет с ним спокойно беседовать этот, вполне интеллигентный с виду молодой человек. В шкафчике молодой человек сможет найти все необходимые для приятной дружеской беседы препараты.

Парень внимательно следил за выражением лица Бекаса:

— Должен признаться, вы прекрасно изменили внешность. А главное — без всяких дешевых приемов, вроде покраски волос, накладной бороды и прочего. Непрофессионал бы вас не узнал.

— А вы что — профессионал? — спросил Бекас.

— Я? — парень улыбнулся. — Пожалуй, профессионал. Да.

— А в какой области? Неужели, визажист?

— Ну вот, — и парень заулыбался еще дружелюбнее, — не успели очнуться, а уже задаете вопросы. Вы уж простите меня за избитую фразу, но вопросы все-таки буду задавать я. Так что не надо перехватывать у меня инициативу.

У него в кармане запиликал радиотелефон, и он, извинившись, отошел к окну.

Бекас снова посмотрел вниз на кресло и вдруг вспомнил. Лет десять назад он попал в вытрезвитель на Старокожевенном. Вонючая комната без окон. Три точно таких же кресла в ряд, к одному из которых тогда пристегнули его.

Бекас прислушался к разговору.

— Волк, я хочу сделать сюрприз… Да… Да… У меня. На второй точке. Ну, что вы… Мне просто повезло, — он обернулся и посмотрел на Бекаса. — В полном здравии, — и снова отвернулся. — Естественно… Да, как обычно… Можете быть уверены. Завтра утром с результатами я буду у вас. Пульт будет на восьмой… Конечно… Ну, я все-таки, Скорпион…

Бекас чувствовал, как время его жизни сокращалось с каждой минутой. Все случилось слишком неожиданно, он не был к этому готов, так и не сказал Оле о том, что любит ее, не помог никому…

29
{"b":"6099","o":1}