ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Всё сама
Я хочу больше идей. Более 100 техник и упражнений для развития творческого мышления
Иллюзия знания. Почему мы никогда не думаем в одиночестве
Сплетение
Икигай. Смысл жизни по-японски
Гениально! Инструменты решения креативных задач
Темное удовольствие
Всплеск внезапной магии
Как победить злодея
Содержание  
A
A

Вдруг Крюк осторожно постучал Шварца по плечу, указывая на окна второго этажа:

— Смотрите!

Все посмотрели туда и увидели, что в одном из сверкающих окон было хорошо видно небольшое отверстие, от которого расходилось несколько коротких трещин.

Валдис остановил машину, и они посмотрели в противоположную сторону. Напротив простреленного окна, в просвете аллеи, метрах в ста был виден трехэтажный дом. Одно из слуховых окон на его крыше было открыто.

— Стреляли оттуда, — уверенно заявил Тихоня.

— Да, — подтвердил Шварц, — точно, оттуда.

Он вынул из кобуры «вальтер», передернул затвор и приказал:

— Пошли в офис. Из наших там, кроме Ворона, никого нет. Так что можете стрелять во все, что движется. И не стойте на месте, когда выйдем из машины, — снайпер еще может быть на чердаке.

Они выскочили из машины и, избегая двигаться по прямой, быстро подошли ко входу. Шварц набрал код, электронный замок проиграл короткую мелодию, и дверь открылась. Войдя в просторный холл, Шварц остановился и подал остальным предостерегающий знак. Все замерли без движения и несколько минут прислушивались. В здании была полная тишина.

Поднявшись на второй этаж, в приемной, они увидели лежащего головой в камине Ворона.

— Отлетался, — только и сказал Крюк. Остальные промолчали.

— Положите его в сторонку и накройте чем-нибудь, — приказал Шварц через несколько секунд молчания.

Тихоня и Валдис потащили Ворона в угол, а Крюк сел на диван и закурил. Шварц подошел к столу, поднял висящую на проводе трубку, поднес ее к уху и, услышав короткие гудки, положил на аппарат.

Потом он посмотрел на табло определителя номеров и списал последний — номер трубки Бекаса. Потыкав пальцем в кнопки диктофона, Шварц вызвал последний разговор, прибавил громкости, и в приемной зазвучал голос Бекаса, который убеждал Ворона отказаться от затеи с игровыми автоматами.

Одна из фраз была прервана звуком разбиваемого стекла, затем раздался шум падения тела, и взволнованный голос звонившего дважды произнес:

— Алло, вы меня слышите?

Потом короткие гудки, и все. Тишина.

— Что же он хотел сказать? — в задумчивости произнес Шварц после того, как запись прослушали еще раз, — ладно, разберемся.

Он опять позвонил Кабачку:

— Владимир Михайлович, мы в офисе. Ворона застрелил снайпер. На диктофоне автоответчика имеется интересная запись. Послушайте, пожалуйста.

Пока Кабачок слушал записанный разговор, все молчали. Запись закончилась, и Шварц спросил:

— Что будем делать дальше?

— Его номер есть на определителе? — спросил Кабачок.

— Да, Владимир Иваныч, — ответил Шварц, диктуя номер.

После этого настало молчание, но Шварц не нарушал его, зная, что сейчас руководитель сосредоточенно переваривает полученную информацию и обязательно скажет своим сотрудникам, что им делать.

Наконец, Кабачок кашлянул и сказал:

— Найдите этого человека и узнайте у него все. Но имейте в виду, он хотел нас предупредить о грозящей нам опасности. Так что будьте с ним вежливы, и без этих ваших штучек. Как только что-то выясните, сразу звоните мне. Выполняйте.

— Хорошо, Владимир Михайлович, — ответил Шварц и повесил трубку.

Посмотрев на сидящих в креслах мрачных Крюка, Тихоню и Валдиса, он перевел взгляд в угол, где лежал укрытый портьерой Ворон, затем снова обвел взглядом своих подчиненных и, наконец, сказал:

— Ну что, будем искать этого человека. А для начала я ему позвоню.

И он снял трубку.

Бекас подъезжал к Долготрубному.

Он не знал, что будет делать, когда приедет туда. Во всяком случае следовало осмотреть особняк, потом попробовать позвонить еще раз, а дальше… Неожиданно запиликала трубка. Бекас, съехав на обочину, остановился:

— Я вас слушаю.

— Вы звонили нам некоторое время назад и что-то говорили про игровые автоматы, — сказал Шварц.

— Да, я звонил, но разговаривал не с вами, — ответил Бекас.

— Тот человек, с которым вы разговаривали, не сможет сейчас подойти, поэтому давайте поговорим со мной.

— Он, наверное, уже никогда не сможет подойти к телефону, — предположил Бекас, — я помню, как окончился наш разговор. Его застрелили?

Шварц помолчал и ответил:

— Да, его застрелили. Но для вас это не играет никакой роли, поэтому я вас слушаю.

— Интересно, что у вас там за дела такие, — вздохнув, сказал Бекас, доставая из пачки сигарету.

— Зачем вам знать, что у нас за дела, — услышал он спокойный ответ, — меньше знаешь — дольше живешь.

Бекас засмеялся и сказал:

— Что-то я в последнее время часто слышу эту поговорку.

— Это, наверное, потому, что вы стали знать больше, чем вам нужно, — мгновенно среагировал Шварц, — вы стали знать то, о чем и не хотели бы знать. Так ведь?

— Правда, — согласился Бекас, — снимаю свой вопрос. У меня и так возникла целая куча ненужных проблем.

— Ну, так что вы хотели сообщить об автоматах? — Шварц вернулся к главной теме.

— А вот об этом я буду говорить с этим, как его… — Бекас посмотрел на бумажку, — с Владимиром Михайловичем Губановым.

Он сделал паузу и добавил:

— Если вас там опять постреляют, мне что — снова кому-то рассказывать то же самое?

Несколько секунд трубка молчала, затем Шварц сказал:

— Хорошо. Я свяжусь с ним. Ждите.

В трубке раздались короткие гудки.

«Опель „Вектра"» стоял у обочины. Бекас откинулся на сиденье, прикрыв глаза. Он будет сидеть так ровно три минуты. Не потому, что он достиг этого многолетними тренировками, а просто через такое время ему позвонит Кабачок.

— Добрый день, это Губанов. Как вас называть, а то неудобно как-то?

— Называйте меня Бекасом, — не подумав, ляпнул Бекас и тут же понял, что он клинический кретин.

Если на значок «Боевика-спортсмена 3-го класса» он еще мог рассчитывать, то получить нагрудный знак «Шпион-конспиратор» ему в ближайшее время не светило.

Неопровержимое доказательство этому он получил через несколько секунд, когда, помолчав, Губанов удивленно произнес:

— Бекас? Позвольте… Вы — Бекасов?

Бекас ударил себя по голове и зажмурился. Но отрицать очевидное было бы глупо, приходилось делать вид, что он вынужден играть в открытую, и Роман ответил:

— Да, я — Бекасов.

— Роман Сергеевич Бекасов? — так же удивленно переспросил Губанов.

— Да, именно он, — ответил Бекас, — а чему вы так удивляетесь?

— Ну как же тут не удивляться, — сказал Кабачок, — мы вас ищем, ищем, а вы вдруг сами звоните. Где вы сейчас находитесь?

Бекас засмеялся.

— Я понимаю, почему вы смеетесь, — сказал Кабачок, — но я спрашиваю об этом не потому, что хочу тут же захватить вас в плен, а потому, что есть места, от которых вам нужно держаться подальше. Вы мне нужны, и нам есть о чем поговорить. И не о миллионе, между прочим. Хотя, конечно, и об этом тоже…

У Романа перехватило дыхание. Итак, он нашел настоящих хозяев денег.

Его лоб мгновенно покрылся мелкими бисеринками пота. Мысль об автоматах ушла на второй план. Какими бы ни были благородными его намерения, но эгоизм взял верх. Роман разговаривал сейчас с человеком, который организовал на него охоту и который мог прекратить преследование.

— Деньги… — начал Роман.

— Простите, что я вас прерываю, Роман Сергеевич, но давайте сначала поговорим о главном, что вы хотели сказать нам об автоматах. Слушаю вас.

— Хорошо. О главном, так о главном. В каждом из этих автоматов спрятано по десять килограммов какой-то новомодной взрывчатки, не помню названия, и, когда вы развезете их по школам, они взорвутся по радиосигналу. Я проанализировал сегодняшнюю статью в столичном «Коммерсант.ru». Если вы только сами не являетесь «оборотнем», то вас хотели крупно подставить.

Кабачок, каждое рабочее утро которого начиналось с чтения «Коммерсант.ги», статью читал:

— Да, представляю… Но, позвольте, откуда вам это известно? Почему я должен вам верить?

49
{"b":"6099","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кодекс Прехистората. Суховей
Линкольн в бардо
Как купить или продать бизнес
Чужая война
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Забойная история, или Шахтерская Глубокая
Квартира. Карьера. И три кавалера
Доказательство жизни после смерти
Слишком красивая, слишком своя