ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Зачем же тогда вообще нужны наличные деньги?! – удивился Богдамир.

Глаза господина Стейка радостно округлились.

– А как же иначе? – улыбнулся он. – Что тогда будет залогом глубины вселенских кредитов? Что тогда будет двигать финансовой системой? Что сохранит баланс? Древняя бумажная наличность – это же ни что иное, как наш с вами пресловутый золотой запас из примера с зарядкой! Который никому не нужен, но мы должны постоянно иметь в виду, что он где-то есть, и очень ценен!

– Я не понимаю, – сказал Богдамир.

– Я тожжже! – проверещал Кеша.

Господин Стейк терпеливо сложил круглые ладошки перед грудью как хомячок, а затем снова их развел в стороны.

– Вот вы – следователь, так? – улыбнулся он.

– Старший следователь.

– Простите, старший. Вы покупаете энергию, еду, новую яхту…

– Яхта у меня казенная, – перебил Богдамир.

– Ну не важно! Вы покупаете домой еду…

– Еду домой покупает жена, – перебил Богдамир.

– Хорошо, пускай жена покупает еду, – взмахнул рукой Стейк. – Не важно, кто! Но ведь она же, как говорится, не халява?

– Почему это? – удивился Богдамир. – Фамилия моей жены как раз Халява. Евгения Халява.

– Не принципиально! – замахал руками господин Стейк. – В любом случае вы делаете ежедневные траты, накапливая все больше кредита, все глубже становясь кредитоплательщиком. Чтобы погасить эти накопления, вы работаете. При этом вы – кредитодатель, потому что каждый месяц фирма, где вы работаете…

– Вселенский уголовный розыск, – уточнил Богдамир.

– Да, ваше госпредприятие, – кивнул Стейк. – Оно в качестве зарплаты снимает с вас и берет на себя часть ваших кредитов! Понимаете? Свою работу вы даете ему в кредит.

– Не понимаю. При чем тут наличные деньги?

– А вот представьте… – Господин Стейк снова терпеливо сложил ладошки и опять их развел. – Представьте, что вы перестали брать кредиты, перестали есть, пить, жить, но продолжаете только работать. Чисто гипотетически! В какой-то момент вдруг сложится такая ситуация, что все ваши взятые кредиты полностью погасятся.

– Это невозможно, – покачал головой Богдамир.

– Мы рассуждаем чисто теоретически! – уверил Стейк. – Представьте, что вам повысили зарплату в сто раз. Вы нашли клад в созвездии Весов. Или стали звездой эстрады как Майк Задди. Но, в отличие от Майка Задди, вы не покупаете замков в Антарктиде, не заказываете операций по пересадке своего мозга в тело дельфина, и вообще не тратитесь ни на какие кредитные покупки!

– Антарктида для пингвиноввв! – неуверенно прокряхтел Кеша.

– Ближе к делу, – попросил Богдамир.

– Так вот, – послушно кивнул Стейк. – Рано или поздно сложится ситуация, когда ваш заработок полностью погасит все ваши кредиты. И вы выйдете в ноль! Допустим, даже в этом случае вы не вложитесь ни во что, а продолжите свои бешеные заработки. И тогда – что? Вы выйдете в плюс! Банковская система вывернется наизнанку и, образно говоря, изрыгнет вам в ладони вот эти вот самые настоящие балансные деньги, о существовании которых вы раньше лишь что-то читали в журнале "Economyie Geographico". А теперь они – ваши. В виде купюр. Или в электронном виде – не важно.

– Что я с ними буду делать?

– О! – круглые глаза господина Стейка засияли. – О! Вот именно! В самую точку! Что я с ними буду делать! Да! Они лягут на вас тяжким грузом, и вы их тщетно будете пытаться тратить. Тратить! Менять! Вкладывать! Давать на хранение! Короче – бедствовать. Потому что не запустили вовремя кредитные отношения, и остались с балансной наличностью! – Господин Стейк вздохнул. – Вот так мы с ней и мучаемся…

– Кто – мы? – насторожился Богдамир.

– Мы – крупные вселенские банки.

– Так… – Богдамир в упор уставился на него стеклами своих очков. – Вот кое-что уже проясняется… Значит, вы были заинтересованы в том, чтобы инкассаторский броневой крейсер исчез?

– Безусловно! – ответил господин Стейк, но спохватился: – Разумеется, поймите правильно: люди, человеческие жертвы, они несоизмеримы… Наши соболезнования сотрудникам и семьям… Разумеется… Само собой… Но – с точки зрения экономики: да.

– А ваш партнер, который пересылал эту наличность?

– Кто? "Южный Вселенский банк России"? У него-то тем более все замечательно: ведь он лопнул, удачно спихнув нам всю свою наличность в погашение кредита!

– Так… – протянул Хома. – И им удобно. И вам удобно.

– Разумеется! Мы же получим теперь страховку.

– Та-а-ак, – заинтересованно протянул Богдамир. – Страховку. Очень любопытно.

– Страховка, как вы понимаете, кредитна, – объяснил господин Стейк. – Можно сказать, что это единственный способ окредитить наличность – потерять ее. Образно говоря, именно это и сделал "Южный Вселенский банк России", когда вернул нам потерянные долги наличностью. Но нам повезло, что она пропала – страховая компания, к счастью, не обладает наличностью, да еще в таком объеме. Поэтому она как бы берет у нас кредит и будет его погашать по этому страховому случаю бесконечно долго.

– Ага, то есть, в убытке осталась страховая компания? – уточнил Богдамир.

– Почему же? – улыбнулся господин Стейк. – Наоборот! Ее страховой фонд резко вырос на эту сумму! Вы представляете, на какие астрономические суммы она теперь сможет заключить страховые договора с клиентами?!

– Ничччего не понимаю!!! – не выдержал Кеша.

– И я не понимаю, – нахмурился Богдамир.

– Сейчас объясню! – Господин Стейк снова сложил ладошки и увлеченно начал: – Итак. Как работает страховая компания? Каждый ее клиент ежемесячно получает кредитную пенни, которая складывается из суммы оценок рисков…

– Все, пожалуй, пока достаточно, – перебил Богдамир. – Я все понял. Все понял. То есть, верю. То есть, банкам – выгодно, страховой компании – тоже выгодно… Кто же пострадал?

– Вы. – Господин Адольф Стейк безмятежно улыбался.

Богдамир и Кеша переглянулись.

– Как вы сказали? – изогнул бровь Богдамир. – Я?

– Вы. И пингвин. Ну, и я, конечно. Каждое физическое лицо и каждое юридическое. Пропала во Вселенной и списана огромная балансная наличность – значит, подскочил общий инфляционный баланс! Теперь все чуть-чуть подорожает. Уже подорожало. Вы не заправляли сегодня свою яхту на энергозаправках?

– Нет.

– Ну, значит, еще увидите. Не бойтесь, там не так уж много инфляции – четыре с половиной процента от мирового уровня.

– Хорошо же… – протянул Богдамир угрожающе. – Я подожду заправлять свою яхту, пока не найду пропавший миллиард!

– Спасибо, конечно, – господин Стейк смущенно развел руками и потупился. – Это, конечно, будет очень хорошо… Но энергетическое топливо все равно уже не подешевеет.

– Да я найду деньги еще до вечера, не будь я майор Богдамир! – рявкнул Хома.

– Но топливо… э-э-э… в некоторым смысле… не подешевеет, – произнес Стейк, стараясь говорить как можно мягче. – И наш банк тут совершенно ни при чем! – заверил он поспешно. – Это кризис топливных компаний.

– Какой же кризис, если деньги я найду? – насупился Богдамир.

– Ну вы же взрослый человек, – мягко улыбнулся господин Стейк. – Вы же умный человек. Так? Вы можете припомнить хоть один случай, хоть одно происшествие в истории человечества, хоть какую-нибудь потерю, находку, какой-нибудь кризис или, наоборот, всплеск с расцветом, в результате которого энергия хоть бы чуть-чуть – ПОДЕШЕВЕЛА?

5. Майор Богдамир на обеденном перерыве

Весь долгий путь обратно Хома Богдамир и пингвин Кеша спорили на неполиткорректную тему. Хотя в законе за это и была предусмотрена небольшая статья, но микрофонов в катере Богдамира не было.

Кеша, убежденный расист, доказывал, что роботы обнаглели. Они вытесняют нас, кричал Кеша. Нас, белковых организмов, вытесняют с рабочих должностей, а сами размножаются с дикой скоростью! Они уже давно добились прав личности, практически обрели равноправие! Они повсюду, и недалек тот день, когда им разрешат избираться в правительство! Они совершенно охамели, не стесняясь нас, разговаривают на своем дебильном языке, куда ни выйдешь – только и слышен отвратительный скрежет машинного кода! Если так пойдет, горячился пингвин Кеша, во Вселенной не останется ни нас, ни наших потомков – будут сплошь роботы, а мы попросту вымрем как биологический вид! Это геноцид! – щелкал клювом Кеша. – Необъявленная тихая война на истребление нашего вида!

10
{"b":"610","o":1}