A
A
1
2
3
...
17
18
19

– Не остановлюсь! Выпью сию же минуту! – заорал монстр.

И бросился на Богдамира, разинув свой огромный зубастый рот.

И тогда Богдамир сделал то, что еще не делал никогда. Он тоже распахнул свой рот широко-широко и задрал верхнюю губу так, что стали видны два острых передних зуба. И в тот миг, когда чудовище уже примерилось вцепиться ему в шею, он сделал резкий выпад и укусил податливую зеленую плоть.

– АУАУААУАУАУАУАУУУУААААА!!! – страшным голосом взвыл Франклинштейн, отпрянул от Богдамира и повалился на ковер готического зала. – Я умираю!!! – прохрипел он, дергая щупальцами.

– Еще нет, – объяснил Богдамир. – Ты парализован! Ведь никто из твоих пятнадцати людей не знал, что мои неизвестные родители подарили мне не только лазеры в глазах, но еще и зубы змеи, нейротоксин которых парализует жертву!

– Мерзавец!!! – захрипел монстр из последних сил, прижимая дрожащие щупальца к прокушенному носу, который стремительно распухал, закрывая серое лицо.

– Ты проиграл, король баксов! – сказал Богдамир, напрягая мышцы тела так, что стальные защелки на кресле выгнулись и лопнули. – Ты проиграл и тебе уже не уйти от правосудия! – повторил он, срывая скотч с лица и поднимая с пола очки.

В это время послушался шум, и в дверной проем вкатился с лестницы огромный шелестящий клубок, внутри которого пищал Кеша. Вытолкнув Кешу в центр зала, клубок рассыпался миллионами порхающих бумажек.

– Чччто здесь творитсccя? – закричал Кеша, оглядываясь.

– Все закончилось, – сказал Богдамир, торопливо запирая входную дверь на засов. – Злодей парализован. Скоро сюда прибудут медики и вынут из него разум людей, которых он убил. Все его тупые сородичи будут переловлены милицейскими роботами, поскольку он из жадности не позволил им обрести человеческий разум и хитрость.

– Братья!!! – захрипел монстр. – Спасите меня!!! Унесите меня отсюда!!!

Туча зеленых бумажек кинулась к нему, но Богдамир ловко поднял степплер и всадил в чудовище всю обойму, сотнями жестяных скоб пригвоздив его сквозь ковер к пластиковому паркету.

– Король умер, да здравствует король!!! – прохрипел Франклинштейн. – Брат! Нижний брат!!! Ты знаешь, что делать в случае моей гибели! Я оказался настолько хитер, что продумал заранее, как… – Рот чудовища открылся и больше не закрывался – его парализовало окончательно.

Первым опомнился Кеша и бросился в угол, где только что увидел метнувшуюся тень. Он ударил клювом, но промазал. Ударил снова – и снова промахнулся. Тень была холодная, и Богдамир не видел ее, но мог поклясться, что Кеша гоняется за большой и толстой стодолларовой бумажкой – она была меньше, чем монстр, но куда крупнее, чем остальные, и у нее тоже были щупальца.

Нижний брат запрыгнул на стол – Кеша за ним. Нижний брат запрыгнул на подоконник – Кеша за ним. Нижний брат кинулся на стекло оконной рамы – Кеша бросился за ним.

– Кеша, нет!!! – заорал Богдамир, но было поздно.

Изо всех своих сил Кеша клюнул врага – послышался звон стекла, и Нижний брат выпорхнул наружу. Следом за ним устремились летучие доллары.

– За ними!!! – скомандовал Богдамир, в миг оказался у окна и сиганул вниз со второго этажа.

– Нужжжен сачччок! – заверещал Кеша, прыгая следом.

– Дурак!!! – рявкнул Богдамир. – Они бегут к броневику!!! Главное – не дать им уйти с Земли!!!

Кеша замолчал и побежал со всех пингвиньих сил. Они ветром пронеслись сквозь аллею и выбежали к стоянке.

Поздно.

Последний зеленый листок залетел в закрывающуюся дверь, и броневик поднялся в воздух.

– Врешь, не уйдешь!!! – закричал Богдамир, закатывая глаза и выставляя вперед тугие цилиндры лазерных пушек.

Лучи ударили в бронированную обшивку корабля, но тщетно – обшивка крейсера оказалась слишком крепка, и броневик удалялся слишком стремительно.

– В погоню!!! – заорал Богдамир, сгреб Кешу в охапку и бросился к своему катеру.

Они взмыли в воздух, вышли из атмосферы и легли на курс. Впереди маячила удаляющаяся корма броневика. По нелепому стечению обстоятельств, инкассаторские броневики оборудовали такими же скоростными двигателями, как и милицейские катера. Поэтому Богдамиру не сразу удалось сократить дистанцию.

Но Хома был очень опытным пилотом, его катер управлялся ручной автоматикой, а Богдамир лучше любой автоматики умел виртуозно переключать дюзы на высокие режимы в оптимальные моменты, добиваясь максимального прироста скорости.

– Всссем поссстам! – кричал тем временем Кеша в селектор. – Блллокировать все выходы в подпространссство в районе Ззземли!

И это было очень своевременно – похоже, броневик, управляемый Нижним братом, действительно собирался нырнуть в подпространство. Издалека это выглядело так, будто он исчезал и через секунду появлялся снова в том же месте – подпространство не пускало его внутрь. Расстояние начало сокращаться.

Но броневик не сдавался – не в силах выскочить в подпространство, он все повышал и повышал свою пространственную скорость.

– К сссветовой близитссся! – прошипел Кеша.

– Сам вижу! – зло отозвался Хома. – Что я могу сделать?!

– Уйдет! – шипел Кеша.

– Сам знаю! – Богдамир тревожно косился на спидометр.

Скорость все нарастала. Мимо промелькнуло Солнце и исчезло за кормой. Впереди простиралась космическая бездна. Броневик все удалялся и удалялся, а Хома жал на педали, и все глядел и глядел на свой спидометр, раскаленная стрелка которого приближалась к горячей отметке 300000.

– Стоп, – произнес он наконец, нажал на тормоз и с размаху упал всей грудью на приборную панель. – Дальше нам нельзя.

Кешу тоже бросило вперед, и он едва не выбил клювом лобовой иллюминатор.

Броневик все удалялся. Вдруг он ослепительно вспыхнул и пропал.

– Сссгорел? – с надеждой спросил Кеша, потирая ушибленный клюв.

– Не думаю, – покачал головой Богдамир. – Просто перескочил световой барьер.

– И где он теперь? – удивился Кеша.

– Известно где, – вздохнул Богдамир. – В прошлом. Упадет куда-нибудь на сто лет назад, приземлится на тамошней Земле, да рассыпется зелеными долларами по планете среди людей…

– А люди? – испуганно щелкнул клювом Кеша.

– А что люди? Люди существа жадные: найдут стодолларовую бумажку, и в карман… А там – в обменник. Так и разойдутся по свету.

– И?!

– И ночью бумажка выпустит щупальца, распахнет рот, подкрадется к шее… – Богдамир озабоченно цыкнул зубом. – Впрочем, это не наше дело. Мы – стражи порядка на своем участке времени. А предки пусть сами разбираются. Мы свою работу выполнили, осталось только написать рапорт.

– Ты напиши, я прочту и подпишу, – кивнул Кеша: так они делали всегда – ведь Богдамир не умел читать, а Кеша со своими крыльями не умел писать – промахивался мимо клавиш.

– Рапорт-то я напишу… – задумчиво произнес Богдамир, разворачивая катер назад, к Солнцу. – Не проблема, рапорт написать. Напишу, как мы искали доллары, как выяснилось, что они ожили, как мы с ними воевали, и как они исчезли. Да вот поверит ли этому рапорту начальство?

– Поверит конечно, – убежденно кивнул Кеша. – Чччему тут не поверить?

И они полетели домой на медленной задумчивой скорости. Чтобы не скучать, Кеша нажал клавишу и включил последние известия. 

"Новости Минздрава: сообщение об эпидемии космической чумки официально подтверждено. Район Сириуса закрыт на карантин. Службы космической безопасности заняты уничтожением продуктов и товаров, произведенных в области Сириуса – их владельцы получат компенсацию. Особую тревогу медиков и журналистов вызывает отсутствие больных космической чумкой – это означает, что больные могут скрываться. Начат масштабный поиск больных." 

"Робот, пострадавший при Лунном теракте, перевезен в следственный изолятор Плутона. Там он выдал координаты одиннадцати сообщников, не раз употреблявших вместе с ним оптоволокно, а также адрес торговой точки, распространявшей оптоволокно среди роботов, и имена трех торговцев: Кристер, Пакстер и Жабло. Следствие возбуждено. Как сообщил журналитстам ведущий техник Станислав Руженко, в электронном подсознании робота найдено немало и других криминальных фактов." 

18
{"b":"610","o":1}