ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Астерий Килобод у аппарата! – важно произнес он. – По какому вопросу? С такими вопросами – на сайт! Даблью-даблью-даблью ллео аhа ру слэш на. Как слышится, так и пишется, латиницей. Что? Слэш – палка такая косая.

Он выдернул шланг изо лба, снова выбросив струйку синих искр, и навел зрительные окуляры на Богдамира.

– Ничего без меня не могут! Так, о чем мы говорили?

– О том, – напомнил Хома, – что вы арендовали инкассаторский броневик для вывоза отходов. По окончании акции вы его чистили после ядерных отходов? Прежде, чем вернуть обратно?

– Это зачем? – удивился Астерий. – Отходы были неплохо запакованы. Впрочем, мы же не скрывали, что фрахтуем броневик именно для вывоза ядерных отходов. В трюме броневика возят только деньги из банка в банк, эти деньги все равно грязные, и всякий раз их приходится отмывать заново – так нам ответили в банке.

– Кто пилотировал броневик? – подал голос Кеша.

– Что? – переспросил Астерий и растерянно обернулся, словно только что заметив Кешу.

– Я спрашшшиваю: кто пилотировал броневик?

– Во время нашей акции? – удивился Астерий. – Разумеется, инкассаторы. Никто другой не сможет пилотировать их крейсер при всем желании! Там и управление специфическое, и вооружение на борту. Нужны навыки. Да и допуск нужен специальный.

Кеша удивленно взглянул на Богдамира.

– Да, – подтвердил Богдамир задумчиво. – Это так. Броневик не просто пилотировать.

– Кто зззаходил внутрь броневика? – продолжал Кеша.

– Разумеется, никто, – ответил Астерий. – Броневик прибыл опечатанным с Урана. На Уране его грузили атомные роботы.

– Кто разгружжжал броневик с отходами?

– Атомные роботы в Ковше малой Медведицы.

– Короче, – подытожил Богдамир, эффектно вынимая из-за пазухи бланк протокола и лазерное перо, – вы готовы подписать показания, что никто, кроме роботов-атомщиков, не вступал на борт броневика?

– Клянусь чем угодно, – уверенно кивнул Астерий и поставил заковыристую подпись.

– Дача ложных показаний может закончиться для вас тюрьмой, – традиционно предупредил Богдамир.

– Я и так в тюрьме, – хмыкнул Астерий. – За дачу верных показаний досрочное освобождение не предусмотрено?

Богдамир промолчал.

– А почччему вы не спрашшшиваете, что случилось? – Кеша с подозрением щелкнул клювом.

– Не мое дело, – с грохотом пожал стальными плечами Астерий. – А что-то случилось?

– Случилось, – сурово ответил Хома. – Броневик пропал. Инкассаторы убиты. Исчезли деньги. Один миллиард бумажных долларов.

Астерий долго молчал.

– Бумажных? – переспросил он.

– Бумажных. Стобаксовыми купюрами.

– Бумажных – это очень плохо. "Общество Зеленых" давно предупреждает, – со значением произнес Астерий, – что человечеству следует прекратить использовать бумажные деньги.

– Понятно, что были б деньги электронные, такого бы не произошло, – вздохнул Богдамир.

– Я сейчас не об этом, – возразил Астерий. – Вы знаете, что для изготовления купюр все еще используется бумага из генетически модифицированного хлопка? Во-первых, это издевательство над телами убитых растений… Безнаказанное!

– Хм… – сказал Богдамир.

– Во-вторых, любое вмешательство в природный генофонд оскорбительно для Господа Бога! А, значит, и оскорбляет всех верующих! Да! И меня особенно! Я между прочим, верующий пятого разряда! И дважды в месяц пою в нашем тюремном хорале караоке-молебны!

– Хм… – презрительно щелкнул клювом Кеша, который всегда был атеистом в летний сезон года.

– Официально заявляю, как внештатный правозащитник Комитета авторских прав природы! – продолжал грохотать Астерий, – Хочешь создавать свой генофонд – создавай, никто не в силах тебе помешать! К сожалению. Но брать без спросу чужие разработки?! Ковырять божий код и переделывать под свои нужды?! – Астерий поднялся из кресла, обводя кабинет горящим взглядом ярко-красных светодиодов, и гневно повысил громкость вдвое: – ДА ЕСЛИ БЫ ГОСПОДЬ БОГ ХОТЬ РАЗ ПОЯВИЛСЯ В НАШЕМ МИРЕ И ПРЕДЪЯВИЛ ИСК ПО АВТОРСКИМ ПРАВАМ, ТО ВСЕ, КТО ХОТЬ РАЗ В ЖИЗНИ ИСПОЛЬЗОВАЛ ПЕРЕДЕЛАННЫЕ БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ ГЕНЕТИЧЕСКИЕ КОДЫ ГОСПОДА БОГА НАШЕГО – ВЫ БЫ ВСЕ ТУТ СЕЛИ ПО ТЮРЬМАМ! ПОГОЛОВНО!

– Хм… – сказал Хома Богдамир, и они переглянулись с Кешей.

– Ну и, последнее, третье, – продолжил Астерий, опускаясь в кресло. – Генетически-модифицированный хлопок еще до конца не изучен! Никто не знает, как эти доллары могут аукнуться на потомстве наших внуков!

– Вздоррр! – не выдержал Кеша, – Доллары делают из генетически-модифицированного хлопка с конца двадцццатого века! Больше ста лет!

– И что это доказывает? – Астерий картинно всплеснул клешнями. – И кто сегодня может знать наверняка, к чему это в итоге приведет? Кто-нибудь смог доказать, что генетически-модифицированные доллары абсолютно безопасны для людей, животных и роботов? Кто даст гарантию, что они не мутируют дальше? Что они не заразят своей пагубной мутацией окружающие предметы, превращая окружающие растения, животных и людей в доллары? А? Что такое сто лет? Вы дадите гарантию, что они останутся безопасными следующие сто лет? Двести? Триста? Тысячу? Миллион? – Астерий замер, картинно воздев клешни-пассатижи вверх и подняв рогатую голову, будто смотрел в небеса, а не в потолок своей камеры.

Наступила тишина, и Кеша уже возмущенно распахнул клюв, но в этот момент снова зазвенел телефон Астерия. Он с дребезгом воткнул шланг в лобовой разъем и долго слушал молча, склонив рогатую голову.

– Благодарю, – кратко произнес он и выдернул разъем, в который уже раз высыпав на стол горсть синих искр – видно, разъем не на шутку разболтался от ежеминутного использования.

Секунду Астерий глядел в пространство остановившимся взглядом, затем ожил.

– Ну вот, пожалуйста! – торжествующе воскликнул он. – Вот! Очевидец сообщил: утечка вируса в районе Сириуса! Заражение пространства космической чумкой! Двое уже скончались на месте! Он своими глазами видел два трупа в космосе! А власти – скрывают и отмалчиваются, вместо того, чтоб бить тревогу!

– Косссмическая чумка?! – презрительно фыркнул Кеша. – Это еще чччто?

– Понятия не имею, я не биолог! – гордо отрезал Астерий и вновь схватился за разъем, давая понять, что разговор окончен.

– Нет и не было такой болезззни! – не унимался Кеша.

– Теперь будет, – веско ответил Астерий, с треском вонзил разъем в лоб и заорал: – Алло! Соедините с приемной президента! Это директор "Общества Зеленых" по вопросу эпидемии! Что? Куда? Хамло!!! EC F3 E4 E8 EB E8 F9 E5 20 E7 E0 EB F3 EF EE E3 EB E0 E7 EE E5 20 F8 EE E1 20 F2 E5 20 F5 F3 E9 20 ED E0 20 EF FF F2 EA E5 20 E2 FB F0 EE F1 20 EA E0 EA 20 F1 F1 E0 F2 FC 20 F2 E0 EA 20 F0 E0 E7 F3 E2 E0 F2 FC F1 FF!!!

Он вынул изо лба разъем и с отвращением посмотрел на него. Затем поднял взгляд окуляров и с таким же отвращением поглядел на Богдамира с Кешей:

– Больше я вам не смогу уделить ни минуты! Сами видите, сколько дел навалилось! – И он снова вогнал разъем в лоб.

Богдамир поднялся, взял Кешу под мышку и вышел.

– Ссссовсем с ума посссходили, – возмущался Кеша, пока они спускались в вестибюль первого этажа. – То атипичная диарея… то вакуумный грипп… то зубное бешенство… Больных никто не видел, но зато воплей в новоссстях… Теперь косссмическая чумка какая-то!

– Фанатики, – пожал плечами Богдамир, – не обращай внимания.

Навстречу выскочил знакомый робот-секретарь и увязался следом. В руке он держал электронную кассу-копилку для кредиток.

– Уже уходите? – картинно удивлялся он, вытягивая вперед копилку. – Подождите, у нас так не уходят! Сейчас проходит акция: сбор пожертвований на лечение океанических рыб-инвалидов, больных гидроцефалией…

Хома молча застегнул скафандр и ускорил шаг, не выпуская Кешу из рук. Робот семенил следом. Копилку он спрятал, зато теперь в его руке появился бланк:

– Мы собираем подписи, – стрекотал он. – Пустыня Сахара – уникальный природный заповедник, последний нетронутый человеком уголок живой природы! Здесь живет более трех видов насекомых! Более одного вида ядовитых змей! Более четырнадцати пород уникальных микробов! Прекратим насильственную мелиорацию Сахары и застройку жилыми кварталами!

5
{"b":"610","o":1}