ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сергей, я не случайно сегодня обратил твое внимание на Маэстро, который на квартире у Вахтанга упоминался. Я подумал, что если у Маэстро такой скользкий, суперосторожный в разговоре помощничек, то уж сам-то пахан едва ли не два университета должен был закончить.

— Воровские имеешь в виду? На зоне, что ли? Да, там каждую ходку можно за институт считать. Но если б этот Маэстро был рецидивистом, я б о нем слыхал или Хромин. Мы ж давно по уголовью трудимся, каждый со своей стороны, он — на высоком уровне, я на земляном. Отсидевший не раз авторитет уж как-нибудь на глаза попадется или засветится в упоминаниях стукачей, по другим оперданным. Вот грузинский вор в законе Нодар. Только ты о нем сказал, а я уж его морду себе представляю, его манеру своих бикс в меха одевать.

— Сергей, все же подумай. Если, как ты логично предположил, Вадик у Вахтанга к Грине для его повышения или чего-то другого присматривался, возможно, стоит повременить с арестом Духа? Гриня сейчас может оказаться в сфере действий Маэстро или хотя бы Вадика. Кстати, Вадик просил Духа помочь ему в покупке машины — нарочито с ним сближается. Кто знает, а может, Маэстро за театральными делами стоит и новую грандиозную операцию замышляет? Вот такую щуку, не окуней каких-то, нащупать — это будет, как ты любишь, по-рыбацки и мастерски, — играл на кострецовском самолюбии не такой уж простой бывший историк Гена. — У меня тоже, может, оперский гироскоп включился.

— Все, Гена, в наших силах, — задумчиво сказал капитан. — Давай попробуем, куда рыбаки только не закидывают. В общем, нам так и так надо к бардаку Вахтанга присматриваться. Вадик там частый гость… Но возникают сложности с начальством. Миронов результатов нашего розыска ждет. Федю Трубу мы на тот свет упустили. Я-то и думал Духом статус-кво восстановить. А если не будет его ареста, то и подслушку придется с проблемами оформлять.

Топков рассудительно заметил:

— Но совместную-то разработку с ФСБ одобрили. Это нам плюс. Там уже результаты есть.

Кострецов потер лицо.

— Вот так и кроим. Хвост прижмут, мы ушки выставляем. Приходится крутиться. Любуйся, а то, наверное, рассчитывал лишь преступления анализировать, жуликов да бандитов хватать. В общем, изумительные дела раскрывать, а?!

Топков улыбнулся.

— Конечно. Всех этим оперская работа влечет.

Капитан встал.

— Ну-ну. Пошел я к подполковнику Миронову. Все же думаю, что разрешат нам официально врубить подслушку на хату Вахтанга дня через два, чтобы дальше основательнее углубиться в это вплоть до Вадика и, может, Маэстро. А мы пока давай по своим участкам другое наше «изумительное» разгребем, чтобы потом от главного расследования не отвлекаться.

Глава 6

Двух дней, на которые Кострецов приостановил розыск, хватило, чтобы Гриня Дух стал объектом стремительного расследования другого «опера» — Вадика.

Интересно, что сам Гриня, природный конокрад, не хуже породистого коня в его уголовной степи почуял какую-то неестественность в Вадике.

Вернувшись с заветным кейсом от Вахтанга, Дух думал об этом, вызывая в заныр подручных для выдачи им зарплаты из транша Маэстро. Среди других пригласил и Веревку с Камбузом.

Гриня восседал перед ними за своим огромным председательским столом, одна половина которого была уставлена бутылками, стаканами, тарелками и вазочками, а на другой лежал закрытый кейс с деньгами.

— Ну что, мазурики? — осведомился Дух, глядя на тонкого и толстого, скромно примостившихся на креслах перед ним. — Вам не бабки, а по жопам еще надо дать.

— Простаиваем, — сокрушенно подтвердил Веревка.

— Ливера за вами менты не давят?

— Да только это и секем. Все чисто, — доложил Веревка.

— Ладно. Будет вам дело. Пока выпейте, — Дух плеснул им водки по стаканам.

Напарники аккуратно заглотнули и вежливо положили в рот по соленому орешку. Гриня уточнил:

— Красный «пежо» вы отгоняли приемщику?

— Ага, — подтвердил Веревка, берущий на себя инициативу в серьезных разговорах как более опытный блатяк.

— Оказался он у одного грузина, Вахтанга. Я только вчера это приметил. У грузина блатхата с телками, я там оттягивался. Заинтересовал меня у Вахтанга парень, что на той хате часто кантуется. Зовут его Вадик. На взгляд — совсем бивень, виду никакого, пацан в натуре. Но высоко шестерит у одного большого человека — Маэстро. Треба того Вадика просечь, что он за птица.

— Сесть ему на хвост?

— Да. Но адресов Вадика я не знаю, он мне сам обещал позвонить. Времени не будем терять, канайте к хате Вахтанга и зырьте, пока Вадик там не нарисуется.

Дух сообщил координаты секс-павильона и продолжил:

— Слюни не больно распускайте. На хате полно баб. Две основные: Сонька да Нюська. Сонька рыжая, сисястая такая, годов ей за тридцать, а Нюська — белая, лет ей шестнадцать, но такая ж прошмандовка, что и Соня та. Они с Вахтангом в доле. Но держат там и проходных телок. Этих, как я понял, дрючат до полоумия, потом куда-то скидывают.

— Замачивают? — заинтересованно спросил Камбуз.

— Може и так, — глубокомысленно ответил Гриня. — Не нашего это ума дело. Я вам просто обстановку рисую. Учитывая такой бизнес Вахтанга с Сонькой и Нюськой, они без дела, должно, не сидят. Телок-то свежих надо всю дорогу доставлять. Так что там круговорот, часто должны вылезать на улицу.

— А Вадик? — деловито напомнил Веревка.

— Вадик там лишь гость. Ходит больше, чтоб слюни пускать. Видать, не стоит у него. Все он больше караулки заводит да баб мацает… Я-то зараз по всем прошелся.

Гриня тряхнул смоляной головой, небрежно закурил, отпил пива.

— Скольким же засадил, Гринек? — уважительно произнес Камбуз.

— Четверым. Мы с Вахтангом соревновались. У него шишка не опускается, как он в настроение войдет. Там две под наркотой на цепях для удобства висели. Так он их во все дырки дрючил. Особенно в жопы любит.

— Это черным в самый кайф, — веско вставил мордатый Камбуз.

— Я как глянул, что Вахтанг за них так взялся, эх, думаю, мне территории здесь не останется. Погоди, говорю. Дайкось и новому человеку спробовать. Ну, явились сразу Сонька с Нюськой, стали телок обмывать, духами мазать и разными ароматами. Я к цепным пристроился. А с Соньки-то начинал. Ядре-еная… Нюська другого колеру и замесу. Эта с выдумкой дает.

— Это как же, Гринь?! — воткнул круглые глаза в него Камбуз.

— Ну, вся особенно извивается. Иль, когда под тобой, ногу одну задерет, ровно флаг какой. И манденка у нее вся играет…

Веревка хмуро вмешался:

— Гринь, может, хорош?! А то Камбуз кончит. За Вадика лучше еще подскажи. Что это за пацан такой? Раз высоко стоит, должен быть борзым, в смысле ориентировки. Это ж не за лохом каким надо сечь.

— Не, физически он не пацан. Росту, правда, небольшого, а волос на пробор, на студента похож. Лет под двадцать, но сильно задроченный. Грабки хилые, да хватка у них, смекаю, железная. Такой в драке — тля, но, видать, тихушник. Очень культурно выражается, ни фени, ни мата не базлает. Он у Маэстро, видать, профессором состоит.

— Это как понять? — спросил Веревка.

— Ну, консультант. Мозгует, должно, по крутому фармазонству, по банковским, международным раскруткам. Маэстро — тот еще звездохват… Ты, Веревка, правильно интересуешься. Сечь за Вадиком надо до упора, осторожно. Он при его тыкве хвост в момент может рассечь. А если пахан узнает, что я его навесил, мне плохо будет, да и вас прямо в деле могут кончить. Так что шустрите, кочаны.

Веревка и Камбуз переглянулись. Застоявшись без дела, они сначала обрадовались хоть какому-то занятию, чтобы заработать, но перспективы такого ливера их удручили.

— Чего заменжевали? — воскликнул Дух. — А я вас подвеселю!

Он открыл кейс и кинул на стол перед дружками несколько пачек долларов.

— Круто плачу, и заранее. Ответственность дела на то катит. И я на Вадика еще с трезвяка гляну, он просил ему тачку помочь в автосалоне прикупить.

28
{"b":"6101","o":1}