ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бессмертники
Да, я мать! Секреты активного материнства
Все, кроме правды
Вся правда и ложь обо мне
Дистанция спасения
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Опасные игры
Резидент
Замуж за варвара, или Монашка на выданье

Веревка, как старшой в их паре, сгреб в карманы деньги.

— Выпейте на фарт, на дорожку, — налил еще Гриня.

Кенты выпили стоя и удалились.

* * *

Вадик докладывал по телефону Маэстро:

— Получил полное впечатление от Грини. Он больше не на конокрада или коня смахивает, а на жеребца. Такого гостя и Вахтанг, наверное, давно не видел. Он с Духом даже в соревнование вступил. Досталось вчера девочкам.

— А Соньку Гриня отодрал? — поинтересовался Маэстро.

— Да, первой.

Маэстро рассмеялся.

— Не очень ты такое насчет Соньки любишь. Ничего, злее на Гриню будешь.

— Я, вы должны знать, к клиенту всегда испытываю полное равнодушие.

— Ну, это перед самым исполнением, а до того-то все же реагируешь, — подзадоривал Вадика Маэстро.

— Извините, но вы ошибаетесь. Верно, вчера Дух меня немного взвинтил. Но он был еще не клиент, я просто к нему приглядывался. Клиентом теперь он стал.

— Готов к акции? — серьезно спросил Маэстро.

— Вполне. Я с ним договорился о встрече в автосалоне — купить машину мне поможет.

— Лады. Решай с ним вопрос, сынок.

Пахан дал добро на ликвидацию Грини, потому что с аэродрома у Чкаловской начали переправлять автопартию Духа. Она была снаряжена по всем документальным и мастырным правилам: у угнанных автомобилей перебиты номера двигателей, кузовов, шасси. Часть украденных в последнее время по Москве машин в нее не попало, были разобраны на запчасти.

Сотрудники ФСБ, решив продолжить наблюдение за этой партией в Грузии, прекратили активность на Чкаловской. Но Маэстро, еще уточнив кое-что у своих людей, например недавнее оживление вокруг автодокументов, все же пришел к выводу, что аэродром или Гриня замазаны. Так что намеченный им приговор Духу пахан подписал твердой рукой.

— Хорошо, — ответил Вадик на приказ.

— Как по срокам?

— Завтра.

На такие вопросы Вадик отзывался четко, по-военному.

Несмотря на внешнюю худосочность и вялость, он был тренированным не хуже бойца спецназа. Когда Вадик поступил в услужение к Маэстро, он понял, что если не станет суперклассным киллером, тот его выгонит, предпочитая разово нанимать профессиональных убийц. Вадику пришлось сделать себя в полном смысле.

Его увлек пример полководца Суворова. Тот тоже был тщедушным, низкорослым подростком, с тонким голосом, но выковал же стальные тело и волю. Начав с изучения всего, что было написано о Суворове, Вадик вообще увлекся жизнеописаниями великих людей, которые постоянно читал запоем. В сущности, это было его главное развлечение в жизни.

Выбрав суворовский путь усовершенствования, Вадик тратил свои первые заработки на все, связанное с его профессией. Он нанял отличного тренера — бывшего офицера спецназа, владеющего рукопашным боем и стрелковым искусством. Ходил упражняться в великолепный зал с тренажерами. Завел массажиста и личного врача, который постоянно следил за состоянием его здоровья при перегрузках.

Вадику доставалось, первое время он тренировался почти двадцать четыре часа в сутки. По указаниям своих консультантов сбросил нагрузки, лишь когда выжал все из своих хилых мышц, глазомера, реакций, всего того, что делает человека спортивной машиной, мало отличающейся от хищного животного. Но и безукоризненно овладев нужными навыками, Вадик не успокоился. Каждое утро он начинал с ледяного душа и многокилометровой пробежки.

Такое упорство, даже зацикленность были обусловлены психической ненормальностью Вадика. Он страдал шизофреническими отклонениями со всеми вытекающими отсюда последствиями. При умении ясно мыслить в оценке людей и ситуаций, уходил иногда в бесплодное мудрствование, особенно возбуждаясь при чтении биографий, подставляя в них себя на место героев. Мог часами валяться на кровати в своей заваленной книгами, но тщательно убранной, вылизанной квартире, представляя, будто возлежит на пире среди древнеримских патрициев.

Непревзойденным убийцей Вадика сделала эмоциональная тупость. Он был искренен, когда говорил Маэстро, что совершенно равнодушен к жертве. Клиенты не вызывали у него какой-либо чувственной реакции. С таким же полным безразличием Вадик глядел и на собственную судьбу. Единственное, что волновало его, — отношение к нему Маэстро.

Поэтому Вадик и стал киллером высшего класса, не дав сбоя ни в одном из заказов пахана. Он убивал, как живой компьютер, робот с вежливым голоском и бездонными от пустоты глазами. Он заваливал блатяков, прошедших, как у них говорится, «Крым и рым»; устранял и специалистов боевых искусств; бил, словно белок в глаз, мастеров стрельбы.

К каждой жертве Вадик подбирал именно те ключи, которыми можно было вскрыть слабые места. У всех есть какие-то изъяны, недостатки. Вадик же был неуязвим: да, бивень, как презрительно аттестовал его Гриня, но — неумолимый и разящий наповал.

* * *

После разговора с Вадиком Маэстро решил позвонить Грине Духу как бы на прощание, а точнее — чтобы окончательно усыпить бдительность клиента.

— Здравствуй. Как оттянулся? — спросил его по телефону Маэстро.

— Спасибочки, — благодушно проговорил Дух. — Все по полной программе.

— А кейсик?

— Нет слов. Отстегнул ты на этот раз от всей души.

— А что ж, — солидно произнес Маэстро, — потрудился ты круто. Главное, дело довел до конца. Тачки на Тбилиси уже взлетают… Не обидел чем тебя Вахтанг или его гости? — прощупывал Маэстро.

— О чем речь?! Телки первый сорт и в разных видах. А гость-то один был. Вадик зовут, он тебя знает, — закидывал и свой крючок Гриня.

— А-а, придурок такой? — спровоцировал пахан Гриню на откровенность.

Дух растерялся. Вахтанг его осек за «бивня», но сам Маэстро правильно говорил о Вадике. Чувствуя себя в фаворе у пахана, Гриня высказал полуправду:

— Малахольный пацан. Про книжки мне рассказывал.

— Ага, все читает. Я чего его держу-то: сын он одного моего кореша, с которым мы на крутой зоне чалились. Батя этого Вадика там в конверт и лег, авторитетный был вор. А я кенту слово дал, что поддержу на воле пацана. Вот и пасется при мне. Так, мало чего смыслит и умеет.

Грине стало неудобно, что отправил Веревку и Камбуза охотиться за таким ничтожеством. А вот то, что Маэстро исполняет предсмертную просьбу кореша, ему понравилось.

— Святое дело, — с чувством произнес Дух.

— Ну, отдыхай пока. О новых делах сообщу. Всего тебе хорошего, — заключил Маэстро.

* * *

На следующий день Вадик позвонил Грине.

— Это Вадим. Рад вас приветствовать.

— Здорово, здорово, — бодро откликнулся Дух, уже совсем по-иному воспринимающий его.

— Звоню вам из автомагазина. Помните, позавчера у Вахтанга я просил вас помочь мне машину выбрать.

— Обязательно помню. Сейчас подъеду.

Он выслушал адрес.

Гриня привык передвигаться по Москве в сопровождении двух телохранителей и шофера-громилы. Но сейчас выпала нетипичная ситуация. Его приглашали не на переговоры-разборы или гулянку «деловых», где личная охрана всегда пригодится. Бизнесом здесь тоже не пахло, Вадик, оказывается, был едва ли не сыном Маэстро, и встреча их носила скорее приятельский характер. К тому же после угона «роллса» и убийства шофера его могут усиленно искать по Москве, а в окружении своих морд он приметнее засветится.

Поэтому Гриня решил ехать один, слегка замаскировавшись. Он приклеил усы, натянул кепку до бровей, надел очки с затененными стеклами. Не сказав, куда отправляется, отдал текущие распоряжения помощникам, болтающимся по комнатам, и выскользнул из заныра.

Дух сел в неприметный «жигуленок», стоявший для таких конспиративных поездок среди двух его иномарок во дворе. Лихой шоферской рукой дал по газам и помчался к терпеливо ждущему его «сынку».

* * *

Вадик, пристально наблюдающий в окно автосалона за подъезжающими, сразу заметил плавно тормознувшие «Жигули» и вылезающего из машины преображенного Духа, приехавшего в одиночку. Вадик тут же отошел к ряду новеньких автомобилей.

29
{"b":"6101","o":1}