ЛитМир - Электронная Библиотека

Поэтому, преследуя Вадика, Веревка квалифицированно вилял в потоке машин, но плохо учитывал возможность того, что объект может проверяться на хвост. Со слов Грини он составил себе портрет этого пацана. Дух, правда, указал, что Вадик при его тыкве слежку может рассечь, но низовой воришка Веревка слабо представлял себе, чтобы какой-то профессор мог быть способен на подобную стремность.

Когда же Веревка увидел Вадика, его мнение о нем совсем заземлилось. Тот выглядел едва ли не как обиженные, опущенные в лагере — по робости взглядов и движений, какой-то плаксивой сосредоточенности на лице. К тому ж Веревку переполняли гнев и презрение к рыбе, то есть к хитрецу Вадику, воспользовавшемуся своей безликостью, чтобы заманить в капкан умницу Духа.

Так что Веревка пер за Вадиком, не особенно беспокоясь о том, что пацан будет поглядывать в зеркальце заднего обзора. Покойный краснобай Гриня аттестовал бы подобную слежку так: «За такую работу в три места — харю, спину и двери».

* * *

К Вахтангу Вадик заглянул, чтобы видевшие его там вместе с Гриней убедились: он как ни в чем не бывало. В уголовной среде общественное мнение, за неимением своей прессы и телевидения, формируется слухами. Вот опытный Вадик и предстал в павильоне при своей обычной невозмутимости, отпустив в разговоре лестные замечания о засадиловском Духе.

Внутренне же Вадик был крайне собран, как всегда после исполнения. Надо было замести следы и принять меры против возможной контратаки мстителей, поэтому он проверялся в этот день с самого утра.

На машину Веревки и Камбуза Вадик обратил внимание, когда постукивал ботинком по «ниссановской» шине. Он запомнил, что в ней маячат двое. А когда вышел от Вахтанга и сел в «ниссан», заметил, что в упорно стоящей на улице машине просматривается лишь один человек.

Вадик сел за руль и настороженно посмотрел на документы, лежащие на сиденье рядом. Ему показалось, что оставлял он их в другом порядке. Вадик обладал отличной зрительной памятью. Можно было б осмотреть дверку с наружной стороны на возможные следы, если ее открывали без ключа, но Вадик решил ехать, опасаясь спугнуть вероятных филеров. Он прикинул: коли им интересовались, такое вскоре выяснится.

Определить по дороге «хвост» Веревки Вадику не составило труда. И он решил сыграть, как жулики говорят, «обратку», — взять под наблюдение самого Веревку.

Для этого Вадик погнал в центр, чтобы запетлять там в хорошо знакомых ему переулках около метро «Бауманская». Здесь он ловко ушел от преследования проходным двором. Тут же вырулил на угол другой улицы, наблюдая заметавшуюся по переулкам машину Веревки.

Вадик был как отличным шофером, так и филером. Он сумел сесть на хвост Веревке, ведя того по кривизне местных улочек. Наконец горе-сыщик Веревка, безуспешно порыскав за утерянным «ниссаном», выскочил на Разгуляй и отправился в свою недалекую вотчину Чистых прудов.

Там Веревка проехал во двор дома, в котором они с Камбузом снимали квартиру. Расстроенный блатяк, отзвонив ожидавшему в автосалоне Камбузу о своем проколе, вышел из машины и поднялся в квартиру.

Вадик, наблюдавший за Веревкой из-за арки, вскоре тоже зашел во двор. У местных старушек он, вежливо интересуясь тяжелым их пенсионным бытом, выяснил все, что ему было нужно.

Из бойкого разговора бабушек следовало, что худой и длинный, чья машина всегда нахально торчит посреди двора, это Никитка, иль Веревка, как его шпана кличет. А снимает он квартиру номер пятнадцать на третьем этаже. Живет в ней с толстомордым, который Андрюха Камбуз, тоже бандит. Водят они к себе шалав и постоянно пьянствуют, конечно, на ворованные деньги.

* * *

Вадик поехал к себе домой, откуда сразу же взялся звонить Маэстро.

— Добрый день. Клиента исполнил, но привязались сегодня ко мне двое. Один — Никита по кличке Веревка, другой — Андрей, он же Камбуз. Пытались проследить от Вахтанга. Я от преследующего Веревки ушел, установил их с Камбузом местожительство на Чистых прудах.

— Паршиво, — сказал Маэстро. — Эти двое из бригады Грини. Они недавно горели на скидывании «плимута». Прихватила их ментовка и почему-то отпустила. С чего это Веревка и Камбуз мгновенно после акции зашустрили? Как проходило с Духом?

— Все чисто. Он подъехал к автосалону, где я решил машину покупать, один, на «Жигулях». Выбрали мы отличный «ниссан», на котором уже езжу. Потом он повез меня к моему гаражу, где и успокоился. А позже я за «Жигулями» вернулся, отогнал их за окружную и уничтожил.

— Наверное, Дух перед отъездом к тебе о вашей встрече своим людям сказал, — озабоченно произнес Маэстро.

— Да чтобы бригадир стал откровенничать с шестерками по поводу встречи с человеком, который вам близко знаком? И даже Вахтанга указал? Ведь повел меня этот Веревка от Вахтанга.

— Выяснить все это можно только одним способом, сынок.

— Вполне вас понимаю. Уже готовлюсь к захвату Веревки или другого, Камбуза.

— Уж постарайся, Вадя. А то с бригадой Духа хлопот не оберешься. По самому Грине проблем не будет?

— Нет. В полном смысле улетучится, вы мою лабораторию знаете. Кстати, Дух это как бы сам накликал, обозвал химиком в автосалоне, критикуя меня за всесторонюю автомобильную неосведомленность.

— Лады. Но Веревка или Камбуз до их испарения должны разговориться. Они — шестерки низшего разряда. Веревка имеет пару ходок, пижонистый такой браток, как я слыхал от Грини. Но больше выдрючивается, чем стоит. Раскалывать его надо резко. А Камбуз — типичная торпеда. Зоны не нюхал, пристал к деловым из-за романтики, мудачок. Находится под влиянием Веревки. Камбуз вообще фуфло, ему можно сразу бить в лоб и делать клоуна.

— Хорошо, — учтиво ответил Вадик. — Займусь ими завтра же.

Глава 2

После разговора с Вадиком Маэстро позвонил Вахтангу:

— Здравствуй, старый дружище.

— Как я рад тебя слышать, клянусь могилой мамы! — подобострастно воскликнул Вахтанг.

— Как там у вас жизнь? Как мои гости оттянулись? — начинал Маэстро издалека.

— Поработали мы по полной программе. Гриня забойным человеком оказался. Такие таланты показал! И Вадик не в обиде, сегодня заезжал, поблагодарил. В ту ночь Вадик, как всегда, с Соней отдыхал, — доносил с подробностями пахану о его приближенном Вах.

— Как вообще твой бизнес?

— О-о, долгий ответ.

Маэстро поощрительно проговорил:

— А я не тороплюсь.

— Прежде всего скажу так: большой поклон тебе, что в последнее время основную клиентуру даешь. Мы при бабках, и твои гости в шоколаде. Но есть маленькая заковыка…

— Да ты давай посмелее.

— Видишь ли, грузинские воры, мои земляки, немножко обижаются, особенно Нодар. Ведь это он наше с Сонькой дело ставил, вложил для его подъема бабки, оплатил первую аренду хаты, мебель и так далее. Сначала люди шли от него, мы на них нормально заработали, самостоятельно встали на ноги. Потом наше заведение такие обороты наладило, что смогли расширить клиентуру. Тогда мы познакомились с тобой. Правильно?

— Правильно, правильно, — благодушно отвечал Маэстро, уже понимая, куда Вах клонит.

В последнее время Маэстро как бы монополизировал бордель, посылая туда своих людей в виде поощрения. Он сам оплачивал их развлечения, что было для Вахтанга и денежнее, и удобнее в сравнении с непредсказуемыми, случайными посетителями из грузинской братии.

— Ну и смотри сам: грузины недовольны, — начал робко объяснять Вахтанг. — Они базарят, что к ним здесь невнимательны. Они правду говорят. Бывает, что придет грузин, а у нас уже гудят твои люди. Я вынужден ему отказывать.

— Что ж ты предлагаешь? — осведомился Маэстро. — Тебе-то выгоднее со мной бизнес иметь, чем на залетных рассчитывать. И сколько тех грузинов на Москве? Погоду-то делает здесь моя братва и другие славяне.

Он знал, на что упирать. Легендарный вор-законник Япончик, ныне посаженный за решетку в Америке, объявил войну пиковым уголовникам — выходцам с Кавказа. Но бывший-то студент Вахтанг сам стал пиковым с помощью Нодара, Чере, посредничество Сони. Вах был должником Нодара во всех отношениях и пытался намекнуть собеседнику, что его павильон все же независим от Маэстро, что Вахтанг тут хозяин, а люди Нодара всегда должны быть почетными гостями.

32
{"b":"6101","o":1}