ЛитМир - Электронная Библиотека

Кострецов не стал возражать, когда бандерша Сонька Медная Ручка по-царски расплатилась за стол.

Крепко подшофе Сергей добрался домой, но прежде чем заснуть, думал только о Кате Бунчук.

* * *

Киллер Вадик не любил откладывать рабочие дела в долгий ящик. На следующее утро после беседы с Маэстро он начал рекогносцировку Веревки и Камбуза.

Сначала Вадик поехал к дому Вахтанга, чтобы взглянуть, кто там на посту. Он здраво предположил, что дружки, упустив его вчера, могут снова попробовать с исходной позиции.

Вадик остановил «ниссан» на ближайшей улице. Прошел на угол и увидел, что напротив дома Вахтанга, в том же месте и в той же машине сторожит в одиночку мордатый паренек, носящий, очевидно, кличку Камбуз. Он желчно подумал:

«Все в Грининой бригаде лопухи, начиная с убиенного».

Вадик сел в машину и отправился на Чистяки раскалывать Веревку.

Там, невдалеке от нужного двора, он припарковал «ниссан», прошел к дому, где на третьем этаже в квартире пятнадцать отсыпался Веревка, который должен был заступить после Камбуза в ночную филерскую смену.

Вадик тихо поднялся на этаж, послушал через дверь квартиру. В ней царило безмолвие. Он подумал, что Веревка, возможно, рыщет за ним еще где-то или торчит в пивной. Но осмотреть жилище противников все равно было не лишним. Предполагая, что внутри никого, Вадик, особо не осторожничая, открыл отмычкой дверной замок.

Этих звуков хватило, чтобы вор Веревка с его чутким профслухом встрепенулся, проснувшись. Он валялся на неразобранной кровати по пояс голым в спортивных штанах и сразу лапнул за карман, в котором лежал кнопочный нож. Веревка кошкой соскочил с постели и метнулся в прихожую, где встал за открываемой дверью. Насторожился он потому, что Камбуз, не позвонив по телефону, не мог заявиться, а ни у кого другого ключа от их квартиры не было.

Вадик приоткрыл дверь и шагнул в прихожую, оказавшись спиной к Веревке. Если б тот сразу ударил его сзади, Вадику бы не поздоровилось. Но Веревка растерялся, увидев, что сам крот заполз к нему, и шевельнулся. Вадик, тоже обладающий кошачьим слухом, вмиг проскочил вперед и обернулся.

— Сам приканал, сучка! — радостно воскликнул Веревка, собираясь для начала избить Вадика до полусмерти.

Он помнил слова Грини, что Вадик в драке должен быть тлей. Ударил того прямым ударом!

Но его резко воткнутый кулак не нашел цели, а Вадик, моментально отклонившийся в самый последний миг, спокойно смотрел на него.

Веревка бросился вперед. Вадик опять молниеносно отступил, и Веревка пролетел мимо. Разъярившись, он медленно вытянул нож из кармана. Щелкнул, обнажая лезвие, собираясь прикончить этого человечка-пружину.

Вадик выхватил пистолет с глушителем и выстрелил ему прямо в кисть, сжимающую нож!

Веревка охнул, выпустил перо и зажал раненую руку другой. Вадик отшвырнул нож ногой подальше, нацелил пистолет блатяку в лицо и тихо сказал:

— Давайте пройдем в комнату и побеседуем.

Веревка поплелся в спальню. Там сел на кровать, прижимая кровоточащую руку к ноге. Желваки на его худом лице бешено плясали от боли, ярости и недоумения.

Вадик сел на стул неподалеку и проговорил:

— Ваш друг Камбуз ждет меня сейчас около Вахтанга, вы, Веревка, пытались проследить меня вчера. Зачем вам это? Я знаю, что вы оба из бригады Грини Духа, который на днях исчез. Возможно, слежка ваша связана с его исчезновением?

— Пошел на хер, гнида! — выкрикнул Веревка.

Киллер выстрелил ему в ногу, на который блатной примостил раненую руку!

— Ох, су-ука! — закричал Веревка, забившись.

— Следующей пулей прикончу, если не сообщите нужные мне сведения. Кто вас послал следить за мной?

Истекающий кровью Веревка воскликнул:

— Да Гриня и послал!

— С того света?

Веревка дико взглянул на него.

— Мочканули Гриню?!

— Да-да, можете быть уверены. Так с чего вы за меня взялись, если ваш Дух улетел? — осведомился Вадик.

Блатной отер испарину со лба здоровой рукой и объяснил:

— Гриня наказ нам дал сечь за тобой аккурат перед тем, как тачку твою покупать поехал.

Вадик уточнил:

— Вы и об этой поездке знаете?

— Ну да. Гриня, когда наводку на тебя давал, за это базарил. А как Дух пропал, мы с Камбузом то вспомнили. Камбуз на документы в «ниссанке» глянул, адрес магазина узнал. Потом сгонял туда и убедился.

Усмехнулся Вадик.

— А вы с приятелем, оказывается, неплохие сыщики.

Веревка уныло скривил лицо.

— Да где?! Лохи мы в таком деле.

— Кто еще, кроме вас с Камбузом, о поручении Духа знает?

Понял Веревка, что тот задал самый главный вопрос. И он подумал: если убедит Вадика, что о наводке Грини знает только он и Камбуз, этот беспощадный хиляк жизнь ему оставит. А так как это было правдой, Веревка с крайней сердечностью воскликнул:

— Браток, верь слову! Лишь мне и Камбузу Гриня сечь за тобой поручил. Век воли не видать, если горбатого леплю!

— А почему именно вам?

— Да мы в отпуску были. Погорели, когда тачку одну неудачно скидывали. Нас тогда менты повязали. Гриня с основных дел нас снял — вроде замазанные мы с Камбузом. Дух имел в виду: все одно, пока в бригаде не работники, посеките. Верь слову, эта наколка меж нами с корешем как в могиле будет. Оставь мне жистянку, и так уж наказал.

Вадик смотрел на него бездонными глазами. Они были столь пусты, что если б случайно залетевший сюда солнечный зайчик попал в них, то растворился б словно в космической черной дыре. Он спросил:

— Почему Дух решил проследить меня?

Веревка замялся, потом сказал:

— Я даже не понял. Он куликал, что заинтересовал ты его. А что почем у бригадира я ж не буду пытать.

— Ну, а какие конкретные впечатления остались у Духа обо мне?

Из ноги и руки Веревки лила кровь, на полу уже была большая лужа. Его тошнило от слабости, в голову накатывал туман, и из ран рвала боль. Но он не подавал виду, понимая, как бывалый блатяк, что, раскиснув, подхлестнет убийцу на худшее. Это лишь неопытные обычные люди, уличные или квартирные жертвы, жалко ведя себя перед налетчиком, считают, будто ублаготворяют его.

— Какие впечатления? — переспросил Веревка. — Да мало Гриня дельного сказал. За бивня тебя держал. Думал, что ты лишь по бумажным делам у Маэстро. Метла у Гринька мела, а бестолковка-то сильно не петрила.

— Вы уверены, что, кроме вас с Камбузом, о подозрениях Духа насчет меня никто больше из ваших не знает? — вновь задал киллер свой основной вопрос.

— Если вру, век воли мне не видать!

— Последнее вы совершенно правильно обозначили, — проговорил Вадик и выстрелил Веревке в лоб.

Глава 3

Узнав об убийстве Веревки, то бишь Никиты Пахомова (кто-то анонимно позвонил в милицию), и осмотрев место происшествия, Кострецов отловил в проходном дворе стукача Кешу Черча.

— О гибели Веревки слыхал? — спросил опер у него.

— Еще б не слышать! Все Чистяки гудят, — тревожно ответил Черч, ежась под ветром в худенькой куртке.

— А ты чего переживаешь?

— Да как же? Выпивали не раз вместе.

Капитан понимал: волнует Кешу больше тот факт, что убили блатного, и, видимо, сделал это кто-то из уголовной среды. В околокриминальных чистяковских кругах должно было идти летучее толковище по этому поводу, а значит, и дознание, в котором такие двойные, как Черч, могли пасть жертвой оговора или непроверенного слуха.

Капитан задумчиво сказал:

— Свои, очевидно, пришили. Кореш-то Веревки, Камбуз, куда исчез?

— На него думаешь?

— А на кого ж еще? — произнес Кость, прикидывая, что вполне Камбуз мог Веревку порешить, если тот узнал о его сотрудничестве в милиции при их задержании с «плимутом».

— Всяко, конечно, бывает, но я на Камбуза не грешу. Они с Веревкой не разлей стакан были. Тут, скорее, с пропажи Духа тянется. Помнишь, я тебе говорил: разбираться за Гриню они надумали? А с Веревкой с самим разобрались.

35
{"b":"6101","o":1}