ЛитМир - Электронная Библиотека

— Хоть ты порадовал. Ой, а я совсем бухая.

Кострецов вернул ее к интересующему его вопросу:

— Но надо, чтоб было без таких эксцессов, как сегодня у вас. Это не дело. Клиенты ли, залетные ли, а права качать не должны. Почему вы такое допускаете?

— Да тут, Сереж, и Вахтанг не виноватый. У того залетного просто шило в жопе. Кричал, что Вадик слюнявый полбригады его кентов уложил.

— А Вадик на такое не способен?

— Как тебе сказать? Я, вообще-то, мужиков чую. Любого, в принципе, могу рассечь. Вадик этот очень странный. На вид — хиляк, но когда прихватывает, ну, в постели, грабли у него железные. И что-то сидит у него внтури, будто в глухом заныре.

— Ну, Сонь, ты прямо секретного звездохвата рисуешь.

Сонька помолчала и сказала:

— А что ты думаешь? Я вот сейчас трекнулась и аж мурашки по коже. Вадик-то, пожалуй, и звездохват, хоть на вид смурной и почти не стоит у него на баб. У него глаза пустые-пустые. Словно б уходят куда-то… Я-то не зря, наверно, всегда стараюсь в них не смотреть. Он, пожалуй, и мать родную зарежет.

— Тогда прав тот блатарь, что с разбором к вам пришел. Вадик и завалил полвагона его братанов.

— Знаешь, Сереж, теперь и я думаю, что залетный-то прав. Крутая рыба этот Вадик. И на горе в меня втюрился.

Капитан раздумчиво произнес:

— Ну и гоните его в шею. Что он, всю погоду вам делает?

— Никак нельзя. Его пахан нам же с тобой может очень пригодится. Я тебе потом подробнее это обскажу, а то нажралась я, отдыхать надо.

— Лады, Сонь. Ты запиши на всякий случай телефон, по которому я сейчас кантую. Будем иметь нормальную связь, чтобы Вахтанг не мешал.

Он продиктовал ей свой домашний номер.

— Это гостиница? — спросила Сонька.

— Нет, квартиру снимаю. Бывай здорова.

Кострецов положил трубку и задумался. Он всегда верил в женскую интуицию, за что особенно уважал слабый пол. Безыскусная аттестация Сонькой Вадика лучше любого анализа убеждала, что Вадик, скорее всего, киллер. Капитан сначала не очень прислушивался к версии Топкова, пытавшегося отследить направление Вадика. Но теперь…

Поняв, что эти мысли ему теперь едва ль не до утра додумывать, Кость снова закурил.

Он лежал в не очень свежей постели своей квартирки, которую давно собирался пропылесосить. Смотрел на круги от плафонов маленькой люстры на высоком потолке, по-старинному отделанному лепниной, и совершенно не чувствовал себя одиноким. Как только капитан уходил в дело, личные проблемы переставали для него существовать.

Это по золотой женской интуиции уловила в нем Катя, измочившая подушку слезами в бессонные ночи, прежде чем решилась отказать Сергею и, чтобы не отступить, отважилась на отъезд.

Так и идут по законам жизни совсем от разного бессонные мужские и женские ночи.

Глава 4

Камбуз бесцельно ехал по ночному городу, пока его не сморило от выпитой у Вахтанга водки. Тогда он нашел двор поукромнее, зарулил туда. Прилег на заднее сиденье и заснул.

Топков, стерегущий его на уличном выезде, тоже задремал.

Утром Камбуз, проснувшись от оживления во дворе, помял опухшее лицо, закурил и стал размышлять. Вскоре он пришел к мысли, что без милиции ему теперь не обойтись. Появившись у Вахтанга, он наделал страшных глупостей. До этого неизвестно еще было, займется ли им Вадик. Но после его заявок перед бабами Камбуз уверился: Вадик обязательно пришьет.

Камбуз собрался не вообще в милицию, а именно к Кострецову, который был более-менее похож на правильного мента. На Камбузе после истории с «плимутом» не было никакой уголовщины, он мог без проблем обратиться в органы, тем более что однажды с ними сотрудничал.

Спрятал Камбуз пистолет в бардачок, завел машину и отправился в ОВД.

Проследовавший за ним Топков удивился, когда бандит тормознул у здания, куда лейтенанту и нужно было на работу. Еще более впечатлило Гену, как Камбуз гордо вылез из машины, выпрямился и почти по-строевому зашагал внутрь.

Топков выбрался на улицу и побежал за Камбузом в ОВД, чтобы того не перехватил кто-нибудь посторонний. В коридоре он окликнул его:

— Вы к кому?

Камбуз вздрогнул и обернулся, забегав глазами на небритой физиономии.

— Да я тут к одному… Костенцов, вроде, ему фамилия.

— Кострецов?! Пойдем, провожу.

Следующим удивился капитан, увидев, что в комнату заходят Камбуз и Топков.

Гена предупредительно сказал:

— Этот товарищ хотел вас видеть. Я его в коридоре встретил.

Кострецов понимающе кивнул. Гена вышел, плотно закрыв дверь.

— Садись, Андрей, — пригласил Камбуза капитан, — закуривай, рассказывай, какая нужда привела.

— Вот именно, что нужда, — проговорил Камбуз, он же Андрей Тухачев, и взял сигарету из пачки на столе. — Гриню Духа и кореша моего Веревку завалили.

— О Веревке знаю, а насчет Грини откуда у тебя уверенность?

Камбуз махнул рукой.

— Да я сам эти дела раскрутил не хуже ментов.

Улыбнулся капитан.

— Даже — лучше нас, о Грине-то мы ничего толком не знаем.

Камбуз зажег сигарету, бросил спичку в пепельницу, подымил, собираясь с мыслями, и начал излагать результаты своего розыска.

Закончил сообщением:

— О завале Веревки я сам вам и звонил.

Капитан поинтересовался:

— Красный «пежо» у Вахтанга от вашей бригады?

— Ага. Мы его с Веревкой посреднику отогнали, а потом он через кого-то Вахтангу достался.

Резюмировал Кострецов:

— Все складно, но о том, что именно Вадик убил Гриню и Веревку, точных сведений у тебя все же нет.

— А какие ж вам еще надо?! За «ниссаном» Вадик вместе с Гриней ездил — Дух пропадает. А через день заваливают Веревку, который о той поездке знает и после нее Вадика пас. Теперь я на очереди.

— Это тебя больше всего и волнует.

— Конечно. За тем и пришел. Братва меня прикрывать не будет.

— А мы-то, Андрей, что можем сделать? Местопребывание Вадика нам тоже неизвестно. Не охрану же тебе выделять. Мы ею и свидетелей, настоящих очевидцев преступлений, не в состоянии обеспечить.

Камбуз просительно перекосил физиономию.

— А спрячьте меня.

— Куда?

— Да хоть в камеру, пока Вадика не отловите. Только — в одиночную.

Кострецову надо было, чтобы Камбуз на воле живцом крутился для приманки Вадика, и он ответил:

— На каком основании я тебе камеру предоставлю? Да еще одиночку? У нас все забито… Ты, Андрей, не тушуйся. Как тебя Вадик может достать, если еще не достал? В крайнем случае уезжай из Москвы. Отсидишься где-нибудь, пока мы Вадика заловим. Доказательства по убийству им Грини и Веревки у тебя, правда, косвенные, но достаточные, чтобы его задержать и допросить.

Камбуз зло сплюнул на пол.

— Чуял же я, что ментовка меня кинет! Не ходил я сюда, и ноги моей тут больше не будет.

— Не зарекайся, — внушительно произнес Кость. — Сюда могут и привести.

Вскочил Камбуз, вышел, хлопнув дверью.

В комнату сразу же заглянул Топков.

— Гена, — скомандовал капитан, — мотай за Камбузом. Веди его дальше и докладывай. С обеда я тебя кем-нибудь сменю.

Гена кивнул и припустился по коридору.

Камбуз, выйдя на улицу, поглядел на еще ласковое осеннее солнышко и решил: прежде чем бежать из Москвы, надо ж и похмелиться после вчерашнего перебора у Вахтанга.

Он двинул в пивную на Банковском. Там он взял стакан водки, два пива и основательно закусить. Выпил, стал с удовольствием есть, прихлебывая пивцо, и снова вспоминать сладко оживший образ синеглазой Нюськи с торчащими сосками.

* * *

Вадик этим утром охотился за Камбузом на Чистых прудах. При всем явном дилетантизме этих толстого и тонкого, он не мог представить, что вчера Камбуз снова заторчит в засаде, которая уже угробила его напарника. Так что к Вахтангу киллер и не подумал заглянуть.

Он проехал на Чистяки и остановил «ниссан» неподалеку от Покровских ворот напротив Чистопрудного бульвара. Вадик хорошо ориентировался в этом районе и решил начать поиски Камбуза с пивной на Покровке, которая как бы увенчивала близлежащую «пьяную» территорию.

38
{"b":"6101","o":1}