ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Лисье зеркало
Мифы о болезнях. Почему мы болеем?
Время Березовского
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Я и мои 100 000 должников. Жизнь белого коллектора
Мертвый ноль
Спарта. Игра не на жизнь, а на смерть
Река сознания (сборник)
Братья и сестры. Как помочь вашим детям жить дружно

— Самообороной это называется. Так что по убийству Вадика можешь оправдаться. Но на тебе и другие крутые дела.

— Ты это, Сергей, к чему? Какие дела?!

Кострецов достал свое удостоверение, показал издали Соньке. Та выронила из зубов сигарету.

— О-о, легаш!

Усмехнулся опер.

— А ты говорила, что любого мужика можешь рассечь.

— О-о, то-то ты меня барать не стал… Я ж из-за этого сразу тебя заподозрила, а потом, думаю, цену ты себе набиваешь… Все одно не верится. Ну ты и легавый, Сереня!

— Прижми язык, сучка! На тебе соучастие в доведении до смерти Марины, квартиру для которой Вахтангу ты сняла. И здесь вы с Вахтангом девиц не щадили. Еще расскажешь, как убивали их.

Сонька ошеломленно смотрела на Кострецова. Он сказал:

— Одевайся, можешь помыться. Ты арестована.

Нюська, прижавшаяся в углу, спросила:

— Мне тоже с мамой?

— Ты оставайся, — ответил Кострецов. — Будем вызывать на допросы. И постарайся вычеркнуть из сердца такую маму, она юность тебе изуродовала. Но молодость впереди.

— Господи, спаси-и! — заголосила пьяная Сонька.

— Бог, Соня, — внушительно произнес Кость, — дарует спасение только души.

Сонька Медь встала, пошатываясь, из-за стола. Расставила точеные колонны ног, затянутые в синее, заляпанное разводами крови. Тряхнув побуревшими куполами бюста, погладила задорно торчащие рыжие кудри лобка и бойко сказала:

— А в тюряге да на зонах не пропаду. Что, мужичков, вертухаев на такой товар не найдется?! Проживу и там как-нибудь.

— Проживешь, — усмехнулся Сергей. — И можешь называть себя за сплошную толоконность Сонькой Медной Ручкой.

Сонька, изогнувшись, показала ему голый зад и побрела в ванную.

В углу плакала Нюся. Она сидела на полу, поджав ноги, почти так, как перед смертью Вадик. У нее тоже был располосован незримо живот. А то, что между ног у девиц иногда считается веселым местом, было для Нюськи кошмаром, никогда не чувствовала она ни возбуждения, ни наслаждения.

Кострецов вызывал по переговорнику бригаду снизу и думал о нелегком деле милиционера, когда самым первым надо брать на себя грязь, кровь за все общество, так любящее отделять себя от «ментов». Обычные люди, налогоплательщики, обыватели чистенько держатся в стороне. А если случайно или по материальной заинтересованности мажутся в гной, пованивают, все равно живут в хате с краю.

Сидел опер Кость над трупами, слушая Нюськины всхлипы, Сонькино удалое напевание в ванной, и ощущал, что среди людей «мент» особенно одинок.

* * *

На следующий день первым из «опекунов» на секс-хату позвонил Мадера. Нюська, пришедшая в себя, подробно рассказала ему о случившемся.

Больше всего заинтересовал Мадеру Кострецов:

— Значит, подсадным был тот Серега? А много ль Сонька ему назвонила?

— Не знаю. Она с ним втихую от Вахтанга встречалась, сговаривалась вместе хату вести. Серега должен был телок из своего ночного клуба поставлять.

— Какой там клуб?! Кого поставлять?! Маханшу твою мент этот на кичу поставил. И ты, Нюся, ставь на мамке крест. Не скоро она волю увидит. Как этот Серега выглядит?

Нюська подробно описала внешность Кострецова и спросила:

— А мне чего дальше делать?

— Пока жди. Сейчас высокие разборки пойдут, неизвестно чем кончатся. Сама шевели умишком. Менты будут пытать, лишнего не базарь, а то мамке своей довесишь. Толкуй лишь по завалу Вахтанга и Вадика. А так полную несознанку лепи: мол, все дела у Вахтанга и мамки были, от меня все скрывали. Тебе восемнадцать уже есть?

— Еще не исполнилось.

— Ну, Нюся, всухую отмажешься. Обрати внимание, что хату менты могут прослушивать. И по телефону, и так говори с понятием. Бывай здорова.

* * *

Потом позвонили от Нодара.

— Нюся, это от старого друга Сони беспокоят. Знаем про ваши дела. Приезжай в гостиницу «Кольцо» около Садового. Разговор будет.

Нюська собралась, оделась в строгое темное платье, превратившись со своим бледным большеглазым лицом во взаправдашнюю гимназистку. Прибыла в «Кольцо», где ее проводили в кабинет Нодара.

Пахан встретил ее, стоя посреди кабинета. Всплеснул руками, подошел и обнял.

— Знаешь, кто я?

Нюська поглядела на грузина, о котором мать ей часто по-разному рассказывала.

— Нодар.

Он провел ее, отцовски держа за плечи, к дивану, усадил.

— Кофе выпьешь?

Нюська кивнула. Подали кофе.

— Рассказывай с деталями, дэвушка, — проговорил Нодар, сочувственно щуря лужицы черно-желтых глаз на усатом лице.

После изложения Нюськой кровавых событий пахан веско произнес:

— Теперь я тебе серьезный вопрос задам. Отвечай в масть, мне врать не выйдет. Соня насчет завала Вахтанга с Маэстро сговорилась?

Нюська, несмотря на свои семнадцать, была не промах. Бомбя с матерью будущих секс-узниц, она наловчилась быстро соображать и искусно подыгрывать собеседникам. Несмотря на грозность Нодара, Нюся прикидывала, как ей лучше себя вести. Решила, что от него нужно скрыть только то, как она предала Вахтанга, и нынешний звонок Мадеры, пахан которого, как и Нодар, могли пригодиться в ее дальнейшей жизни.

— Насчет завала не знаю, дядя Нодар, — светя своими чистыми глазами, проговорила она. — Но то, что мать решила вести бизнес с Маэстро, это точно. Она хотела помощи у него просить.

— И попросила! — злобно сказал грузин. — Отольются ей на нарах такие дела. Я ж ей толковал, чтоб меня держалась. А что вышло?! Или она на того мента, который под делового косил, надеется?

— Дядя Нодар! — искренне воскликнула Нюська. — Этот Серега сплошь темным для мамы был. Вы не подумайте. Я ж при ее аресте была. Он только тогда ксиву засветил. Мама сильно расстроилась.

— Такую блатхату спалили! — дернул усами Нодар и завращал на пальце перстень. — Одно верно Соня доказывала: мудак этот Вахтанг. И бабу, и себя распустил. Сам мента в дом привел!

Подробности о Кострецове его не интересовали, все внимание было обращено в сторону Маэстро. Пахан спросил:

— От Маэстро звонили?

— Нет.

— На кого из шестерок Маэстро твоя мать выходила?

— Мадерой, вроде б, его звать.

— Ага-а, — протянул грузин, вспоминая это имечко по киданию подведомственного ему банка.

Нодар покрутил глазами, размышляя вслух:

— Маэстро вы больше не нужны. Вадика потерял, другого надрочит… Я тебе, дэвушка, так скажу: держись подальше от кодлы Маэстро. Мать твоя из-за него спалилась… Как, ты говоришь, Вадик держался? Будто б на дело пришел?

— Ну да. Очень сдержанный был. Обычно-то он глаз с мамы не спускает, а тут на Вахтанга, как на хорька, смотрел. Я, говорит, на тебя, Вахтанг, обижаюсь, что ты Соню до кровавых ссак побил, — у нее навернулись неподдельные слезы.

Нодар усмехнулся.

— Понтовал. Так и так приканал он валить Вахтанга.

Нюська с вызовом поглядела на него.

— Вадик маму любил.

Немного опустил глаза грузин.

— Это возможно. Но без приказа Маэстро не имеет он право никого мочить. Совпало у Вадика, конечно, здесь… Теперь, дэвушка, в ментовку затаскают тебя. Ты малолетка, от всего там отказывайся. Ни моего имени, ни Маэстро не упоминай. Это наши с ним разборки, наши дела. Чем я тебе могу помочь?

— Не знаю, — потупила глаза Нюся.

— Живи пока на хате. Потом что-нибудь придумаю. Дядя Нодар тебя не оставит. Вспоминала мать меня?

— Часто о вас говорила.

Нодар прикрыл глаза.

— Такое, что мы с ней испытали, не забудешь. Большие у меня к Соне появились в последнее время претензии, но она всегда фартовой была. Как это Соня мента не просекла?! Но доброе дело замастырила: мочканула Вадика. Увидишь мать на свиданке, скажи, что за завал гниды Нодарик кланяется и многое прощает… Ништяк, пусть она и зоны попробует. Надо через нее пройти, чтобы жизнь понять.

Он достал из стола пачку денег, бросил ее на колени Нюське.

— Это тебе на первое время.

Нюся встала, сжимая в руке деньги. Нодар обнял ее и поцеловал в щеку на прощание.

52
{"b":"6101","o":1}