ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 4

Все последние дни Нодар проводил в размышлениях, анализировал не меньше Маэстро.

Узнав о проколе в Грузии, воодушевился, что может натравить на того серьезных воров. Но сначала Нодар, как просчитал и Маэстро, решил задействовать против врага низовых блатных из бывшей бригады Грини Духа. Гибель Вахтанга для Нодара стала досадной неприятностью, потерей своего свидетеля показаний Камбуза (Нюське он все же не доверял), но надеялся, что воровское чутье Грининых парней подтвердит его правоту.

Причем всплыл новый сокрушительный факт — с Сонькой взаимодействовал мент. И хотя Кострецова ввел на хату Вахтанг, вполне очевидным казалось, что раз Сонька скрывала и от Вахтанга, и от Нодара свою связь с этим Серегой, то тот мог быть заслан со стороны Маэстро. Нодар думал, что опер, скорее всего, действовал по своим нуждам, но грузину было очень удобно замазать этим Маэстро. Случайность дала ему в руки оглушительный козырь на суку Маэстро, — теперь Нодар мог восстановить против него весь блатной мир Москвы.

Пригласил Нодар к себе в «Кольцо» на разговор двоих, возглавивших бывшую Гринину бригаду: Тосика и Дуплета.

Тосик был нервным духовым блатяком с длинной шеей и острым носом, напоминающим Веревку, если б у того побольше плескалось масла в башке. Дуплет, в соответствие своей кличке, обозначающей хитрый бильярдный удар, слыл расчетливым уголовником, на которого при разработке угонов в основном и опирался покойный Гриня. Этот был кряжистого сложения, любителем говорить редко и точно.

Для таких гостей в кабинете Нодара богато накрыли выпивкой стол, за который те с достоинством уселись.

— Будем живы! — провозгласил Нодар, поднимая рюмку с водкой.

Визитеры покивали, выпили. Стали медленно закусывать, все еще находясь в недоумении по поводу приглашения их таким могущественным человеком.

Грузин объяснил:

— Призвал я вас, браты, чтоб расколоть всю раскрутку по Грине Духу, царствие ему небесное.

Тосик бросил:

— Не рано ли похоронил Гриню?

Покачал головой Нодар.

— В самый цвет. Творил над Духом, а потом над Веревкой и Камбузом ваш же Маэстро.

— Что можешь предъявить? — угрюмо поинтересовался Дуплет.

— Камбуз мог бы в полной натуре обсказать, но и его Маэстро через Вадика-мокрушника быстро прибрал, как до того и Гриню, и Веревку ваших, — сказал Нодар и налил еще по одной.

Гости не прикоснулись к рюмкам, внимательно смотрели на него. Нодар сверкнул глазами.

— Слушайте и сами решайте, теперь все карты открыты. Приказал Маэстро завалить сначала Духа, потому как продался Маэстро ментам. Когда у вас Веревку с Камбузом повязали, думаю, мусора их обоих иль кого-то одного раскололи. Так получили легаши наколку через все ваши бригадные дела на самого Маэстро. Обратились менты к Маэстро: помогай или хвост прижмем. Я Маэстро до дна знаю. Он на воровские понятия давно с прибором кладет, он одной масти — барышной. Ни с кем из авторитетов, воров не кентует. Ни разу ни с одним из верхних не встретился, не выпил. Вот и пошел в суки. Вы-то много ль о Маэстро знаете?

Тосик отвел глаза, а Дуплет сказал:

— Базарь дале.

— Короче, завязался тогда с ментами Маэстро. А ваш Гриня, я мыслю, его стал рассекать. Дела у них по автопартии, что Гриня с театров снимал, близкие были. Из чего я это вывожу? Из того, что та автопартия спалилась ныне на Грузии. Всех причастных к ней деловых там повязали. Гриня еще раньше Маэстро в нехороших делах заподозрил, но тачки, как с ним сговорился, в Грузию перекидывал. Это у мусоров обычная операция: дать товару по всей цепочке пройти, чтоб хевру в отделку закрыть. Маэстро и ждал, пока Гриня это смастачит, а потом выходило ему Духа валить.

— Это почему ж? — осведомился Дуплет. — В таком раскладе он мог бы и Гриню мусорам сдать.

— Что да как до точки, это вы у самого Маэстро можете спросить иль у мусоров, какие и за вами скоро появятся, — раздраженно проехал по гостям жидкими глазами Нодар.

— А мы при чем? — спросил Тосик.

— При том, что Маэстро все ваши дела знает, а последнее знаменитое, с «роллсом», я слыхал, мокрое было. Неужели вашей бригаде за такое менты гулять на воле дадут?! Я так мыслю, что завалить Маэстро решил Духа, потому как Гриня был готов своими подозрениями о нем с братанами поделиться. А это не только для авторитета, для любого жулика похуже ломовой кичи. Ссученного наши под землей достают.

Дуплет уточнил:

— Значит, нет у тебя, Нодар, человека, что на Маэстро за Духа докажет?

— Нет. То знали лишь Веревка да Камбуз, за что моментально с жистянкой простились. Камбуз после завала Веревки на одну блатхату приканал и о том заяву сделал.

Тосик иронически ощерился.

— Во какие пацаны! Мы их за шестерню держали, а они крутые дела между Маэстро и Гриней разбирали.

Нодар дернул усами.

— Потому и разбирали, что сначала они ментам вас вложили! Веревка с Кабузом не разлей стакан были, свое паскудство меж собой заморозили, а уши вострили. После пропажи Духа и смикитили, откуда нитка идет. Попробовали наехать на Вадика-мокрушника, а он их тоже положил. Этот Вадик, я считаю, у Маэстро самым крутым был. Лишь по случайности «трещина» его на блатхате урыла. Слыхали о том? Вадика знаете?

Тосик промолчал, Дуплет ответил:

— Гриня перед пропажей что-то за него говорил. На блатхате они, вроде, вместе гудели. Знаем, что на той блатхате хозяина завалили и Вадика этого.

— Теперь то неважно. Ныне о себе думайте и за Гриню, если хотите поквитаться, — тигрино взглянул Нодар.

Дуплет рассудительно произнес:

— И Веревка, и Камбуз — так и так гниль. О них базарить не будем. А насчет Грини надо б убедиться.

— Дуплет! — воскликнул Тосик. — А заныры-то Вадика мы можем надыбать да и обшмонаем их. Может, там чтой-то по Грине найдем?! Мадеру я знаю. Он подскажет.

— Обязательно подскажет, — мрачно проговорил Дуплет, — когда яйца наизнанку вывернем.

Нодар вставил:

— О Мадере я тоже слыхал. Он сейчас, после завала Вадика, основной, я мыслю, у Маэстро.

Тосик сидел уже как на иголках. Нодар предложил:

— Выпейте на дорожку.

— Не, — мотнул головой Дуплет, — не до бухалова. Мы по Грине все ноги сбили, возьмемся за раскрутку твоей наколки немедля.

Они с дружком встали, по очереди признательно пожали руку вору.

После их ухода Нодар с удовольствием погладил свой золотой перстень.

* * *

Тосик предложил Дуплету заехать к Мадере домой без предварительного телефонного звонка, чтобы эту рыбу не спугнуть. Дуплет одобрительно кивнул, поправил пистолет в кобуре под курткой, они сели в машину.

Мадера оказался дома и впустил их, сначала увидев через глазок только знакомого ему Тосика. В прихожей Дуплет, внезапно заруливший вслед дружку, аккуратно вытер ноги о половичок и безмятежно посмотрел на хозяина.

— Дуплет, корешок мой, — представил его Тосик. — Ты один?

Мадера насторожился. Визит малознакомого ему Тосика с неизвестным крепышом без предварительной договоренности, да еще начавшийся таким вопросом, был подозрителен. Но он встретил гостей по-домашнему, в майке и джинсах, оружие лежало под подушкой в спальне, и Мадере пришлось изобразить радушие.

— Ништяк, будем знакомы. Один я, — проговорил он, ведя визитеров в гостиную.

Там Мадера гостеприимно кивнул на диван у стены.

— Садитесь, сейчас пивка принесу.

Он попытался подстраховаться, зайдя сначала в спальню за пистолетом, и более подпрыгивающей, чем обычно, походкой, направился к ней.

— А у тебя пиво, что ли, не на кухне? — вырастая на его пути, спросил Дуплет.

Мадера внимательно рассмотрел человека, вставшего перед ним и не собирающегося пропустить. Лицо Дуплета было каменным, а в глазах посверкивали искры.

Пошел Мадера на кухню, бросив:

— Да я хотел рубаху накинуть, зябну.

Туда за ним и направился Тосик, остановившийся у двери и пронаблюдавший, как доставал Мадера пиво из холодильника. Он так и простоял под притолокой, пока хозяин не вынес на стол в гостиную пиво и стаканы.

53
{"b":"6101","o":1}