ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Темные воды
Как развить креативность за 7 дней
Как убивали Бандеру
Агентство «Фантом в каждый дом»
Стены вокруг нас
Второй шанс
Любовница Синей бороды
Скрытая угроза
Социальная организация: Как с помощью социальных медиа задействовать коллективный разум ваших клиентов и сотрудников

Подскочил, выдвинул ящик. Но тот был по-прежнему тяжел. Маэстро опустил его на пол и откинул крышку: все на месте! Он усмехнулся, отдав должное правильной сначала идее застреленного наверху милицейского, подумав:

«Очкарик, а по-деловому смикитил, чтоб я за ящичек уцепился, а он бы меня без суеты здесь в спину прихватил. Но сыграло ментовское очко — вздумал прямо на улице на фу-фу взять».

Сумки с собой теперь у Маэстро не было, и он начал распихивать «брюлики», «цацки», «рыжевье» по карманам и за пазуху.

* * *

Когда в квартире Нодара гремел бой, машины с операми Ситниковым, Кострецовым и другими подъезжали в район этого дома. Они направлялись сюда из «Кольца» после того, как оперативники отработали место гостиничной битвы.

Ситников заявил Кострецову:

— Едем брать Нодара.

— Знаешь, где он?! — удивленно спросил Сергей.

Петя самодовольно крутанул глазками-пуговичками.

— Не все ж тебе, Серега, инициативу в руках держать. Я, видя твою прыть, на днях проследил Нодара от «Кольца» до его заныра на всякий случай. Вот он и выпал.

За улицу от нужного двора оперативники различили взрыв, глухую трескотню выстрелов. Наддали газу.

Когда автомобили влетали в широкий двор, Маэстро прыгнул в свою машину и мгновенно отъехал.

— Петро! — крикнул Кострецов. — Это Маэстро! Я за ним, дай тачку.

Ситников тормознул, соскочил на асфальт.

— Счастливо тебе, Серега! Я тут разберусь.

Капитан понесся по двору к другому выезду, вылетел на улицу и не увидел машины Маэстро. Кострецов пролетел вперед, свернул в одну улицу, другую. Вернулся, дал еще бешеный круг. Нет, ушел.

«Что же происходит сегодняшней ночью в бандитской Москве?! — раздраженно подумал он. — Сплошное поле боя. Надо побольше информации».

Он порулил в родной отдел.

Когда Кострецов вошел туда, дежурный сразу передал ему сообщение Топкова.

Капитан забежал прямо в пустующий кабинет Миронова, у которого, он давно приметил, всегда в шкафу лежал на крайние случаи запасной сотовый телефончик. Схватил его и выскочил на улицу к машине. Теперь у опера была снова точная цель.

Гоня к гаражам на окраине Москвы, Кострецов не ожидал, что там попадет в развязку их с лейтенантом розыска. Он без промедления кинулся туда, потому что его насторожило: дисциплинированный Гена не отзвонился, хотя должен был уже осмотреть гараж. Какие-то результаты он наверняка там получил, но не докладывал, как обычно, в такой напряженной ситуации через дежурного отдела, когда они с капитаном действовали порознь.

Подъезжая к скопищу гаражей, капитан услышал один выстрел. Пауза, и другой! Он остановил машину, чтобы не привлечь к себе внимание и на этом, оказавшимся нынешней ночью горячем, пятачке.

Кость бежал к гаражу Вадика с пистолетом в руке, не сомневаясь, что выстрелы как-то связаны с Геной. Как старший брат, старшой опер, он молил, чтобы очкарик-лейтенант был жив.

Узнать гараж Вадика было нетрудно: у его распахнутых ворот стояла машина с открытой дверцей. Кострецов подбежал к гаражу сзади. Стал красться к воротам по стене.

Заглянул через щель в косяке ворот внутрь. Увидел люк в углу, из которого струился свет. Быстро проскользнул туда и медленно пошел к открытому лазу. Услышал возню в подвале.

Капитан лег на пол и тихо заглянул вниз. Маэстро в дальнем углу подземелья выгребал добро из ящика.

Кострецов спрыгнул в подвал, пружинно приземлился с криком:

— Не двигаться!

Маэстро, сидя на корточках, бросил взгляд на пистолет, который положил на пол рядом с ящиком.

— Не трожь пушку. Встать! — скомандовал опер.

Маэстро медленно выпрямился. Из карманов его плаща свисали нитки ожерелий, в ладони левой руки был зажат орден, отливающий золотом.

Кострецов сказал:

— Чужие награды надо сдать.

— Попробуй возьми, — отрывисто ответил Маэстро, рыская глазами.

Он узнал по описанию Вадика и Мадеры того опера, он же Серега Самарский, что пытался задержать его киллера на Чистопрудном бульваре. Тряхнув гривой, сказал:

— Ты на Вадика выходил и к Соньке прилепился?

— А теперь и на тебя вышел, Указов, он же Челнок и Маэстро.

Криво усмехнулся вор.

— И это знаешь?

— А как ты думал?! Никак тебе было не вывернуться. Нельзя перепрыгнуть через собственную тень. И здесь тебя мой напарник вычислил.

Маэстро тряхнул волосами, отчего глаза пестро вспыхнули под лампочкой, горящей на низком потолке у него над головой.

— Это который дохлым в кустах валяется?

У Кострецова сжалось сердце. Маэстро, уловив заминку, рванул руку вверх и разбил лампочку! Тут же в темноте выхватил второй пистолет из-за пояса и дважды выстрелил туда, где стоял Кострецов!

Капитана уже не было на этом месте. Он бросился вниз, когда исчез свет.

Кострецов отполз к стене со стеллажами, озадаченно думая о втором пистолете Маэстро. Теперь им предстояла дуэль в кромешной темноте. Кость лежал, водя стволом вокруг и ловя звуки.

Текли непроницаемые, безмолвные минуты.

Вдруг в углу, соседним тому, где был Маэстро, раздался дикий вскрик! Что-то будто б всплеснуло, словно бешеная щука предсмертно рванулась в ячейках рыбацкого невода…

Все стихло. Кострецов уловил острый химический запах. Он не стал размышлять: газ это или что-то другое, а рванулся, пригибаясь, к лазу. Взлетел по лесенке вверх.

Захлопнул люк. Привалил его лежавшим рядом старым мотором. Перевел дыхание, подумав:

«В надежной камере Маэстро».

Капитан вышел на улицу и полез в кусты. Посмотрел там на лежащего Гену, вспомнив:

«Как это он говорил? „В основном в жизни нет ничего, кроме слов. Почти ничего не происходит. Человек утром встает, куда-то идет, много ест. Я в милицию поэтому и пошел, тут события…“ Эх, Генок, но самое-то главное у нас событие, если живым остаешься».

Кострецов присел над ним, и ему показалось, что у лейтенанта дрогнули веки. Капитан пощупал пульсацию на шее: Топков был жив!

Сергей разодрал у него на груди рубашку, осмотрел рану. Стал рвать рубаху на себе и лоскутами останавливать сочащуюся кровь. Гена открыл глаза и посмотрел на него со слабой улыбкой.

Быстро набрав номер по сотовику Кострецов, вызвал «скорую» и опербригаду. Ему сообщили о гибели Нодара.

Кость сидел, держа голову лейтенанта, и почти в полный голос молился. Топков разлепил губы и прошептал:

— Маэстро… Где Маэстро?! Ордена Рузского в подвале…

— Полный порядок, Гена. Я Маэстро запечатал в подвале вместе с его и нашими орденами. Сейчас с ребятами доставать будем. И Нодара сегодня хлопнули. Молчи, не теряй сил. Ты сам, как орден…

Капитан говорил и говорил, чтобы Гена держался за нить его голоса, чтобы не улетел из этого мира:

— …Видишь, лейтенант, совершил и Маэстро ту самую оплошность. Уголовень всегда ее совершает… Знаешь, можно защищать невинных, а можно запугивать слабых… Блатное рыбье рано или поздно, а передохнет, будто и не было их ни в жизни, ни в твоей любимой истории… Видишь, их количество всегда переходит в мертвое качество. Убийцы обязаны быть трупами…

Приехавший врач, осмотрев Топкова, заверил Кострецова, что тот выживет.

Опер Кость стал бодро отдавать приказания прибывшему спецназу. В гараже зажгли свет, двое парней с мощными фонарями в руках присели над люком.

Отвалили мотор, распахнули крышку.

— Маэстро! — крикнул Кострецов, — выходи, нас тут много.

Кто-то из спецуры процедил:

— Да засадить вниз гранаткой.

Кострецов пристроился у лаза и попросил парней:

— Посветите.

Те нырнули руками вниз с зажженными фонарями. Капитан осторожно заглянул туда.

Он увидел ванну, на которую до этого в горячке не обратил внимания. Мертвый Маэстро лежал на ее краю, воткнувшись в омут кислоты головой…

Когда в дуэльной темноте Кострецов двинулся к стеллажам, Маэстро пополз из своего угла в сторону ванны, откуда был кратчайший путь к лазу. Зная подвал до подробностей, он привстал около ванны, чтобы аккуратнее ее обойти. Но огненно ударила боль в ране, Маэстро не удержал равновесия, поскользнулся в лужицах кислоты на полу и полетел в ванну.

60
{"b":"6101","o":1}