ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я же сказал – займу! – раздражённо отрезал Шашель. – Не ной.

– Да что «займу»! – огрызнулся Салфеткин. – Твоё «займу» всё равно отдавать надо. Нет, я хочу эту тварь найти. И глотку ей перегрызть.

– Ну ты Дракула… – насмешливо протянул Шашель. – Где его искать, этого козла? Он давно укатил, даже рукой не помахал.

– Не знаю где, – опять буркнул Салфеткин. И вдруг хлопнул себя по лбу: – Нет, знаю!

– За дорогой следи! – подскочил Шашель. – Чё ты колесо бросаешь? А то не одного козла придётся искать, а двух баранов. К тому же на кладбище. Ну? Чего ты там надумал? – И Шашель ткнул пальцем почему-то в свой лоб.

– По чернушникам надо пробежаться! – предложил Салфеткин. – У нас в округе сколько их?

– Какие ещё, на хрен, чернушники? – удивился Шашель. – Чернушники на зоне нарды мастерят. – Но тут же до него дошло: – А, ты про «мастерил», которые угнанные тачки рихтуют… Ну, ям пять я знаю. Трое под ворами, один, я так думаю, с ментами в доле. Плюс неманы, те гуляют сами по себе. Хотя ворам, наверно, отстёгивают на общее. От сумы да от тюрьмы… За «колючкой»-то всё равно бродяги рулят.

– Давай всех этих подпольщиков пошерстим! – завёлся Салфеткин. – Вдруг им кто-то нашу «шестёру» скинет…

– Вряд ли, – засомневался Шашель. – Наверно, малолетки развлеклись. Сейчас ссутся от радости. Им главное – что лавэ по-лёгкому срубили. А тачку уже давно бросили.

– Может, и так, – грустно согласился Салфеткин. – Но недомерки, скорее, наш «чероки» угнали бы. Чего им с «жигулём» возиться?

– Это верно, – кивнул Шашель. – У меня всё время это в башке вертится. Наверное, тот, кто угонял, прикинул, что за таким джипом стоит суровый народ. Лучше не связываться.

– Чего ж они тогда бабки насунули?! – взвизгнул Салфеткин. – Не забздели…

– Непонятка, – опять согласился Шашель. – Пожадничали. А жадность, как известно, фраера губит… Ну что ж, для верности можно пробежаться. Если эти чурбаны такие отмороженные, у них хватит дури и тачку на выкуп скинуть. Только кто же это такой крутыш? Местные весь автопарк Мао знают, как «Отче наш». А гастролёры откуда в курсах, где угнанную тачку пристроить?

– Не забивай голову, – махнул рукой Салфеткин. – Поехали.

НА ПЕРВЫХ ДВУХ ТОЧКАХ приятелям не повезло: свежих поступлений там вовсе не было. Правда, у дагестанца Бодруди «шестёрка» имелась, но доставили её месяц назад. Лишь когда Шашель с Салфеткиным сунулись в Посёлок Грибной, километрах в двенадцати от Климска, им крупно повезло.

Место это славилось тем, что обитали здесь в основном глухонемые, на жаргоне – «неманы». Любопытно, что сами аборигены нормально реагировали, когда их кликали неманами, зато многих оскорбляло слово «глухонемой». Немыми они себя не признавали. Как это – немые? Да у них целых два языка – язык жестов и азбука на пальцах, которую учёные люди зовут диковинным словом «дактильная». Обитатели посёлка считали себя только глухими. А многие вообще были лишь тугоухими, поэтому даже разговаривать умели – медленно, тягуче, по слогам и необычайно громко, как будто боялись, что собеседник их не услышит.

В посёлке располагался небольшой механический завод, где человеку с нормальным слухом работать было совершенно невозможно из-за чудовищного шума старых станков, грохота конвейеров и прочих пролетарских прелестей. Трудились неманы необычайно добросовестно, тщательно и со знанием дела. Это вообще отличительная черта глухонемых, за что бы они ни взялись. И, конечно, неманская среда обитания была перенасыщена криминалом. Неразговорчивые поселяне на всю катушку торговали наркотой, «бегали» по карманам и творили прочие уголовно наказуемые чудеса. «Перековка» угнанных машин считалась здесь делом чистым и за малым не богоугодным.

«Яму» в посёлке Грибном в незаконном мире называли «Нормандия» – в честь знаменитой интернациональной эскадрильи «Нормандия-Неман». Держали её несколько глухонемых и казах Карл Григорьевич Исламбеков, которого в шутку прозвали Шарль де Голльевич – в честь покойного президента Франции. «Нормандию» окружал высокий кирпичный забор. Шашель нажал на кнопку звонка слева от массивных кованых дверей.

– Зачем звонок? – удивился Салфеткин. – Они же глухие!

– Во-первых, не все, – пояснил Шашель. – Шарль же нормальный. И ещё парочка ребят. А во-вторых, там, кроме звука, лампочки начинают мигать.

Ворота медленно раскрылись, и бандиты въехали во двор.

Встретил их глухонемой Боря – бригадир здешних умельцев. Он что-то начал объяснять, быстро размахивая руками, но Шашель прервал пустую болтовню:

– Да глохни ты, щебетун! Ты же знаешь, я по-вашему ни бум-бум. К Шарлю нас проводи.

Боря замычал и отрицательно замотал головой, а потом вдруг перекрестился.

– В церкви, что ли? – догадался Шашель.

Боря утвердительно закивал.

– У Пирата? – уточнил Шашель.

Боря снова подтвердил.

– Ну, пошли в гараж, – сказал бандит. – Там-то есть кто говорящий?

Немой опять радостно затряс кудлатой головой.

– Какая ещё церковь? – удивлённо спросил у Шашеля Салфеткин.

– Нормальная, – сказал Шашель. – Что ж им, нехристями ходить, раз неманы?

– Да как же они молятся? – продолжал выпытывать Салфеткин. – Они ж не слышат ни фига!

– Нормально молятся, – пожал плечами Шашель. – А как именно, не знаю – я к ним туда не заглядывал. Может, по губам у попа читают.

Церковь Иоанна Златоуста открылась в посёлке год назад. Вернее, она и прежде была, но когда неманы помаленьку стали вытеснять местную паству, захирела церквушка, а настоятель отец Феофан помаленьку спился. Так бы и сгинуть ей безвозвратно, кабы не новый настоятель – иеромонах Паисий.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

14
{"b":"610143","o":1}