ЛитМир - Электронная Библиотека

Белокрылов кивнул на кресла. Ракита перенес их к окну. Леонтий Александрович, кряхтя, устроил свою тушу и продолжил:

— Есть на Чистяках магазин «Покров». Владели универсамом наши хозяева и продали его кавказцам. — Крайне заинтересованный в этой истории генерал делал вид, будто бы лично с ней не связан. — Кавказцы эти из бандитов, но в небольшом авторитете среди московского криминалитета, своей боевой силы не имеют. Они, уже когда купчую совершили, стали наезжать на бывших магазинных владельцев. Стали доказывать, будто бы на универсаме большие долги висят, требовать компенсации.

— А это действительно так? — спросил Ракита.

Леонтий Александрович изобразил неосведомленность:

— Хрен знает! Мне наши боссы не отчитываются. А вот кавказцев просят угомонить.

— А при чем здесь востряковские?

— Так они помощи у востряковских запросили. Я ж говорю — у горцев этих своих боевиков в Москве нет. Такая вот расстановка сил.

— Значит, первый ход по «Покрову» за нами?

— Как и по Пинюхину было, Ракита. Бесовскую инициативность наши боссы в черных балахонах проявляют. — Он рассмеялся.

— Почему кавказцы именно к востряковским обратились? — не отвлекся на шутку деловой Ракита.

— Думаю, что пронюхали об убийцах Ячменева. Сопоставили это с бывшими хозяевами магазина и правильно сообразили: раз востряковские против наших патриархийных боссов ликвидацией Ячменева поднялись, то и по «Покрову» помогут.

— Об этом есть конкретные данные?

— Имеются. Сейчас кавказцы на наших начали наезжать с намеком на крышу востряковских.

— По этой задаче какие приказания? — спросил Ракита.

— Будешь Черчем заниматься, присмотрись к магазину «Покров». Он сейчас закрыт, но кавказцы в нем все время торчат. Штаб-квартиру открыли. Востряковские там с ними пьянствуют, своих людей в охрану универсама выделили. Разведай как обычно: сколько людей, смена постов и так далее.

— Есть.

— Полностью операцию по магазину я еще не разработал, вот ты и поможешь. Раз так складывается, имеется и у нашей спецбригады в ней интерес. Ты говоришь, что за Пинюхина Ячменев — это квиты. Верно, но только с точки зрения востряковских. А то, что задета наша профессиональная честь? Востряковские с наглостью предельной убивают нашего человека, и не воспользоваться обстоятельствами, чтобы их приложить?

— Вы, Александрыч, сами начали с того, что силы наши с этими бандитами неравны.

— А когда только в численности противника был успех? Горсть чеченцев всю российскую армию победила! — Он оживился, глазки засияли холодным пламенем. — За спецбригадой, Ракита, кое-что повыше беспредела блатяков — наша квалификация специалистов КГБ.

Лицо Ракиты с пологом сросшихся бровей твердело вслед словам командира.

Они стали прощаться. Генерал открыл балконную дверь и поманил Ракиту на балкон, рядом с которым во двор спускалась пожарная лестница.

— Уходи по лестнице, — кивнул Белокрылов вниз.

— Думаете, Александрыч, что Черч исчез из пивной, все-таки заметив меня?

Генерал крутнул глазами, запахнул на осеннем ветру куртку.

— Все в нашей работе возможно, дорогой. На Чистых прудах чисто у тебя не вышло. — Он улыбнулся по-отечески.

Ракита перемахнул через балконный поручень, перепрыгнул на лестницу и кошкой исчез в сумерках, обнявших двор.

* * *

Кострецов пас из своей машины подъезд, в который вошел Ракита-Сросшийся.

Доведя с Чистяков объект до Преображенки, незаметно пропетляв за джипом, Кость проследовал за киллером во двор, где Сросшийся оставил свою машину. Потом опер отследил его до подъезда этого дома без лифта. Кость поднялся за ним по ступенькам до квартиры, куда Сросшийся зашел. Уверенный, что тот не засек «хвост», капитан перегнал «жигуль» на улицу, собираясь «принять» объект, когда тот снова появится. По тому, что Сросшийся позвонил в квартиру, а не открыл ее ключами, Сергей понял: тот здесь с визитом.

Капитан неотрывно поглядывал на подъезд, но волновался, что из двора дома было несколько выездов. Ожидая Сросшегося, Кострецов, по оперативной привычке контролировать весь участок передвижений объекта, думал о возможном сюрпризе. Киллер, выйдя, мог вдруг быстро сесть в джип и выскочить через один из невидных с улицы дворовых выездов.

Наконец, Кость решил еще раз в сгустившейся темноте осмотреть двор. Он пролетел на машине к углу дома, взглянул — джипа не было! Капитан точно помнил место, где припарковался Сросшийся. Подрулил туда: как языком слизало…

Опер покружил по двору и в сердцах выругался. Рассмотрев дом со двора, он убедился: легко можно выйти из него незамеченным через пожарную лестницу, расположенную рядом с балконами.

Теперь капитану оставалось лишь установить хозяев квартиры, куда заходил этот ловкач. Он доехал до местного отделения милиции, передал в дежурку адрес.

От полученных данных упавшее настроение опера Кость мгновенно взлетело: ответственным квартиросъемщиком оказался Леонтий Александрович Белокрылов. Именно тот фигурант, который из окружения Феогена никак не высвечивался! Да как вынырнул — на прямой связке с убийцей Пинюхина, труп которого и закрутил этот розыск, кровавой подливой обагряя паломнический пирог Московской патриархии.

ЧАСТЬ II. СПЕЦБРИГАДА И ВОСТРЯКОВСКИЕ

Глава 1

Неожиданно отследив связку — киллер Сросшийся и компаньон архимандрита Феогена Белокрылов, — Кострецов навел по своим каналам справки о работающем в Московской патриархии Леонтии Александровиче. Откуда узнал, что Белокрылов является в Отделе внешних церковных сношений экономическим советником.

Но больше всего заинтересовало капитана известие, что Белокрылов — бывший генерал КГБ. О таком фигуранте у Кострецова было у кого поподробнее разжиться сведениями.

С солдатской службы в армейской разведке он дружил с Сашей Хроминым, работающим сейчас опером ФСБ. Когда-то их было трое мушкетеров вместе с оперативником ГУУР МВД Алексеем Бунчуком. Тот пал от рук убийц из милицейской банды, с которой Кость вместе с Хроминым расправились год назад.

Сергей и Саша в определенные дни встречались в облюбованном спортзале, потренироваться рукопашным боем, но из-за Белокрылова Кострецов немедленно позвонил другу на службу:

— Привет, Санек! Фамилия Белокрылов тебе что-нибудь говорит?

— Здорово, Сергей. А как же? Еще как!

— Нужно мне о генерале подетальнее. Леонтий Александрович подозрительно ловко пашет нынче в Московской патриархии, мафию которой я раскручиваю.

— Да и мы вынуждены церковь из поля зрения не выпускать, правда, теперь больше по криминалу. В этом ключе приходится поглядывать за этим крутым генералом-отставником.

Они договорились о вечерней встрече в ресторанчике, где пили пиво после совместных тренировок.

Кострецов пришел пораньше, занял столик на двоих в углу. Когда мощная фигура сибиряка Хромина замаячила у входа, на стол как раз ставили пенящиеся кружки. Взял Сергей и по сто грамм водочки — как всегда, помянуть память Бунчука.

— В личной жизни новостей нет? — спросил, выпив водки в помин и переходя на пиво, Саша. — О Кате вспоминаешь?

Катя была женой погибшего Бунчука. Кострецов предлагал ей выйти за него замуж, но женщина, уже лишившаяся одного отчаянного опера, не захотела связывать свою судьбу и с другим. Она уехала из Москвы к себе на родину, на Урал.

— Отвспоминался я, Саня, — хмуро бросил Сергей. — Спасибо за это работе — сердечные переживания каленым железом выжигает. Наведываюсь иногда к одной девице, с которой летом познакомился. Но это несерьезно.

Хромин достал из портфеля ксерокопию, протянул Кострецову.

— Это приговор Белокрылову за его подвиги с ГКЧП из материалов служебного расследования.

Капитан прочел:

18 августа 1991 года генерал-майор Белокрылов Л. А. дал указание об организации наружного наблюдения за рядом руководителей СССР и РСФСР, народных депутатов СССР и РСФСР, видных общественных деятелей, по административному задержанию отдельных из них. В частности, по его прямому указанию были задействованы силы управления "З" и 7 Управления КГБ СССР.

15
{"b":"6102","o":1}